«Истинное презрение». История битвы «Никс» – «Хит» образца 1997 года. Часть 2

НБА Нью-Йорк Майами

Оригинал – Кэти Бейкер, The Ringer.

Часть 1 на sports.ru

Глава 3: «Это как драться с собственным братом, который знает все твои приемы»

«Никс» закончили сезон 1996-97 с показателем 57-25. Старкс стал Лучшим Шестым игроком Года. Юинг набирал 22.4 очка, 10.7 подборов и 2.4 блока за игру, и попал во вторую сборную All-NBA. Посеянные третьими «Нью-Йорк» встречались с «Шарлотт» в первом раунде плей-офф.

Уоллес: Я помню, как Глен Райс [игрок «Шарлотт»] весело пел «I Believe I Can Fly» в коридоре подтрибунного помещения, и Ван Ганди прокомментировал это, «Мы подрежем ему крылья», или что-то вроде того. Вы понимаете, это был типичный настрой «Нью-Йорка».

«Никс» вынесли «Хорнетс» в трех играх [в те времена серия в первом раунде велась до трех побед – прим. пер.] и столкнулись лицом к лицу с «Майами», которые в первом раунде обыграли «Орландо Мэджик» со счетом 3-2. «Никс» – «Хит» – это серия, наполненная драмой и интригой, как на паркете, так и вне его. Сюжет был таким: Райли, аки экс-бойфренд организации «Никс», против Ван Ганди, его многолетнего протеже. Если этого недостаточно, то брат Ван Ганди, Стэн, был помощником тренера в «Хит». Чайлдс и Браун вместе играли в «Нью-Джерси». Юинг и Моурнинг были центровыми в Джорджтауне, и вроде как дружили; Моурнинг и Джонсон вместе играли за «Хорнетс» и не дружили точно.

Франсеса: У вас было ДНК Пэта Райли, и жесткость Райли, по обе стороны площадки, вот это было действительно безумно.

Уоллес: Играть с «Майами» – это как драться с собственным братом, который знает все твои приемы, все уловки.

Фиорентино: Это было физическое противостоние; Джефф Ван Ганди был учеником Пэта Райли.

МакКарти: Джефф был очень честным тренером, с прямолинейным отношение к делу. Не знаю, видел ли я когда-нибудь его улыбающимся. На ТВ сейчас он улыбается гораздо чаще, чем будучи тренером.

Уильямс: Он каждое утро приходил на тренировки с здоровенными кругами под глазами от ежедневного просмотра баскетбола. Вероятно, жена была готова убить его.

МакКарти: Вероятнее всего, он спал на диване.

Уоллес: Райли против Ван Ганди – это когда протеже выступает против своего ментора. Протеже всегда пытаются доказать, что они ценят все то, что им дал учитель, но сейчас они покажут, что могут победить учителя.

Уильямс: Здесь было не противостояние философий, а противостояние идентичных философий. Атакующие схемы были практически одинаковыми.

«Это была война в каждом аспекте, на каждом уровне, от менеджмента к тренерам и игрокам. Это было реальное, истинное презрение» – Джон Уоллес, форвард «Никс»

Уоллес: Ментор должен показать, «Да, я научил тебя кое-чему, но не показал тебе всего».

Ван Ганди: Я думаю, что постоянное паразитирование на одной и той же истории, снова и снова – ну вы знаете, наставник и ученик; брат против брата – я думаю, что обе команды очень устали от этого.

Уоллес: Это была война в каждом аспекте, на каждом уровне, от менеджмента к тренерам и игрокам. Это было реальное, истинное презрение.

Брин: Они играли друг с другом в плей-офф четыре сезона подряд, и казалось, что они дерутся за каждое владение. Было трудно забить хотя бы 90 очков, не говоря уже о сотне. Парни сражались за каждый мяч, за каждый подбор с первой секунды первой четверти, невероятно, но это продолжалось все 48 минут игры. Это было абсолютно иконичное перетягивание каната обеими командами.

Виндерман: «Никс» – «Хит» – это Райли против Райли.

Пи Джей Браун (форвард «Хит»), в интервью после игры регулярного сезона с «Никс» 12 апреля: Я не люблю их больше, чем какую-либо другую команду в лиге. Все в раздевалке чувствуют это. Это из-за их высокомерия, они чувствуют себя богами. Они ведут себя так, будто стали чемпионами. …Но они ничего не выиграли.

Тим Хардауэй (разыгрывающий «Хит»), обсуждая противостояние с «Никс»: Я ненавижу их со всей той ненавистью, который можно ненавидеть. Вы можете ненавидеть еще сильнее? Если можете, то я ненавижу «Никс» еще сильнее.

В первых четырех играх серии 97 года ни одна команда не смогла преодолеть барьер в 90 очков. (Уайз описывал первый матч серии как «игра с эстетикой двух раздавленных на свалке автомобилей».) После первых двух матчей в Майами счет был равный, вторая игра закончилась с плотным счетом 88-84 в пользу «Хит», в ней же Старкс столкнулся с двумя игроками «Майами» и оказался на полу. После Брауна спросили об этом эпизоде. «Я думаю, это была только верхушка айсберга», сказал он. «Я думаю, вы увидите чуть больше, быть может, вещи гораздо похуже».

Третья игра, которая проходила в Мэдисон Сквер Гарден в День Матери, была напряженной, упорной битвой, которая закончилась, когда Юинг заблокировал трехочковый бросок Хардауэя, который мог сравнять счет, а затем попал штрафной и «Никс» победили 77-73. К концу игры №4, 89-76, «Нью-Йорк» повел в серии 3-1, между Оукли и Моурнингом было столько физической борьбы, что даже Райли пожаловался на это. «Никто не хочет, чтобы через него кто-то перешагнул», сказал он. Реакции на игру только подчеркнули прекрасное безобразие всего этого.

Майк Лупика (обозреватель New York Daily News), после четвертой игры: «Никс» не просто победили «Хит» в МСГ. Они привязали команду Райли к заднему бамперу нью-йоркского такси и протащили их по городу.

Майкл Уилбон (обозреватель The Washington Post) после четвертой игры: Видели ли вы когда-нибудь баскетбольную серию плей-офф, настолько эстетически спорную, настолько оборонительную, безобразную? Знаете, какой образ приходит на ум? Двое парней борются друг с другом на паркете (фол не свистят), пока мяч спокойно катится за лицевую. 

«Ну, вы знаете, я накосячил» – главный тренер «Никс» Джефф Ван Ганди.

Виндерман: Это был реслинг. Первые четыре игры серии – это как посмотреть WWE RAW (телевизионная реслинг-программа, прим.пер).

Брин: Я помню, что тогда комментировал «Никс» и получил много опыта боксерской трансляции. Было много борьбы…вместо трансляции игры была трансляция ударов.

Граник: Да, конечно, для фанатов это было все довольно увлекательно, но в итоге все должно было когда-нибудь вспыхнуть и взорваться.

Глава 4: «Ради победы он бы попытался оторвать вам яйца»

Несмотря на счет 3-1 в серии, «Хит» совсем не жаждали окончания сезона, и лидировали во второй половине пятой игры в Майами. За две минуты до конца Браун забил путбэк-данк, увеличив разрыв в счете до 12 очков в пользу «Хит», а в следующем владении Оукли жестко остановил Хардауэя. Оукли и Моурнинг обменялись «добрыми» словами. Как и Чайлдс и Браун. Оукли заработал пару технических за контакт с Моурнингом после свистка, что вылилось для него в автоматическое удаление из игры. И при счете 88-74 в пользу «Хит», за 1:53 до конца, Чарли Уорд сфолил на Хардауэе, отправив разыгрывающего «Майами» на линию штрафных бросков.

Аданде: Игра закончилась, ничего уже не могло измениться. Уж было понятно, кто победит, поэтому я начал заносить последние штрихи к моей записи игры в ноутбуке.

Скотт Брукс (защитник «Никс»): Единственная причина, по которой я был на площадке – счет был разгромный.

МакКарти: Они выигрывали крупно, поэтому наши игроки старта сидели на скамейке, а я был на паркете.

Брин: Чарльз Оукли был удален, поэтому игра изменилась. Все было примерно так – давайте уже закончим и разойдемся. Но внезапно вулкан взорвался.

Хардауэй был на линии штрафных бросков, Браун стоял у кольца между Уоллесом и Уордом. Браун подпрыгнул после второго броска в надежде поймать отскок с промаха. Уорд, бывший игрок в американский футбол и обладатель Хейсман Трофи (приз лучшему университетскому игроку в США – прим.пер.), опустил плечо и бросился на Брауна, будто форвард «Хит» был чучелом тэкла (позиция игрока в амер. футболе – прим.пер).

Фиорентино: Я думаю, что Чарли Уорд пытался вытолкать его, но слегка увлекся и подрезал ноги Пи Джея.

МакКарти: Пи Джей взял и попросту бросил его на пол.

Аданде: Я помню, как увидел ноги Чарли Уорда поверх своего ноутбука. Пи Джей Браун просто кинул его. Это было что-то из арсенала рестлеров.

Фиорентино: Пи Джей ростом 210 см; Чарли Уорд – 185 см.

Виндерман: Стоял ли Пэт Райли когда-нибудь в раздевалке, говоря: «Как только выпадет шанс, я хочу, чтобы вы подрались с этими сукиными детьми?» Нет.

Уоллес: Я помню, как схватил Пи Джея, Чарли пытался сбить его, а потом мы просто уронили его.

Виндерман: Говорил ли Пэт Райли: «Если этот засранец-недомерок фуболист подрежет тебя, я хочу, чтобы ты вырвал ему руку и отправил в полет?» Нет.

Уоллес: Я сижу на Пи Джее, пытаясь причинить ему боль, любым способом. Пэт Райли пытался меня оттащить. Это было просто сумашествие.

Брукс: Ты не знаешь, что произойдет дальше. Не знаешь, последуют ли удары.

Виндерман: Пэт Райли никогда не говорил прямо, что вы должны драться. …Но если Пэт Райли говорит, «Защищай то, что тебе принадлежит» – это тоже самое, но другими словами.

Райли, в Chicago Tribune перед игрой №7: Я хотел, чтобы они были злыми, неважно, злятся ли они на меня, пока они в этом состоянии.

Виндерман: Мой друг, который был также близок к Пэту Райли, сказал, что он видел в Пи Джее Брауне отголоски этих речей Райли, и все, что произошло в тот момент, было лишь вспышкой, а Пи Джей Браун был верным воином, солдатом, ждущим своего момента.

«Если бы его имя было Патрик Зюинг, он бы сыграл в шестом матче» – Майк Брин, комментатор радио WFAN.

Браун, в интервью Sports Illustrated перед плей-офф 1997 года: Игра за Пэта Райли – это как матч на небесах. С ним сначала – защита, а после уже нападение.

Перед сезоном 1996-97 года Браун покинул «Нью-Джерси Нетс» и подписал семилетний контракт с «Хит» на 36 миллионов. «Вне площадки он один из самых мягких игроков в лиге», говорится в статье про Брауна и его контракт в Sports Illustrated в апреле 1997 года. «Но Браун этого не показывает». Во время первого раунда плей-офф в этом сезоне Браун был награжден трофеем Д.Уолтера Кеннеди «за выдающиеся заслуги и преданность сообществу».

Брин: Из всех людей этой серии плей-офф, среди всех антагонистов и жестких игроков, Чарли Уорд и Пи Джей Браун были без сомнения самыми жесткими, как ментально, так и физически, игроками лиги. Но, как это ни странно, они были и самыми добрыми – я имею ввиду, они были исключительными джентельменами.

Фиорентино: Мы чувствовали, что Пи Джей Браун был нашим лучшим игроком в той серии. Он играл лучше все тех парней, Моурнинга, Хардауэя, Вошона Ленарда, Машберна, Марли.

МакКарти: Уорд был лидером той команды.

  

Фиорентино: Браун был очень хорош в защите, хорош в подборе, и хорошо бросал.

Ван Ганди: Уорд также самый тихий парень. Он сидел позади меня в командном автобусе, быть может, лет 10, и за все это время не сказал и 100 слов. Чарли был набожным христианином, поэтому во время игры ради победы он был готов оторвать вам яйца, а потом он бы за вас помолился.

Фиорентино: Любой, кто был знаком с Пи Джеем Брауном, знает, что у него реально хороший темперамент, он действительно приятный парень.

Ван Ганди: Люди не понимают, что мы никогда больше не увидим такого спортсмена, как Чарли Уорд. Обладатель Хейсман Трофи, выбранный в первом раунде НБА, проводит 11-летнюю карьеру в баскетболе, и в итоге задрафтован в третий вид спорта, бейсбол. Такого сочетания больше не будет никогда.

Браун, в интервью после пятой игры: Он явно собирался меня подрезать. Посмотрите запись. Он наклонился так, будто играет в амер. футбол, будто он опять играет за Флориду Стейт. Если он хочет поиграть в футбол, ему надо вернуться в Флориду Стейт.

Чарли Уорд (разыгрывающий «Никс»), в интервью после пятой игры: Я просто пытался защитить себя. Я никому не позволю обращаться со мной, как с маленьким ребенком.

Брин: Инцидент произошел возле скамейки «Никс», поэтому игроки «Хит» были далеко. Произойди все наоборот – и это была бы совсем другая история.

Ван Ганди: Ну, вы знаете, я накосячил. После того, как Пи Джей Браун поднял и бросил Чарли Уорда, я побежал на площадку и попытался всех успокоить, не убедившись, что игроки скамейки сидят на своих местах.

Скамейка «Хит» осталась сидеть – возможно, помогло то, что судья Дик Баветта был рядом – но Хьюстон и Джонсон, которые лишь секундами ранее отправились на скамейку «Никс», выбежали на паркет, чтобы разнять игроков. Старкс тоже вклинился в драку с боковой линии, заработал технический и удаление, показав при этом средний палец фанатам «Майами» по пути в раздевалку. («Потому что мне так захотелось», объяснил он тогда; позже был оштрафован лигой на 5 тысяч.) Юинг, который чуть раньше отправился отдыхать, замешкался возле скамейки «Никс».

Уильямс: Я сидел на скамейке рядом с Патриком, и у меня был большой опыт игры в НБА, поэтому я был рядом с ним и кричал: «Ты нужен нам на следующую игру!».

«Он во многом был самой трагичной фигурой НБА 90-х годов» – Д.А.Аданде, репортер WashingtonPost, о Патрике Юинге.

Граник: Я знал, что нет никаких сомнений, игра ли это в плей-офф или нет, но нам нужно будет применить правило, согласно которому игрок, покинувший скамейку, должен быть дисквалифицирован. Я не уверен, что сразу понял, кто попадет под эту кару.

Аданде: И, конечно, же, это правило было введено из-за «Никс», когда в 1993 году Грег Энтони выбежал на паркет в игре с «Финикс Санс», хотя он был даже не в спортивной форме. На нем была та отвратительная рубашка.

В ответ на ту драку 1993 года – которая оставила Райли с порванными штанами – лига ужесточила правила, введя пункт, гласивший «любой игрок, покидающий скамейку во время драки, получает автоматическую дисквалификацию как минимум на одну игру».

МакКарти: Будучи новичком, я даже не знал, что такое правило существует.

Уайз: Я помню, как после, в пресс-центре, мы смотрели повтор драки в замедленном режиме, и мы увидели, что Юинг дошел практически до центра площадки, а кто-то пытался вытолкать его обратно. И мы подумали: «Погодите-ка, это же правило «не-покидай-скамейку!».

Уильямс: Патрик был очень преданным товарищем по команде, он просто не мог сдержать себя, он хотел пойти помочь партнерам. В тот момент я уже понимал, что Патрику грозит дисквалификация.

Продолжение следует…

Фото: Getty Images/AP Images/Ringer illustration.

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ