Форсберг называет жену шерифом, потому что она разбирает все его игры

ЧМ-2018 Эмиль Форсберг Футбол

Очередное чтиво от Players’ Tribune.  

Я нервничаю только после того, как сыграю плохой матч. Понимаете, когда я прихожу домой вечером, я знаю, что меня ждет… встреча с шерифом.

Надо сказать, это бывает жестко. Шериф всегда говорит со мной прямо. 

«Ты был ужасен!»

«Где ты был в тот момент?»

«Почему ты не побежал туда?»

«И ты называешь это угловым? Серьезно? Серьезно?»

И если шериф на самом деле разозлится… Что ж, тебе не захочется находиться с ним в одной комнате. Поверьте мне, я знаю, о чем говорю… потому что я знаю шерифа лучше всех.

Все-таки это моя жена.

Вы можете подумать, что я шучу, но это не так. Она говорит очень серьезно, и я воспринимаю это серьезно. Я практически всегда согласен с ее оценкой. Конечно, я мог бы ответить на ее критику. Но все же это брак, и ты знаешь, как проходят такие споры. У меня не было бы ни единого шанса!

Однако гораздо важнее, что моя жена – Шанга Форсберг, бывший игрок «РБ Лейпциг» и женской сборной Швеции. Серьезно, она смотрит футбол больше меня.

На самом деле она сделала меня тем игроком, каким я сейчас являюсь. Хорошо, она и еще один мой друг, с кем я могу связаться в любую секунду. Понимаете, до того, как я встретил этих двоих, я был простым скромным парнем из маленького Сундсвалля на севере Швеции. Все знают, что шведы тихие и вежливые. Однако на севере мы еще более сдержанные. По сравнению с нами шведы на юге – это практически испанцы.

Культура севера – это «никогда не говори громко, всегда оставайся позади». Я унаследовал это от отца Лейфа. Он такой мягкий человек, что Шанга зовет его плюшевым медведем.

Если ты хочешь добиться чего-то в футболе, то нельзя быть таким тихим. К счастью для меня, я еще унаследовал от отца талант. Он был забивным форвардом местной команды «Сундсвалль». Я замечал сходства между нами, когда в детстве смотрел его видео. Но у него была эта агрессивность: он вступал в верховые единоборства, толкался и получал локтем в ответ.

Тогда я понял, что у меня нет того, что есть у него. Мне не хватало этой жесткости.

А мне она была необходима. В подростковом возрасте я получил свой первый отказ, и это сильно меня задело. Я пытался попасть в место под названием Halmstad Elite Camp – там Шведский футбольный союз выбирает игроков для молодежной сборной. Угадайте, почему они мне отказали?

Подождите-ка…

Они подумали, что я слишком маленький.

Я был разбит. Я думал, что же мне теперь делать. Вырасти как по волшебству? Если я не могу попасть даже в этот лагерь, то как я вообще когда-нибудь буду играть за Швецию?

Примерно тогда же я встретил Шангу – мне было 14. Ее родители из Курдистана, где люди не такие сдержанные, как в Швеции. Если они сталкиваются с проблемой, они ее решают. Если они хотят что-то сказать, они говорят. И Шанга как раз такая: говорит прямо, она очень крепкая и никого не боится. Поэтому я зову ее маленький шериф.

Она подталкивала меня, чтобы я стал агрессивнее, и помогала мне стать лучше. Когда мне было 17, я дебютировал за «Сундсвалль» во втором дивизионе. Мы поднялись в первый после моего третьего сезона в клубе. Тогда я и встретил своего друга Хасана Четинкая – лучшего футбольного агента в Скандинавии.

Кстати, никакой контракт не обязывает меня говорить это. Хасан на самом деле лучший.

Впервые мы встретились с ним в шикарном отеле в Сундсвалле. Было весело, потому что я только что дал интервью газете – для фотосессии они разукрасили меня синим цветом. Я попытался смыть это до того, как пришел в отель, и переживал, что все еще выгляжу, как герой из фильма «Аватар». Чтобы стало еще хуже, я надел жуткий пиджак и тренировочные штаны – я до сих пор не знаю, о чем я думал! Я боялся, что Хасан развернется и уйдет, увидев этот потрясающий костюм. Слава богу, он этого не сделал. На самом деле мы сразу поладили.

Хасан был таким убедительным. У него была такая же прямота и уверенность, как и у Шанги. Он сказал: «Эмиль, я знаю о тебе все – я знаю, кто ты и как ты играешь. Просто продолжай играть в свой футбол, а я позабочусь об остальном. Мы вместе добьемся чего-то серьезного».

Он заполучил меня прямо там. Я имею в виду, что эти слова приятно слышать, когда тебе 20. Я подумал: «Вау, да, я действительно этого хочу». Почти сразу после нашей встречи я позвонил ему и сказал: «Ок, давайте сделаем это. Давайте работать вместе».

Несмотря на то, что я играл хорошо в том сезоне, мы вылетели. Вылет с командой твоего детства… черт, это ужасно грустно. Но до того, как я совсем упал духом, Хасан вытащил меня из этого состояния.

Он сказал: «Эмиль, у меня много предложений для тебя… но только одно имеет значение: «Мальме».

Я подумал: «Правда?!».

«Мальме» – самый успешный клуб в Швеции. Моя мечта. Во время переговоров мы были в отпуске в Таиланде, и все это походило на мыльную оперу. Я собирался спать, было уже за полночь, когда Хасан позвонил мне и сказал, что мне нужно делать. Казалось, это бесконечно. Я подумал: «Все трансферы такие сложные? Мне действительно нужно все это делать?». Тогда Хасан научил меня – да, ты должен. Шанга говорила мне то же самое.

Они говорили: «Эмиль, ты не можешь просто сидеть здесь. Тебе нужно работать над этим. Ты должен проявить инициативу!».

К нашему возвращению в Швецию сделка была завершена. Предполагалось, что я приземлюсь в Сундсвалле ночью и отправлюсь в Мальме в 5 утра. Проблема была в том, что я заболел. Половину времени в пути из Таиланда домой я провел в туалете. Полет длился 11 часов! Мне было жаль женщину, которая сидела рядом со мной. Я сидел посередине, так что ей приходилось вставать каждые пять минут.

«Извините, мне нужно в туалет».

Я возвращался, но как только она садилась обратно… «Да, извините, мне снова нужно…». 

Когда я вернулся домой, я не мог спать. Следующим утром я поехал в Мальме и чувствовал себя отвратительно. Глаза были красными, все тело болело. Я был так вымотан, что даже не понимал, кто я. Когда я приехал, они привели меня на пресс-конференцию – я сидел, и меня трясло.

Каждый мой ответ был примерно таким: «Д-да, я о-о-очень взволнован».

Когда я, наконец, вернулся в Сундсвалль, я клянусь, не вылезал из постели 10 дней.

Я хорошо провел первый сезон в «Мальме», хотя кое-что меня беспокоило. Тренер постоянно заменял меня после часа игры. Но вы же знаете меня – мне было неудобно говорить с ним об этом. Так что я последовал инстинкту. Я подумал: «Ну, хорошо, я просто буду усерднее работать, и тогда, надеюсь, я буду играть больше».

«Надеюсь…»

У Шанги и Хасана не было такой надежды. Они сказали мне идти в кабинет тренера и объяснить ему, что я заслуживаю играть больше. «Прояви себя, – сказал Хасан. – Покажи ему, что ты недоволен положением дел. Давай, парень, заработай уважение! Прояви инициативу!»

В следующем сезоне я играл все 90 минут. Но первые несколько месяцев я не забивал и не отдавал голевые передачи. Я не вносил свой вклад в игру. Как вы понимаете, у меня было несколько жарких встреч с шерифом. Что касается Хасана, то он… взбесился.

«Ты играешь как чертова балерина! – говорил он. – Парень, что это такое? Что я тебе говорил? Ты должен расправить плечи. Говори! Будь решительным! Прояви инициативу!»

Ах, да, прямо как швед! Никаких проблем!

Я знал, что он прав. Так что я встретился с фитнес-тренером и занимался дополнительно во время зимнего перерыва. Когда сезон возобновился… черт, я летал. Я бил по воротам ради удовольствия. Вдруг появились слухи о моем переходе в клуб побольше. Я снова оставил это все Хасану и отправился в отпуск с Шангой. Но теперь Хасан делал все тайно.

Он сказал: «Да, Эмиль, наслаждайся отпуском. Когда ты вернешься, все будет готово».

Я ответил: «Подожди, что? Что будет готово?»

Он не сказал ничего больше, так что я провел две недели в Лос-Анджелесе две недели, не зная, что происходит. Когда я вернулся, оказалось, что Хасан подготовил переход мечты. Во вторую бундеслигу.

Честно говоря, это было не то, о чем я думал. «РБ Лейпциг»? Восточная Германия? Я не требовал перехода в клуб на Ибице, но все же…

Потом я понял, что «Лейпциг» не был обычным клубом второго дивизиона. У них были амбиции. Они сказали мне, что я буду одним из игроков, которые выведут их в бундеслигу и приведут к Лиге чемпионов. Их идеи впечатлили меня, и в итоге я подписал контракт.

Через два года мы вышли в бундеслигу.

К тому моменту я дебютировал в сборной Швеции. Год спустя мы выиграли в плей-офф у наших серьезных конкурентов, у Дании, и прошли квалификацию Евро-2016. Я был в таком восторге – это мой первый международный турнир. У нас была хорошая команда. У нас был Златан Ибрагимович. Я был весь на взводе.

И что произошло? Мы закончили на последнем месте в группе.

Это была катастрофа. Люди в Швеции были готовы нас разорвать. Мы со Златаном были двумя игроками, от которых все ждали результата. Если почитать прессу, то можно подумать, что я забивал автоголы в каждом матче.

Но это неудача не беспокоила меня. Я имею в виду, что у меня дома шериф… Я знал, что я играл плохо. Но все-таки что мне нужно было делать? Лечь и умереть?

Ну уж нет. Я подумал: «Забудь про Евро, это теперь история. Будет новый сезон, в котором я буду королем».

Вдруг у меня щелкнуло в голове: «Королем? Ты на самом деле сейчас это сказал?».

Возможно, время, проведенное со Златаном, повлияло на меня! Но я действительно это сказал.

Я больше не боялся так думать. Я слишком много времени провел с Шангой и Хасаном, поэтому не позволял сомнениям взять верх надо мной. Я не был счастлив, оставаясь позади. Я хотел оставить свой след.

И когда начался сезон, я взорвался. Я забил 8 голов и отдал 19 передач – довольно неплохо для вингера. Я делал правильные забегания, я брал игру на себя. В итоге «РБ Лейпциг» занял 2-е место и попал в Лигу чемпионов. Все наши амбиции были удовлетворены.

А что сказал шериф?

«…Неплохо».

Осенью Швеция в стыках выбила Италию и прошла квалификацию ЧМ. Это была самая важная игра в моей жизни. Мы не играли на ЧМ с 2006 года, так что это было огромным событием для страны. Разумеется, Италия не была соперником нашей мечты. В такой ситуации ты не мечтаешь встретиться с Буффоном лицом к лицу. Но вот в чем вся штука: ни на секунду я не думал, что мы проиграем.

Когда я встретился с товарищами по команде, они чувствовали то же самое. Может быть, мы не самая быстрая команда, может быть, у нас нет суперзвезд, особенно сейчас без Златана. Но у нас есть потрясающая уверенность. Когда мы выиграли 1:0 в Швеции, мы знали, что в Милане нам достаточно только ничьей. Тем вечером не было ни одного шведского игрока, который посмотрел бы на итальянскую команду и сказал бы: «О, черт, этот парень лучше меня».

Ни одного.

Мы сыграли вничью. Это было неописуемо. Мы праздновали с нашими болельщиками, а потом посмотрели на толпу и увидели 70000 итальянцев, ругающихся и бросающих в нас всякие вещи…

Что ж, это был прекрасный момент.

И если вы увидите, что я плохо играю в каком-то матче в России, вы можете ничего не комментировать. Не волнуйтесь. После игры я получу полный тактический анализ от моего маленького шерифа.

Оригинал

Фото: globallookpress.com/Wang Yuguo/imago sportfotodienst, Ludvig Thunman/ZUMAPRESS.com, imago sportfotodienst

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ