Что вы хотели знать о хоккейной статистике

Что вы хотели знать о хоккейной статистике

Как ее понимать, и так ли она важна.

Продвинутая хоккейная статистика становится все популярнее. Но ее показателям, какими бы крутыми они ни были, вряд ли когда-нибудь удастся сравниться с традиционными, которые за много лет стали понятными и привычными для всех.

Впрочем, даже базовые показатели – голы, передачи и другие – не стоит считать изученными вдоль и поперек. У некоторых из них есть любопытные интерпретации, а важность других и вовсе бывает сомнительна.

Давайте разбираться.

Голы

Ключевой показатель статистики, определяющий победителя в матче. Однако голы бывают как важными, так и не очень. Так, например, шайбы «Коламбуса» в третьем периоде уже знаменитого матча с «Монреалем» принесли пользу только личной статистике игроков. Понятно, что при счете 8:0 ценность каждого следующего гола снижается. 

Другое дело – победные шайбы, по которым давно ведется специальная статистика. Кстати, их учет является одним из немногих слабых мест официального сайта НХЛ: в протоколах матчей эти голы стали считать с сезона-1967/68 – из-за чего такие легенды, как Горди Хоу и Бобби Халл, пусть и входят в топ-10 по победным шайбам за всю историю лиги, но расположены явно ниже своих реальных позиций.

Но если с важностью таких голов вопросов нет, то факт высокой значимости первых шайб в игре не так широко известен. А ведь, к примеру, в прошлом сезоне НХЛ команды, забивавшие первыми, в итоге набирали очки в 79% таких матчей, а в 69% — выигрывали.

Тут NHL.com на высоте – для этого показателя выделена особая колонка. Оттуда можно узнать, что с 2005 года больше всех голов при счете 0:0 забил, конечно же, Александр Овечкин (99), заметно оторвавшийся от Рика Нэша (67) и Джеффа Картера с Сидни Кросби (по 63). 

Не очень большой популярностью в массовой статистике пока является и учет голов по типам бросков. Между тем, по НХЛ все возможности для анализа уже сейчас существуют. В общей сложности лигой считаются 7 разновидностей голов: щелчок, кистевой бросок, кистевой с элементом щелчка (snap shot), с неудобной руки, подставление, рикошет, из-за ворот. Благодаря таким подсчетам легко установить, что лучшим по голам с неудобной руки в прошлом сезоне стал Брэд Маршанд из «Бостона», по щелчкам – Ши Уэбер из тогда еще «Нэшвилла», по кистевым нет равных Владимиру Тарасенко, а snap shot – фишка Брэндона Саада из «Коламбуса».

Что касается КХЛ, то в плане детализации хотя бы самого ключевого показателя – самих голов – лиге есть, куда расти.

Голевые передачи

На русский язык хоккейный термин «assists» переводится именно так, хотя это не только последний пас перед голом, как принято считать, например, в футболе.  

В хоккее ассистентами при голе могут выступать один или два игрока отличившейся команды, хоть как-нибудь коснувшиеся шайбы перед автором гола. Самое главное – чтобы в промежутке между касаниями и результативным броском ей не владел соперник. При этом отскок шайбы от вратаря или полевого игрока чужой команды владением не считается.

Поскольку ассистентов может быть двое, передачи делятся на первые и вторые (и вот тут важно не запутаться: первые – это те, с которых была заброшена шайба, вторые – с которых, по сути, началась результативная атака). Для статистики игроков различия между ними нет – и те, и другие приносят по одному очку.

Что интересно (сейчас следите за мыслью!): при забитом голе будут указаны два ассистента, даже если по ходу атаки шайба несколько раз переходила от первого ассистента к автору гола без дальнейшего участия второго ассистента, начавшего комбинацию. Запутаться несложно, поэтому вот наглядный пример: 

Форвард «Эдмонтона» Коннор Макдэвид получил очко за результативную передачу даже с учетом последовавшей перепасовки Расселла и Секеры.

Существует мнение, что первые передачи априори ценнее вторых и их стоит считать раздельно, либо вообще ограничиться подсчетами лишь последнего паса. С этим вряд ли можно согласиться. Да, при учете вторых передач, с которых и начинается результативная трехходовка, неизбежен «производственный брак», когда в качестве «ассиста» засчитываются передачи, далекие от чужих ворот и никак не обостряющие игру. Самым наглядным примером тут являются касания шайбы защитниками (или даже вратарями) в своей зоне за секунды до того, как их партнер примет передачу, проедет через всю площадку и там отдаст пас на гол. 

Защитник «Торонто» Никита Зайцев получил очко за результативную передачу.

Но ведь и первая передача – это далеко не всегда ювелирный пас на пустой угол. Немало голов (до 20% от общего количества) сейчас забивается с подправлений и рикошетов, и в данном случае в роли передачи выступает бросок по воротам. 

У топовых диспетчеров (вроде Сидни Кросби или Джо Торнтона) много передач обоих видов, потому что они не только непосредственно находят партнеров в удачной точке для броска, но и занимаются организацией атаки, в том числе дирижируя игрой в большинстве. Типичная ситуация со второй передачей тут получается, когда «разводящий» отдает шайбу под бросок на синюю или в круг, а после броска следует еще добивание с пятачка.

В принципе, справедливее было бы не разделять передачи двух видов, а отделять «настоящие» пасы (неважно какие, ведь классический обостряющий первый пас защитника при голевой атаке обычно будет вторым ассистом) от ставших передачей бросков и так далее. Но очень вряд ли, что когда-нибудь это приживется.

«Плюс-минус»

Самый любимый статистический показатель Наиля Якупова, который в сердцах однажды сказал, что сам не понимает, почему постоянно пребывает в минусе. Вообще, там все просто. «Плюс-минус» – это разница забитых и пропущенных голов при нахождении конкретного игрока на льду, причем только в равных составах и тех ситуациях, когда забивает команда, находящаяся в меньшинстве.

Такая методика подсчета очень часто критикуется, причем не только обиженными игроками. Так, известный хоккейный менеджер Брайан Бурк в свое время обозвал этот показатель «лошадиным дерьмом». А все потому, что у классического «плюс-минуса» действительно существуют проблемы с объективностью: полученный минус далеко не всегда обозначает, что игрок совершил ошибку в эпизоде с пропущенным голом. Он вообще мог только что оказаться на льду после смены, но пострадать из-за разгильдяйства партнеров. Отдельным моментом являются ошибки вратарей (которым «плюс-минус» в принципе не считается) – в отдельном матче даже пары ляпов может хватить, чтобы загнать в минус половину команды.

Подсчитано, что число таких «фальшивых» минусов (и плюсов, соответственно) может достигать порядка 40% от общего количества. Это сильно искажает статистику и заставляет отдельно разбираться с показателем того или иного игрока, изучать каждый эпизод.

Ведь круговая порука при начислении плюсов и минусов может приводить к парадоксам, когда средние игроки при сильных партнерах по звену могут зарабатывать отличный показатель полезности, который, по сути, не является их личной заслугой. Такая история произошла с защитником «Вашингтона» Джеффом Шульцем, который в сезоне-2009/10, когда «Кэпиталс» выиграли регулярный чемпионат НХЛ, набрал в общей сложности «+52». Эта убедительная цифра помогла ему заработать контракт вчетверо лучше прежнего, но впоследствии подобных цифр он и близко не выдавал, а к 30 годам уже практически вылетел из НХЛ.

Недостатки «плюс-минуса» служили мотивацией для введения новых статистических показателей. Один из них был предложен известным тренером Роджером Нельсоном. По его методу, плюсы и минусы стоило бы давать только игрокам, непосредственно причастным к эпизоду. Причем, приводящему не только к голу, но и к голевому моменту – получается такой показатель эффективности действий команды в атаке, который позволяет отбрасывать фактор игры вратаря. «Плюс-минус» Нельсона выглядит более объективным, но широкого распространения пока не получил. 

Вбрасывания

Являются практически единственным постоянным «стандартным положением» в хоккее (штрафные броски по ходу матча назначаются сравнительно редко). Эффект от выигрыша вбрасывания понятен: контроль над шайбой, а если дело происходит в чужой зоне, то и шанс на быстрое обострение ситуации.

В то же время значение игры на вбрасываниях не стоит переоценивать. По важности для центрфорварда этот навык не может быть сопоставим с катанием, пасом, чтением игры и контролем шайбы. Почему? 

Во-первых, в игре бывает не так уж много по-настоящему ключевых вбрасываний, когда их выигрыш или проигрыш бывает критичен. Такими они могут быть в конце матча при ничейном счете или разнице в одну шайбу, когда быстро созданный момент может оказать влияние на исход матча. Как, например, получилось в финале Олимпиады-1998 в Нагано.

Но раз в среднем за матч происходит 50-60 вбрасываний и ключевыми можно назвать в лучшем случае 10% из них, это примерно 5-6 единоборств. Не так уж и много.

Во-вторых, голов, забитых непосредственно после вбрасываний, на самом деле, очень мало. Согласно одному исследованию, количество шайб, заброшенных в течение 10 секунд после вбрасываний, не превышает 1% от количества самих вбрасываний. В симуляторе НХЛ от EA Sports и то выходит чаще. 

Хотя бывают и редкие исключения – в сезоне-2011/12 Джеймс Нил забил несколько голов как под копирку после выигранных Евгением Малкиным вбрасываний в зоне соперника.

В-третьих, при вбрасываниях значительную роль играет элемент случайности, а также зависимость от того, в чьей зоне оно происходит (игрок обороняющейся команды в зоне защиты ставит клюшку на лед первым). И даже у главных специалистов вроде Мэнни Мэлотры, всегда уделявшего этому компоненту игры особое внимание, процент выигрышей на точке в лучшие годы не превышал 61-62%.

Если брать командную статистику, там проценты еще меньше (как правило, в рамках одного сезона даже за 60% никто не заходит), и это значит, что на длинной дистанции лидеры в среднем выигрывают всего-то на 3-4 вбрасывания больше, чем соперник.

В-четвертых, нет прямой зависимости между систематическими успехами на вбрасываниях и достижениями команды. В сезоне НХЛ-2015/16 (КХЛ подобная суммарная статистика по командам тоже не помешала бы) лучшие результаты на точке показали «Аризона» (54,7%) и «Каролина» (53,7%), в итоге не попавшие в плей-офф, а выигравший 56 матчей «Вашингтон» оказался только на 19-м месте (49,6%). Обладатели Президентского кубка-2015 – «Рейнджерс» – вообще умудрились взять этот трофей только с 28-м результатом на точке (46,7%). 

Конечно, все это не значит, что вбрасывания вообще не важны. Но сама по себе игра на точке не является показателем качества игры центрфорварда.  

Силовые приемы

Конечной целью силового приема является отбор шайбы и переход контроля над ней. Кроме того, этот показатель считается важным в психологическом плане – «мы бьем и пусть боятся». Сейчас через подобное проходит «Эдмонтон» (четвертое место в НХЛ по хитам на данный момент), выстраивающий новую философию с помощью жестких парней вроде Адама Ларссона или Милана Лучича. 

В то же время, не стоит забывать о простой мысли: насколько часто тебе приходится хитовать соперника для отбора шайбы – значит, настолько часто ты играешь без нее. Поэтому искать прямую зависимость между количеством силовых приемов и успешностью команды – дело неблагодарное.

Налицо интересная закономерность – если команда отталкивается в игре от контроля шайбы, то силовых приемов у нее может быть совсем немного, что совсем не мешает побеждать. Классическим примером тут является «Чикаго». В последние чемпионские сезоны «Блэкхокс» занимали последнее или предпоследнее место в лиге по общему количеству хитов. С одной стороны, они сами много и охотно контролируют шайбу, с другой – их защитники во главе с Данканом Китом очень хорошо владеют навыками отбора клюшкой.

Антагонистом чикагцев выступает «Лос-Анджелес» – в сезоне-2013/14 «Кингс» выиграли Кубок Стэнли, являясь лидерами по количеству силовых приемов. Но по хитам они и в следующем сезоне заняли второе место в лиге, притом что в плей-офф пробиться вообще не сумели. Сейчас в моде ставка на скорость, а тренеров-адептов сугубо силового хоккея – вроде Дэррила Саттера или Джона Тортореллы – уже успели обвинить в ретроградстве. Но было бы очень интересно увидеть новый этап борьбы школ – как уже было в финалах Запада между «Чикаго» и «Лос-Анджелесом».

Блок-шоты

Этот баскетбольный показатель обретает все большую популярность в хоккее. С одной стороны, это хорошо, поскольку он позволяет хоть как-то оцифровывать игру незаметных трудяг-домоседов и находить среди них своих героев. Хорошим примером тут является защитник «Сибири» Федор Беляков, установивший в этом сезоне новый рекорд КХЛ по заблокированным броскам. Это тот самый случай, когда статистика помогла игроку привлечь к себе больше внимания.

Кроме того, парень, блокирующий броски, обычно становится примером идеального хоккейного бойца, что очень нравится болельщикам. Но является ли большое количество блок-шотов показателем классной игры защитника?

Речь, конечно, не о том, что «неправильный» блок может привести к рикошету в свои ворота, такие случаи все же происходят не так часто. Но логика такова: если игрок много блокирует, значит соперник много бросает по воротам. В основном – в позиционной атаке. Конечно, если дело происходит в меньшинстве, вопросов быть не может, это статичная ситуация, подразумевающая оборону любыми средствами. А в равных составах?

В НХЛ гроссмейстером блок-шотов является Крис Расселл, выступающий сейчас за «Эдмонтон». Когда он играл за «Калгари», то тоже блокировал много, но и бросков по воротам при его нахождении на льду было куда больше, чем у большинства партнеров. Кстати, «Флэймс» и по общему числу блок-шотов на команду в прошлом сезоне были в лидерах лиги, как и «Колорадо». Но обе команды, чьи проблемы в обороне были налицо, оказались в итоге и в числе самых пропускающих.

Таким образом, аномально большое количество блоков вполне может означать, что игрок самоотверженностью прикрывает свои ошибки и дефицит других навыков (в частности, позиционной игры). Но каждый случай, разумеется, стоит рассматривать строго индивидуально и учитывать множество факторов. 

В общем-то, это универсальное правило для любых статистических показателей. В том числе и «продвинутых», которые во многом стали ответом на имеющиеся несовершенства базовых. Без которых, впрочем, все равно не обойтись.

7 вопросов о хоккее, после которых его поймет каждый

Фото: Gettyimages.ru/Mitchell Layton, Justin K. Aller, Codie McLachlan, Harry How, Jared Wickerham; vk.com/hcsibir1962

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ