Григорий Иванов: «Машины надо не игрокам дарить, а их детским тренерам»

ЧМ-2018 Григорий Иванов Олег Шатов Зенит Федор Смолов Урал Роман Широков сборная России Премьер-лига Россия

На старте нового сезона один из самых ярких руководителей российских клубов — президент «Урала» Григорий Иванов рассказывает о судейских скандалах, предлагает вариант реформы зарплат для молодых игроков и объясняет, почему у нынешней сборной России есть будущее.

Кубок России, Ари, Еськов

— В минувшем сезоне «Урал» добился знакомого достижения в истории клуба — дошел до финала Кубка России. Но не выиграл. Наверняка до сих пор обидно.

— Я думаю, что опыта не хватило. Все-таки «Локомотив» — один из ведущих клубов страны. В последние годы он переживал, как я считаю, не самые лучшие времена. В том числе из-за частой смены тренеров. Но с приходом Юрия Павловича Семина, который действительно специалист очень высокого класса и который строил «Локомотив» по камушкам вместе с Филатовым, ситуация начала улучшаться. Он неоднократно побеждал в финалах, знал, как это делается, и сама столичная команда, конечно, поопытнее нашей.

— Вы частый гость в раздевалке «Урала». Как-то по-особенному настраивали команду на финал?

— На такие матчи не нужно настраивать. Это было большое событие не только для футболистов и клуба, но и для всего футбола в Свердловской области. Столько людей следило за финалом, все были рады, что «Урал» добрался до решающего матча. Конечно, хотелось выиграть, но по-особому как-то не настраивали. Я не очень люблю говорить о том, что происходит в раздевалке, но был лейтмотив: мы можем войти в историю, если победим. Держали в голове и тот факт, что могли попасть в еврокубки. Возможно, присутствовал небольшой мандраж, но прежде всего команде не хватило именно опыта.

— По итогам того матча Ари, Фидлер и Манучарян получили дисквалификацию на шесть матчей Кубка России. Вы согласны с этим решением?

— Я думаю, Фидлеру и Манучаряну можно было дать менее суровое наказание, ограничиться каким-то условным сроком. Чтобы рассказать о том, что произошло, нужно быть в гуще событий. Когда началась потасовка, я видел, как Ари подбежал и сзади ударил нашего футболиста кулаком. А что к этому привело – я не знаю. Что именно мог сказать Фернандеш, почему  Фидлер так отреагировал?.. Артем говорит одно, Фернандеш — другое, а правда где-то посередине. Но Ари действительно повел себя некрасиво. Фернандеш и Фидлер получили бы по желтой карточке, и на этом бы все успокоилось. Но когда человек бьет сзади!.. Из-за этого вся потасовка и началась. Я считаю, решение наказать остальных футболистов так же, как и Ари, – это немного неправильно. Если бы Ари не заварил эту кашу, никакой драки не было бы. КДК также признал, что все это началось с него. После той встречи все вспоминают именно о драке, а я бы хотел отметить отличную организацию финального матча со стороны РФС. Команды встречали по высшему классу, провели игру в удобное для болельщиков время, чувствовалось, что это праздник. А потасовка лишь омрачила общее впечатление. Я не считаю нужным кому-то подлизнуть или еще что-то, но Виталий Леонтьевич Мутко перед игрой лично оценивал готовность стадиона, раздавал указания, и все это выполнялось. Мне очень понравилась организация финала, и я благодарю РФС за то, что матч был проведен на высоком уровне. А драка – это элемент футбола: один что-то сказал, другой не понял, третий влез. Мы с Юрием Павловичем немного повздорили, хотя я его очень уважаю, но потом пожали друг другу руки.

— Еще один скандальный матч весной «Урал» провел против «Зенита».

— После игры в Санкт-Петербурге я сразу ушел в раздевалку, не пошел в судейскую, хотя я имею право заходить туда, подписывать протокол матча. Но не пошел, потому что знал, что могу не сдержаться, наговорить лишнего, и это будет на руку господину Еськову. В раздевалке я все переварил, успокоился, затем с этой ситуацией уже разбирался судейский комитет. Я считаю, что в том матче Еськов очень некрасиво себя повел. По духу футбола он все неправильно сделал и по правилам футбола нарушил много рекомендаций. Судья ФИФА не имеет права так судить.

— Поначалу вы даже заявили, что будете добиваться пожизненной дисквалификации Еськова.

— У нас в России не так много арбитров, к сожалению. Если будет доказана какая-то предвзятость, то, конечно, таких людей надо сразу убирать из футбола, и все. Но всякое в жизни бывает: человек мог ошибиться, может, он перегорел. Надо уметь прощать. Все равно рано или поздно все мы забудем этот матч и Еськова простим. Это к судейскому корпусу больше вопросов. Почему они снова поставили Еськова судить матч «Урала», когда он только недавно судил нашу игру в полуфинале Кубка России с «Рубином»? Он там непонятно за что показал желтую карточку Денису Кулакову, который из-за этого пропустил финал. И опять он допускает ошибки, уже в матче с «Зенитом». Так что надо эти вопросы судейскому корпусу адресовать, почему они одного арбитра назначают на игры «Урала».

— Когда вы отправлялись на матч в Санкт-Петербург, не было опасений, что может произойти какой-то судейский скандал? Все-таки это была дебютная встреча для «Зенита» на новой арене.

— Нет, таких опасений не было. Мы тогда набрали хороший ход: в шести матчах чемпионата одержали пять побед. Команда ничего не опасалась, ехала брать очки и хотела показать хороший футбол. И до 60-й минуты мы именно такой футбол и демонстрировали. Это потом уже начали отбиваться, потому что у нас стало на два человека меньше. А затем у нас оказалось на три человека меньше, но все равно шли в атаку, и весь стадион нас поддерживал. Люди, которые приходят на матчи, в том числе те самые «кузьмичи», как мы их называем, они все прекрасно видят. И когда мы пошли в последнюю атаку, они за нас болели, поддерживали. И после игры очень многие фанаты «Зенита» ко мне подходили, многие писали: «Вы молодцы, но так получилось, извините нас». Я был в Москве, когда играли со «Спартаком», и болельщики «Спартака» ко мне подходили и говорили: «Мы все видели, мы вас уважаем, вы молодцы. Сегодня, извините, мы за свою команду болеем, а в финале Кубка будем болеть за вас». После этой игры с «Зенитом» очень многие стали поддерживать нас после такой несправедливости.

Лимит, зарплаты, детский футбол

— В составе мини-футбольного клуба «Синара», президентом которого вы являетесь, нет ни одного иностранца. Возможно ли такое в «Урале»?

— Я очень хочу увидеть подобное в «Урале», но для этого надо, чтобы много вещей сошлось. Чтобы власти города, области, бизнесмены помогли футболу на детском уровне. Сейчас есть бум футбола, ребята с удовольствием идут в секции, родители отводят их в «Урал» и «Синару», но нам не хватает полей. Когда приезжаю в Краснодар, то по-доброму завидую Галицкому, вижу, что он сделал для футбола. Взять также ЦСКА или «Спартак», у которого для школы шесть полей, а у молодежной команды отдельное поле. Мы для главной-то команды не можем найти поле, где была бы возможность тренироваться весной. Из-за этого мы на время весенних матчей сборных уезжали на Кипр. Можно заниматься в манеже, но там не разрешают проводить игры, а тренироваться лучше на одном покрытии. Те искусственные поля, которые мы постелили для детей, очень помогают. Но проблема в том, что после постоянных тренировок и матчей на искусственных полях у многих игроков возникают проблемы с голеностопом, коленями и спиной. Искусственные поля могут спасти нас весной и осенью, когда на естественных грязь и они непригодны для тренировок. Основная масса детей занимается в Екатеринбурге, но нам нужен какой-нибудь участок земли, хотя бы для 4-6 естественных полей, — тогда пойдет отдача. Это все равно что построить завод, на который не завезли станки. У меня есть мечта, что команда будет целиком состоять из своих воспитанников. И если она когда-нибудь исполнится, я стану самым счастливым человеком.

— Вы всегда были ярым сторонником лимита на легионеров, но в одном из интервью сказали: «Мы наплодили миллионеров в футболе, теперь расхлебываем».

— Приведу пример: к нам пришел Чисамба Лунгу, когда ему было 19 лет, и он был на три головы выше наших 19-летних. Я с уважением отношусь к нашим нападающим — не буду называть фамилии, — которым начали по пять миллионов платить. Зачем? Это ведь мы платим им эти деньги. Не дядя Вася приехал, не за границей им стали платить! А все должно как быть? Парень обязан доказывать своей игрой, попадать в состав, затем уезжать за границу. Вспомни московский «Спартак» — там все уехали: Шалимов, Мостовой, Карпин, Никифоров… У них только Цымбаларь и Титов никуда не поехали. Потому что здесь поиграли, а затем пошли зарабатывать деньги. У нас ведь раньше не было таких средств. А зачем мы сейчас начали платить своим молодым такие большие деньги? Я понимаю, они должны получать достойную зарплату, чтобы у них что-то оставалось. Не так, как раньше в Советском Союзе, когда футболисты или хоккеисты заканчивали играть, а у них не оставалось ничего. Например, в Испании в Примере люди играют, у молодежи там по 15-20 тысяч евро зарплата, а у нас сам знаешь какая.

Рохус Шох: «Лимит на легионеров не понадобится, если решить проблемы в детско-юношеском футболе»

— Вы предлагали платить спортсменам не больше 1 млн рублей в месяц. Но это же утопия.

— Конечно же утопия. Если бы тебе дали зарплату миллион в месяц, было бы нормально?

— Конечно.

— Ну а почему для футболиста не может быть нормально? За год получил 12 миллионов и плюс премиальные. Он за такие деньги может позволить себе купить квартиру, машину, может питаться хорошо, одеваться. А мы платим им неадекватные деньги. Если брать спортсменов, то у них в 30-35 лет другая жизнь начинается. Мало кто из них может стать тренером и остаться в футболе. Им надо начинать новую жизнь. А для этого, конечно, стартовый капитал нужен. Надо, чтоб какая-то подушка безопасности после завершения карьеры была, согласен. Но зачем 18-летним пацанам платить огромные деньги? У них вся жизнь впереди. За этот контракт, который у него будет завтра, он должен сейчас отработать, заработать авторитет. Сначала человек работает на авторитет, а затем авторитет — на него. Проблема еще в том, что у нас многие руководители не являются хозяевами клубов. Они получают деньги и тратят их как хотят. Я понимаю, когда Галицкий тратит свои деньги, – пожалуйста, привози иностранцев или хоть кого. А если это не твои деньги, то будь рачительным! Или агенты, которые стараются пропихнуть своих клиентов как можно дороже. Вот в Томске сезон доигрывали мальчишки, а денег в команде не было. Но как они играли, выкладывались на поле! Я преклоняюсь перед Петраковым — он смог объединить пацанов.

— В апреле Сергей Прядкин предложил сократить количество клубов в Премьер-лиге. Вы же, напротив, заявили, что Премьер-лигу нужно расширять. Какое оптимальное количество команд должно играть в РФПЛ?

— Я считаю, что 18 команд – самое оптимальное количество. А так можно и двадцать сделать. Конечно, международный календарь перегружен, много футболистов, играющих за сборные, и у них очень насыщенный календарь. Но в нашей огромной стране не может быть 14 команд в чемпионате. Президент РФПЛ не должен выдвигать предложений о сокращении лиги! Это мое мнение.

Ильин, Широков, подарки игрокам

— Чисамба Лунгу в одном из интервью назвал вас посланником бога. Это самое неожиданное признание, которое вы слышали в свой адрес?

— Ну конечно (улыбается). Я очень люблю его, ценю, потому что он вырос на моих глазах. У него погибла сестра, которая для него была как мать. Он очень доброжелательный, по-русски все понимает, но иногда притворяется. У меня, видишь, фотография висит (показывает на стену, где висит фотография Иванова вместе с Лунгу и Олегом Шатовым): два моих сына и я вместе с ними.

— У второго вашего сына, Олега Шатова, минувший сезон сложился не самым лучшим образом. Всему виной натянутые отношения с Луческу?

— Не знаю. Я не разговаривал с ним на эту тему и даже не хочу. Знаю только, что Олег, кто бы что про него ни говорил, — футболист от бога. И это игрок, который сам себя сделал. Потому что я видел, что он с детства играл в футбол, спал с мячом. Я был поражен, когда он вышел в матче против «Спартака». «Зенит» проиграл, но он был лучшим на поле во втором тайме. Когда мы приезжаем выступать в Питер, он нам почти в каждой игре забивает. Я у него спрашиваю: «Ну что, опять от тебя ждать проблем?» А он отвечает: «Григорьич, я ж не играю». Для меня это был нонсенс. Как можно было не поставить в состав человека, который был лучшим в предыдущем матче? Знаю, что ему было очень тяжело в прошлом году. Ему надо было сделать операцию — он играл с больной ногой. Ему очень нравится «Зенит», он хочет всегда играть, но и не хочет конфликтов. Я считаю, что у нас на его позиции нет футболистов сильнее. Он не выступал в Кубке конфедераций, но надеюсь, что он всем все докажет на чемпионате мира. Хоть у него и хорошая зарплата в «Зените», уверен, что таким ребятам надо уезжать за границу.

— Расскажите об одном из самых загадочных игроков зимнего межсезонья и клиенте Дмитрия Селюка – Абдулле Джафаре. Он успел съездить на просмотр в ЦСКА, а затем в «Урал», но в итоге уехал в калининградскую «Балтику». Слишком низкий уровень игрока?

— Нам просто не подошел нападающий такого плана, что-то в парне есть, умеет играть в футбол. Многие африканцы хорошо обучены, но ему еще рано. Понятно, что Селюк его активно расхваливал. Ему, как агенту, выгодно, чтобы о его клиентах писали в прессе. Дай бог, чтобы Джафар заиграл и Селюк смог продать его подороже в какой-нибудь клуб, я только рад буду за Дмитрия. Никаких конфликтов у нас не было, просто тренер сказал, что этот игрок нам не подходит. Так бывает.

— Зимой вы предпринимали попытки договориться о контракте с Романом Широковым, но не вышло. Периодически появляется информация, что он готов возобновить карьеру. Будете снова выходить с ним на контакт?

— Пока не будет каких-то предметных разговоров, сложно об этом рассуждать. Я вспоминаю Егора Титова, который после годичной дисквалификации так и не сумел набрать форму и заиграть на прежнем уровне. Сможет ли Рома после длительного простоя снова быть тем Ромой Широковым? Я считаю, что это один из наших лучших полузащитников, у него светлая голова, и мы были бы рады видеть его в нашей команде.

— Владимир Ильин – это потенциально будущий Федор Смолов?

— Федор Смолов – это Федор Смолов, а Володя Ильин – это Володя Ильин. Но этот парень действительно хочет играть в футбол. Так же как и Федька, когда пришел, он был жадный до голов. Сразу было видно, что Федя очень подготовленный футболист. Где-то у него не получалось, но он всем все доказал и стал лучшим игроком, лучшим бомбардиром. А Володе 24 года, он только сейчас попал в Премьер-лигу и хочет показать себя. Он пашет на тренировках как никто другой. Я думаю, из него может вырасти хороший форвард. Этот парень с головой, и у него все должно получиться.

— Смолов, Шатов, Ерохин, Подберезкин, теперь Ильин. У многих игроков получается раскрыться в «Урале». В чем причина?

— Во-первых, все эти ребята, за исключением Шатова, раскрылись под руководством Тарханова. Он лично добивался прихода Саши Ерохина, хотя у него был очень непростой агент, с которым тяжело вести переговоры. Но все же удалось убедить его. Подберезкина тоже Тарханов привел в команду. У нас сейчас есть молодые, талантливые ребята, которых взяли, но они пока не играют. Я общался с Тархановым на эту тему, а он сказал, что надо еще чуть-чуть подождать. И он, как тренер, чувствует, когда их нужно поставить в состав.

— Рамзан Кадыров дарит подарки игрокам «Терека» за успешные матчи, Сергей Галицкий награждал футболистов, которые провели более 100 матчей за «Краснодар», именными часами. Вы вручали какие-то памятные сувениры игрокам «Урала»?

— Когда мы выступали в первой лиге и Женька Алхимов забил сотый мяч, мы ему этот мяч и подарили, расписались на нем. А так мы не в том финансовом положении, чтобы дарить машины. Хотя существует такая традиция: мы каждый год проводим День учителя. Я считаю, что детские тренеры тоже педагоги, тоже учителя. Они должны учить детей не только футболу, но и в жизни им что-то давать. И каждый год мы собираем всех тренеров из двух школ – «Урала» и «Синары» —  не на День учителя, так как сезон в самом разгаре, а где-то в ноябре, и стараемся купить автомобили. На мой взгляд, надо не игрокам что-то дарить, а именно детским тренерам, так как у них небольшие зарплаты, и к детскому футболу нам нужно относиться по-другому.

 — А Спартаку Гогниеву за хет-трик в ворота «Анжи» вы нарды подарили.

— Ну да, было такое. Не такой большой подарок, конечно.

— Когда за «Урал» играл Федор Смолов, он проходил лечение у некой женщины-врача в Сербии. Вы рассказывали, что к ней также обращались игроки из «Челси». Сейчас вы не прибегаете к ее помощи?

— У меня нет ее контактов, ребята сами к ней обращались. У нас было два случая. Она Федору помогла, когда он к ней обратился. А Вове Хозину не смогла помочь. Я не знаю, знахарка она или нет, но многие ребята к ней приезжали, и мышечные травмы она лечит.

— Вы как-то прилетели на свадьбу к Адессойе Ойеволе, он был очень удивлен.

— Ну, не знаю. К Ойеволе я очень хотел попасть на свадьбу, потому что уважаю этого парня: он очень порядочный человек, много сделал для «Урала». Я немного опоздал, но не думал, что он так быстро сломается — сразу уснет. Его жена будила полчаса, когда он глаза открыл, не понимал, что происходит. Я ходил в роддом, когда у Чисамбы Лунгу родился ребенок, поздравлял его. Может, это и немного спонтанные поступки, но куда без них.

Кубок конфедераций, сборная России, новый стадион

— Как вам прошедший Кубок конфедераций?

— Организация турнира была на самом высоком уровне. Даже если брать прошлогодний Евро во Франции, то французы значительно проиграли нам по организации уровня безопасности болельщиков. Были какие-то мелкие погрешности, но без этого никак. Для этого и проводился Кубок конфедераций, чтобы перед чемпионатом мира все службы могли себя обкатать. Я присутствовал на матче открытия в Петербурге и на финальной игре. Хочу сказать, что те ошибки, которые были допущены на первой игре, в финале уже не повторились.

— Можно ли назвать выступление сборной России удачным?

— Но неудачным его тоже не назовешь. Если смотреть объективно, то строится новая команда, полно дебютантов. Многие винят Акинфеева после того гола от мексиканцев. Но нельзя забывать о том, сколько этот человек сделал для российского футбола. Я думаю, что ему было тяжело играть с новыми защитниками — он привык к Березуцкому и Игнашевичу. Возможно, где-то было недопонимание, нервы. Но даже после этой ошибки Игорь Акинфеев остается первым вратарем в России, и, надеюсь, он сохранит свое место. Но самое главное, я наконец увидел, что у наших футболистов горят глаза и они хотят играть за свою страну. Когда мы вылетали с Евро после поражения от Уэльса, у многих ребят уже были куплены билеты, чтобы уехать отдыхать. Тогда действительно было стыдно за сборную. А в этот раз, даже несмотря на невыход из группы, игра все равно понравилась. Я думаю, что футболисты смогут прогрессировать, и на ЧМ наша сборная обязательно выйдет из группы, а дальше уже будет зависеть от того, на кого попадешь.

Эрик Бикфалви: «Мне нравится ваш тренер, но вряд ли Россия выиграет чемпионат мира»

— В Екатеринбурге сейчас полным ходом идет реконструкция стадиона «Центральный». Чем эта арена будет отличаться от других объектов ЧМ-2018?

— Я считаю, что «Центральный» украсит город. Это будет одно из самых притягательных мест в городе, и, на мой взгляд, наш стадион нисколько не уступает другим новым аренам. Большой плюс в том, что «Екатеринбург-Арена» расположена в центре, до нее можно без проблем добраться из любого конца города. А первый матч на новой арене, судя по календарю, мы должны сыграть с «Рубином» в конце марта — начале апреля.

Ожидания от нового сезона

— Можно уже подводить итоги трансферной кампании «Урала»?

— Она еще не завершена и будет идти до конца августа. Селекционный отдел работает, спортивный директор работает. Если какие-то хорошие футболисты попадут к нам в сети – мы их обязательно возьмем. Наша селекция продолжается каждый день, даже когда закрыто трансферное окно. Отмечу, что без согласия главного тренера не взяли бы ни одного игрока. Каждый трансфер одобрил Тарханов.

— Какие ожидания от нового сезона?

— Мы учли все ошибки прошлого сезона. У нас опытный тренер, который все видит. В этом сезоне мы постараемся не допустить такой ситуации, чтобы наши болельщики до последних туров были в подвешенном состоянии.

— Чего не хватает такой команде, как «Урал», чтобы повторить успех «Лестера»?

— Нам тренироваться порой негде, а ты говоришь «Лестер»! Хотя мы видим пример «Ростова». Клубу совсем чуть-чуть не хватило, чтобы стать чемпионом. А за год до этого они боролись за выживание. Многое зависит от стечения обстоятельств. Пришел великолепный тренер, которого все уважают, который доказал, что он специалист высочайшего класса. Создал команду из простых ребят, укрепил несколько позиций, и команда заиграла по-другому. Мы тоже будем стремиться к этому.

— «Уралу» дают много определений. Кто-то называет его странным, Геннадий Орлов после финального матча Кубка страны заявил, что «Урал» — нервная команда. А как бы вы охарактеризовали нынешний «Урал»?

— Я бы не назвал команду странной. Надо быть там, чтобы понимать, что она из себя представляет. Не могу сказать, в каких отношениях были Шатов и Луческу в «Зените», потому что меня там нет. Если ты будешь внутри коллектива, тогда это другой разговор. Не знаю, почему кто-то называет нас нервной или странной командой. Я считаю, что у нас хороший коллектив, хорошая команда и у нас есть будущее. И мы будем все делать для того, чтобы «Урал» развивался и играл на высоком уровне.

Текст: Никита Котов

Фото: Global Look Press, ФК «Урал

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ