Кайри Ирвинг хочет быть «Бэтменом». Что происходило внутри «Кэвз» за последний месяц

Кайри Ирвинг ЛеБрон Джеймс НБА Коби Олтмен Дэн Гилберт

ESPN восстанавливает детали главной мелодрамы этого лета.

Оригинал: ESPN

За последние годы Леброн Джеймс стал экспертом по манипуляциям в соцсетях. Он обычно использует их, чтобы сформулировать те или иные темы, удивить или даже разрешить проблемы, когда баскетбольный мир или его команда погружаются в хаос.

Этим летом, после поражения «Кэвз» от «Голден Стэйт» в финальной серии, основание клуба проседало с каждым новым новостным циклом, но инстаграм Джеймса представлял собой море спокойствия и радости – Леброн подшучивал над своей лысиной, троллил своего приятеля-соперника Дрэймонда Грина, запостил фотографию с тортом со дня рождения сына и его многолетнего тренера по физподготовке, а 7 июля опубликовал фотографию себя любимого на мексиканском пляже.

Никто не мог и подумать, что в «Кливленде» грядет взрыв.

Там не было никаких упоминаний о том, что клуб не смог ни удержать бывшего генерального менеджера Дэвида Гриффина, ни нанять Чонси Биллапса ему на замену. Не было и следа разочарования от того, что команда не смогла осуществить обмены Пола Джорджа и Джимми Батлера. И ничего не говорилось о сообщении от генерального менеджера «Индианы» Кевина Причарда, который в последний момент отказался от договоренности от трейда Джорджа в «Кэвз», как раз тогда, когда команда уже готовилась к празднованию.

Вместо этого в каждой новой записи Джеймс повторял один и тот же хэштэг: #striveforgreatness (борись за величие)

Штука в том, что «Кэвз», вполне возможно, больше не будут бороться за величие вместе. Джеймс так и не подтвердил намерение остаться в клубе следующим летом. Хотя даже при этом существует сильная уверенность в том, что если этот состав сохранился бы, то они непременно вышли бы в финал в следующем июне.

Таков был посыл Джеймса, по крайней мере: таков был очень хорошо продуманный четкий план, который Леброн постоянно проговаривал и публично через соцсети, и частным образом влияя на каждого игрока команды отдельно. Именно эта методика помогла «Кэвз» выиграть первый титул в истории клуба в 2016-м.

Но 7 июля, когда Джеймс наслаждался отпуском в Мексике, у Кайри Ирвинга было совсем другое на уме.

Ирвинг устал от роли Робина рядом с Бэтменом Джеймсом. Он устал от того, что другая суперзвезда – пусть даже один из лучших игроков всех времен – контролирует его судьбу. Да, он многому научился у Джеймса за те три года, что они провели вместе. Да, он очень это ценил. Но Ирвинг почувствовал, что пришло время взять ответственность за собственную судьбу. Он захотел стать главной частью команды, так, как он и предполагал три года назад, когда подписывал 5-летний контракт за 11 дней до того, как Джеймс решил вернуться домой.

Джеймс подписал три соглашения с «Кэвз» с того момента и снова станет свободным агентом в следующем году. Хотя он и не дал никаких оснований считать, что может покинуть «Кливленд», он так же не дал никаких оснований считать, что хочет подписать четвертый контракт. И очень маловероятно, что он сделает это в ближайшее время – все, кто так или иначе связаны с «Кэвз», это очень хорошо знают.

И потому 7 июля парень, который провел часы, изучая видео на YouTube, а потом отрабатывая финты до совершенства на площадке в Нью-Джерси, пришел на встречу с владельцем клуба Дэном Гилбертом и попросил об обмене. Затем он сказал ему, что предпочитает перейти в следующие четыре клуба: «Миннесоту», «Сан-Антонио», «Майами» и «Никс».

Ирвинг очень долго думал об этом дне. Готовясь к нему, он связался с теми людьми, которым доверял.

В последние месяцы «Кэвз» очень волновались из-за настроя Ирвинга. Они знали, что иногда он расстраивается из-за того, что играет вспомогательную роль в команде. Гриффин провел несколько встреч с Ирвингом в течение сезона, как говорят источники, и пытался найти варианты для исправления ситуации. Ирвинг уже и до этого выходил из себя: побочные эффекты величия Джеймса – и его щедроты – утомляли его. Но у «Кэвз» всегда получалось находить компромиссы, и они надеялись, что это произойдет вновь.

Из всех тех вещей, которые входят в обязанности генерального менеджера в НБА, управление эго и эмоциями за кулисами, наверное, можно считать самым важным. Вы можете найти экспертов по коллективному соглашению, чтобы они вытворяли финансовые ухищрения. Вы можете нагружать тренером стратегией и развитием игроком. Но все остальное – противоречащие амбиции, управление самолюбием суперзвезд, работа с их разочарованностью – все это падает на кого-то другого. На человека, которого никто не видит: на помощника тренера, обладающего высоким уровнем эмпатии, или – в случае «Кливленда» – на генерального менеджера.

В НБА нет более сложной работы в плане работы со столь разными индивидуальностями, чем должность во фронт-офисе «Кэвз». За последние три года «Кэвз» ходили по натянутому эмоциональному канату – здесь и известный своим взрывным темпераментом и нетерпеливостью Гилберт, и пассивно-агрессивность Джеймса, и склонность Ирвинга замыкаться в себе, дуться или заниматься самокопанием. Гриффин всегда  с этим справлялся настолько хорошо, настолько только мог. Но 7 июля Гриффин был уже в Нью-Йорке, где встречался с «Никс» и пытался решить, хочет ли он быть их генеральным менеджером. Его работа в Кливленде закончилась внезапно, за три дня до драфа, когда Гилберт отказался предлагать ему новый контракт.  

По информации источников, по большей части разочарованное отношение Ирвинга к Джеймсу проистекало из того, что происходило на площадке. Джеймс, один из лучших игроков всех времен НБА, контролировал мяч больше, чем какой-либо форвард в истории. Это означает, что Ирвинг получал мяч гораздо реже, чем ему хотелось бы. Интересно при этом, что в сезоне-2016/17 Ирвинг совершил в составе «Кэвз» больше всех бросков, в среднем на 1,5 больше, чем Джеймс, и набирал 25,9 очка, что является лучшим результатом для него в карьере. Впервые в карьере Леброна кто-то другой лидировал в его команде по броскам с игры.

Но были и сопутствующие проблемы, которые беспокоили Ирвинга. Например, друг Леброна Рэнди Мимс работает в штате «Кэвз» и летает на клубном самолете, тогда как близкие друзья Ирвинга лишены такой возможности. Ирвинг злится из-за того, что приблизительно равные ему в статусе звезды вроде Дэмиана Лилларда и Джона Уолла являются центральной частью своих клубов и получает соответственное отношение к себе. Это забавно, так как Уолл завидует тому, что Ирвинг подписал многомиллионный контракт с Nike, а Лиллард никогда не проходил в плей-офф дальше второго раунда. Ирвинг же трижды играл в финале и взял один титул.

Источники указывают, что несколько раз в плей-офф Ирвинг проводил продолжительные напряженные беседы с Джеймсом – вместе они пытались вернуть команду в боеспособное состояние после нестабильного слабого регулярного сезона.

После ужасного поражения от «Сан-Антонио» 27 марта в матче, который Ирвинг завершил с худшим в карьере показателем плюс-минус (-29) и набрал лишь 8 очков (4 из 13), защитник «Кэвз» был удручен. «Кливленд» проиграл три из четырех матчей и впервые за весь сезон слетел с первого места на Востоке.

Ирвинг остался на площадке после игры и побросал дополнительно, затем отправился в раздевалку, засунул ноги в ведро со льдом, покрыл голову полотенцем и провел длинный эмоциональный разговор с Джеймсом.

«Нельзя думать, что одного титула достаточно. Для человека естественно самоуспокаиваться, – сказал Ирвинг через несколько дней. – Но если ты мазафакер, тебе нужно два титула, нужно три титула, нужно четыре титула. Мне нужно больше. Я собираюсь их взять. Моя работа как одного из лидеров этой команды заключается в том, чтобы вести за собой парней».

Джеймс научился понимать и восхищаться ненасытностью, которая мотивирует Ирвинга. Он также научился понимать, что иногда ему нужно давать 25-летней звезде пространство, чтобы тот справлялся со своими мыслями самостоятельно.

После сезона, как говорят источники, было желание организовать встречу, чтобы дать всем выговориться, но этого так и не произошло. В отличие от большинства клубов, «Кэвз» не проводят встреч с игроками по завершении сезона. Если бы это произошло, то команда бы заранее поняла, насколько все серьезно. Но «Кливленд» был сфокусирован на других вещах, а именно на будущем Гриффина.

На неделе, которая следовала за финальной серией, произошли два события: Джордж проинформировал «Индиану» о том, что он не планирует продлевать соглашение с ними. И Гриффин с Гилбертом не смогли договориться об условиях нового контракта. Гриффин ушел вместе с помощником генменеджера Трентом Редденом.

Дальше начался хаос. «Кэвз» пытались достичь договоренности об обмене либо Батлера, либо Джорджа. Некоторые их предложения о трейду включали Ирвинга, и когда он узнал об этом, то расстроился еще больше. Ранее Гриффин всегда держал связь с Ирвингом, но теперь тот пребывал в неведении.

«Кэвз» сделали предложение «Чикаго» по обмену Батлера, но «Буллс» всерьез не восприняли его, реального интереса не было. Батлер связывался с игроками «Кэвз» – в том числе с Джеймсом и Ирвингом, как говорят источники  – но никакого соглашения не получилось.

За несколько дней перед драфтом, по информации источников, «Кэвз» провели переговоры с «Финиксом» и «Ютой» – они искали третью команду для обмена с участием Джорджа. Самый серьезный вариант подразумевал участие «Санс», которые предлагали 4-й пик драфта и Эрика Бледсоу. «Джаз» проявляли интерес к Ирвингу в последние годы, но эти переговоры никогда ни к чему не приводили.

В день драфта, когда «Чикаго» договорился о сделке с «Миннесотой», «Кэвз» яростно пытались организовать трейд Пола Джорджа с участием трех команд. «Денвер» очень хотел заполучить Кевина Лава и предлагал защитника Гэри Хэрриса и 13-й пик, которые отправились бы «Индиане» за Джорджа.

Но сделка так и не состоялась. «Индиана» параллельно работала над трейдом с «Портлендом», который был готов отдать три пика первого раунда за Джорджа. В итоге получилось так, что «Наггетс» обменяли 13-й пик в «Юту» на Трея Лайлза.

Следующую неделю «Кэвз» провели в непонятном состоянии. Биллапс провел два интервью с Гилбертом, одно – в Детройте, одно – в Кливленде, но так и не согласился взять должность. Одновременно Коби Олтман из третьего человека во фронт-офисе превратился в первого и пытался организовать обмены на фоне ожидания, что в клуб вот-вот придет Чонси Биллапс.

«Кэвз» продолжали вести переговоры с «Денвером» и провернуть обмен, который бы заставил «Пэйсерс» расстаться с Джорджем. Обе команды беспокоились из-за «Бостона», который легко мог перебить их предложения, но пока ждал, сможет ли заполучить Гордона Хэйворда на рынке свободных агентов.

Днем 30 июля обе стороны считали, что пришли к консенсусу. Во время телефонного разговора с участием всех клубов все представители дали устное согласие: Джордж переходит в «Кэвз», Лав – в «Наггетс», Харрис и пики следуют в «Пэйсерс».

Перед тем как трейд оформить окончательно, стороны договорились о том, что Гилберт должен поговорить с Джорджем по телефону. В это время менеджеры уже начали строить другие планы по усилению команды, учитывая состоявшийся приход Джорджа.

Но затем Причард, который участвовал в общей беседе и дал согласие, прислал сообщение, что его команда выходит из сделки.

«Денвер» и «Кливленд» пытались еще все спасти, но уже скоро появились новости, что Джордж стал игроком «Оклахомы». У Причарда могло быть множество причин для того, чтобы передумать, в том числе и то, что он не хотел отдавать Джорджа конкуренту по дивизиону. В итоге важно одно: «Кэвз» упустили Джорджа.

На протяжении следующей недели «Кэвз» подписали разыгрывающего Хосе Кальдерона, форварда Джеффа Грина и крайнего Кайла Корвера. Они промахнулись и с Батлером, и с Джорджем, и с Крисом Полом, который не стал становиться свободным агентом, а вместо этого форсировал переход в «Рокетс».

И они промахнулись с Биллапсом. Он отказался от места после нескольких раундов переговоров с Гилбертом. Через четыре дня, когда тренерский штаб и представители фронт-офиса приехали в Лас-Вегас на Летнюю лигу, стало известно, что Ирвинг требует обмена.

После встречи с Кайри Гилберт прилетел в Неваду и присоединился к команде. В своем отеле он собрал менеджеров, в том числе Олтмана, и объявил о желании Ирвинга.

Встреча получилась очень длительной: команда обсуждала различные варианты дальнейшего развития событий. Они решили, что не будут спешить, все изучат и постараются найти способ выжать максимум из ситуации. Гилберт поддержал молодежь, и они разошлись с уверенностью, что несмотря ни на что, ситуацию еще можно разрулить. У Ирвинга высочайшая ценность на рынке, и они получали шанс перестроить ростер так, чтобы улучшить шансы противодействия «Уорриорс».

В последующие дни новость дошла до игроков «Кэвз», в том числе и Джеймса. Некоторых это застигло врасплох.

«Конечно, у нас хватало и сложных моментов, все это задокументировано, но в то же время было много всего и позитивного, – сказал один из игроков «Кэвз». – Надеюсь, что Кайри останется, это все, что я могу сказать. В конце концов, мы довольно о***нны».   

Все это оставалось в секрете, хотя слухи о недовольстве Ирвинга начали всплывать еще во время Летней лиги. Гилберт начал переговоры с Олтманом, которому предложил должность постоянного генерального менеджера, и в итоге подписал с ним трехлетнее соглашение. Олтман решил сделать своим заместителем Майка Гэнси – тот когда-то играл за команду «Кэвз» в D-лиге и постепенно поднимался по карьерной лестнице, придя в клуб в качестве стажера.  

Затем в пятницу ESPN объявил о желании Ирвинга сменить команды, и телефоны «Кэвз» взорвались от предложений со всей лиги. Клуб и игроки к тому времени уже пережили все уровни шока.

В том числе и Джеймс, который в субботу сменил свое настроение в соцсетях на «меланхоличное». В своем классическом завуалированном стиле он опубликовал небольшое видео на Инстаграм с новой песней Мика Милла под названием «Heavy Heart» («С тяжелым сердцем»):

Damn, the game left me with a heavy heart.

The streets left me with a heavy heart.

N—— said they with you when they really not.

(Ниггеры говорят, что они с тобой, но на самом деле – нет)

Никаких хэштэгов на этот раз.

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ