Ботаники против игроков. Тренерские тренды в России и Америке

Ботаники против игроков. Тренерские тренды в России и Америке

Наши пока отстают. 

Приход нового поколения тренеров – одна из уже привычных черт нынешней КХЛ. И даже замена Андрея Разина на Владимира Крикунова в «Автомобилисте» не отменяет общей картины – большинство клубов возглавляют специалисты, которые в девяностых и нулевых сами выходили на лед и очень часто были весьма заметными игроками.

Средний возраст тренера в КХЛ – 49,1 года – сейчас даже ниже, чем в НХЛ – 52 года. Разница, конечно, невелика, и если судить только по ней, создается впечатление, что тренерская система в двух лигах очень похожа. 

Но это не так. Базовое различие заключается в том, какой опыт предшествовал попаданию тренеров в лигу, как они получали накопленные знания.

Для наглядности приведу две таблицы. Помимо столбца с текущим возрастом тренеров, в них есть еще два: «Возраст старта» и «Базовый опыт». В первом из них указан возраст начала тренерской карьеры, во втором –  количество полных сезонов, которые специалист отработал с начала тренерской карьеры до первого назначения главным в клуб НХЛ или КХЛ (в ряде случаев – топовой европейской лиги). 

НХЛ

КХЛ

Выводов из этого можно сделать куда больше, чем кажется на первый взгляд. 

Требования к тренеру в НХЛ выше, чем в КХЛ

Первое, что бросается в глаза – при довольно близком среднем возрасте в НХЛ тренер получает шанс возглавить клуб при куда большем опыте (в среднем почти в 2,5 раза), чем в КХЛ.

Да, в России для того, чтобы стать главным тренером, бывает достаточно неплохой игровой карьеры и лояльности к руководству клуба. Именно с таким резюме начинал свою новую карьеру в хоккее Андрей Назаров – нынешний рекордсмен среди тренеров лиги по количеству проведенных в ней матчей. Схожим образом назначения получали и другие специалисты, как действующие, так и уже не работающие – Андрей Николишин, Герман Титов.

Впрочем, в КХЛ есть и нестандартные примеры – вроде стартовавшего с самых низов Андрея Разина или совершенно нетипичного для наших реалий «ботаника» Игоря Захаркина, начинавшего в комплексных научных группах, работавших со сборной СССР. Но базовый сценарий тренерской карьеры в КХЛ сейчас такой – хоккеист заканчивает играть где-то в 35-36 лет и начинает тренировать, в лучшем случае пройдя какие-нибудь курсы. При этом помощником в команду КХЛ при желании (и наличии знакомств) можно попасть практически сразу, а дальше уже как повезет – огромное количество тренерских отставок в лиге обещает перспективы быстрого роста. Так, к примеру, получилось у Дмитрия Квартальнова, проходившего в ассистентах считанные месяцы.

На позицию главного тренера в НХЛ подобным образом сейчас пробиться почти невозможно, какой бы звездой в прошлом ты ни был. Особенно после того, как у Уэйна Гретцки ничего не получилось в «Аризоне».  

Очень характерной в этом плане стала летняя тренерская рокировка в «Колорадо». После ухода Патрика Руа бывших суперзвезд первой величины среди тренеров НХЛ не осталось. А в «Эвеланш» пришел Джаред Беднар, который всю карьеру провел в низших лигах, где и начал тренировать. За 10 лет он выиграл два чемпионства (сначала Кубок Келли в ECHL, а потом Кубок Колдера в АХЛ – с фармом «Коламбуса» в прошлом сезоне). Впрочем, уточним, что и тренер Руа попал на высший уровень не сразу – за его плечами были почти те же десять лет работы в юниорской лиге Квебека. 

Забавно, но единственным исключением в сегодняшней НХЛ является действующий обладатель Кубка Стэнли Майк Салливан, возглавивший «Бостон» через сезон после завершения карьеры в возрасте 35 лет. И тем не менее, его не назовешь неучем – свои тренерские университеты ему все равно пришлось пройти после увольнения из «Брюинс». Второго шанса пришлось ждать восемь лет, во время которых он активно пополнял опыт, занимая должности ассистента в нескольких клубах. Выходит, кое-чему за это время научился.

Ботаники захватывают НХЛ и мировой хоккей

Средний возраст старта тренерской карьеры у специалистов из НХЛ примерно на шесть лет меньше, чем в КХЛ. Как уже отмечалось, среди нынешних тренеров в нашей лиге много заметных в прошлом игроков, которые начинали тренерскую карьеру после окончания игровой. 

И если у нас Захаркин выглядит белой вороной, то в НХЛ налицо новый тренд – становится все больше тренеров, которые в хоккей на профессиональном уровне играли мало, либо не играли вообще. Тренерскую карьеру такие специалисты начинали в очень молодом возрасте – 25-26 лет или еще раньше. Но на самом деле ничего нового в этой тенденции нет – рекордсмен НХЛ по количеству выигранных матчей Скотти Боумэн тоже начал тренировать в 23 года, получив тяжелую травму.

Схожим образом развивалась карьера и у лучшего тренера современности Майка Бэбкока, который как хоккеист ограничился студенческим уровнем да одним сезоном в качестве играющего тренера в британской лиге. Зато к тренерской профессии он подошел всецело подготовленным, потому что в своем университете изучал вопросы физического развития спортсменов, а также занимался спортивной психологией.

Возможно, его последующие громкие успехи привели к тому, что таких «ботанов» в НХЛ становится все больше. Особенно много таких среди получивших свое назначение недавно.

Вот выпускник Бостонского университета Джон Хайнс из «Нью-Джерси» – еще один обладатель степени бакалавра в области здоровья и физического развития. Старый знакомый Бэбкока Билл Питерс из «Каролины» – не стал профи из-за травмы, но успешно прошел все этажи тренерской карьеры, начиная с детского хоккея. Или Дэйв Хэкстол из «Филадельфии», который после четырех лет карьеры в низших лигах настоящую славу заработал в качестве одного из лучших тренеров студенческого хоккея США.

И именно представители новой формации задавали тон в «генштабе» чемпионской сборной Канады на последнем Кубке мира, где рядом с Бэбкоком был не только Питерс (к слову, выигравший ЧМ-2016), но и более возрастной Барри Троц, тоже не игравший на профессиональном уровне. Вообще. 

Такая же тенденция прослеживается и в мировом хоккее – особенно в Швеции, где один из таких неофитов Рикард Гренборг (начал тренировать в 26 лет) сейчас возглавляет сборную, а другой – Роджер Реннберг (29 лет) построил лучший клуб Европы.  

Есть примеры и в других европейских странах. Швейцарец Арно дель Курто (начал в 26 лет) стал творцом «Давоса» как одной из самых стабильных хоккейных организаций в Европе. Финн Эркка Вестерлунд (24 года!) выиграл со своей сборной две медали на Олимпиадах, став главным специалистом по российской команде и ее тренерам – он обыгрывал и Крикунова, и Быкова, и Билялетдинова.

Чем они лучше бывших успешных игроков?

Игрок и тренер – это две разные профессии. Неслучайно хоккеисты, выбирающие после завершения карьеры тренерскую работу, говорят, что первым делом «нужно убить в себе игрока». Получается это далеко не у всех – снова вспомним об Уэйне Гретцки. 

Те же, кто начинает карьеру раньше, имеют в этом смысле фору – им не нужно тратить время на разрыв с прошлым, а учиться всегда проще, чем переучиваться.

Какие еще преимущества есть у «Бэбкоков» над «Назаровыми»?

1. Больше времени на выработку собственной философии. Приходящий в НХЛ тренер имеет большой опыт работы на разных должностях и в различных ситуациях. Практически обязательно – главным в низших лигах, где больше возможностей для разных экспериментов. У нас нередки случаи, когда бывший игрок впервые становится главным тренером сразу в КХЛ. И искать себя в новой роли вынужден в условиях цейтнота, когда нужно немедленно давать результат.

Ведь никто не даст ему учиться на своих ошибка, что-то пошло не так – сразу отставка. Выдерживают не все. А кто выдержал, зачастую действуют по шаблону первоначального успеха, выжимая из него максимум. В том числе и поэтому так часто увольняют тренеров, работающих в команде второй сезон.

2. Больше возможностей получить специфические знания. С одной стороны, те, кто не был профи, лишаются возможности «списывать конспекты» у своих тренеров и подражать хорошо знакомым специалистам. С другой – они имеют возможность получить качественное образование в области спорта (как те же Бэбкок и Хайнс) и раньше начать применять знания, в том числе основанные на научном подходе, на практике.

При этом им не мешает самоуверенность бывших успешных игроков: «Да я и так уже все знаю, чего только в карьере не видел. Ничего там сложного нет – вбросили шайбу, бьемся-боремся».

3. Выход из конкурентной среды, отбирающей лучших. Молодого тренера, начинающего свой путь в 25-26 лет, никто сразу главным в НХЛ не позовет. И он психологически готов к тому, что сначала ему предстоит набить шишки в низших лигах, а путь к повышению лежит через успех. Так, сейчас в НХЛ работает сразу девять спецов, выигрывавших Кубок Колдера в АХЛ, причем в сравнительно молодом возрасте. 

В КХЛ же пока нет выстроенной вертикали тренерских кадров. Случаев успешной адаптации тренеров из ВХЛ – единицы. А раз резерв отсутствует, то и получаются истории как у Андрея Николишина в «Тракторе» или Дмитрия Юшкевича в «Сибири» – назначим авторитетного бывшего игрока, авось вывезет. Нет, кто-то действительно может что-то схватить на ходу и вывезти, но пробелы в фундаментальной подготовке рано или поздно дадут о себе знать (такая же история, как и с игроками).

Стоит отметить, что некоторые клубы стали решать существующую проблему за счет подготовки новых тренеров в своей системе («Трактор», «Магнитка», «Динамо», до недавнего времени – «Авангард»), но масштабной тенденцией это пока не стало.  

Профессии тренера и игрока расходятся все дальше

Современный хоккей быстро развивается и становится все более сложным. Новые вызовы предъявляют новые требования к профессии тренера, в особенности – главного тренера. На примере той же сборной Канады можно предположить, что в будущем тренерские штабы в НХЛ будут увеличиваться. Конечно, вряд ли до таких размеров, как в командах НФЛ, где трудятся порядка 20 человек, но увеличиваться.

Соответственно, главный тренер будет все больше превращаться в менеджера, который занимается настройкой этого ансамбля и делает главное – принимает правильные решения на основе его работы.

В результате преимущество будут получать специалисты, которые начали изучать эту профессию раньше, а игровой опыт обречен все дальше и дальше отходить на второй план. Ведь разница между сегодня и вчера в хоккее сейчас заметнее, чем даже 20 лет назад. Достаточно сказать, что с того времени кратно выросли зарплаты игроков, и теперь тренерам приходится сталкиваться с необходимостью взаимодействия с коллективом, где почти каждый первый – миллионер. 

КХЛ и Россия пока что находятся в стороне от этого тренда. После Кубка мира было много разговоров о том, что слабое место сборной России – именно тренерский штаб с его «паршивым коучингом». Вполне возможно, что этот вопрос касается не только персональных недостатков Олега Знарка и его коллег, а того, что большинство наших тренеров на фоне заокеанских профессоров все еще выглядят недоучившимися студентами. 

Фото: РИА Новости/Максим Богодвид, Владимир Федоренко; Gettyimages.ru/Christian Petersen, Bruce Bennett; РИА Новости/Алексей Даничев

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ