Как на самом деле оформляются трансферы

бизнес Ромелу Лукаку Мино Райола Александр Ляказетт премьер-лига Англия

Перевод познавательного текста The Independent о мире трансферов – в блоге «Англия, Англия».

Трансферная пора идёт полным ходом. Несмотря на практически бесконечный поток слухов, переговоров и сделок, вопросы о том, как на самом деле работают трансферы с точки зрения бизнеса, остаются.

Чтобы пролить немного света на эту часть футбольной реальности, The Independent пообщались с Джейком Коэном, спортивным юристом, который работал над несколькими громкими сделками.

Как работают трансферы?

В условной трансферной сделке часто проводятся три ключевых раунда переговоров одновременно:

1) переговоры между покупающим клубом и продающим о цене;

2) переговоры между покупающим клубом и агентом игрока о личном контракте футболиста;

3) переговоры между покупающим клубом и агентом игрока о размере агентской выплаты.

Продающий клуб должен для начала дать разрешение покупающему клубу на переговоры с игроком по поводу потенциального перехода, но в реальности всегда существуют посредники, которые связывают покупающий клуб и игрока, чтобы оценить интерес футболиста до официального разрешения на переговоры. Здесь кроется подвох, который может привести и приводит к обвинениям в ведении нелегальных переговоров, что мы наблюдали в прошлом месяце, когда «Саутгемптон» обвинил «Ливерпуль» в ведении переписки с Вирджилом ван Дейком.

Многие переговоры проходят с использованием WhatsApp. Агенты и руководители клубов предпочитают WhatsApp по ряду причин: у всех телефон всегда наготове, это проще, чем электронная почта, есть функция группового чата, есть уведомления о прочтении, поэтому никогда не возникает вопроса, получили ли адресаты последнюю информацию, которую вы отправили, вы также можете писать сообщения и звонить по всему миру из любой точки планеты.

Кроме того, контактная информация WhatsApp никогда не изменится, если сам пользователь этого не хочет. Например, руководитель недавно начал новую работу в клубе в другой стране, и у него появляется новый адрес электронной почты, рабочий телефон, клубный номер мобильного, но его номер в WhatsApp остаётся прежним. Таким образом, заинтересованным сторонам очень легко оставаться на связи с исполнителями без необходимости отслеживать новую контактную информацию.

В 2017-м году WhatsApp – незаменимый инструмент для многих людей, причастных к футбольным трансферам.

Что такое соглашение о множественном представительстве?

Когда сообщалось, что Мино Райола действовал от лица Поля Погба при рекордном возвращении игрока из «Ювентуса» в «Манчестер Юнайтед», преобладающее и в тоже время ошибочное мнение заключалось в том, что представление Райолы всех трёх заинтересованных сторон было какой-то уникальной ситуацией.

Совсем недавно сообщалось, что одна из причин, почему Ромелу Лукаку подписал контракт с «Манчестер Юнайтед», была в том, что клуб был готов заплатить Райоле значительный гонорар, тогда как «Челси» отказались.

На самом деле агент, работающий на несколько сторон при согласовании трансфера – это норма. По крайней мере, когда задействованы английские клубы. Возьмём для примера трансфер Лукаку. Райола действовал в интересах Лукаку во время переговоров с покупающим клубом, имея в то же время отдельное соглашение с покупающим клубом выступать от его имени в переговорах с «Эвертоном».

Хотя на лицо конфликт интересов, соглашения о множественном представительстве очень распространёны и полностью укладываются в рамки правил, поскольку все стороны принимают данные правила. Игрок, вовлечённый в трансфер, не несёт ответственности за какие-либо агентские выплаты (но этот игрок будет облагаться налогом HMRC [Управление Её Величества по налогам и таможенным пошлинам – прим. пер.] на часть агентского гонорара, так как это классифицируется как пособие в натуральной форме, но это уже чисто налоговые вопросы, которые никак не касаются футбола). Процесс получения разрешения от FA на двойное или тройное представительство достаточно прост.

Почему клубы анонсируют сделки до открытия трансферного окна?

Во время летнего окна международные трансферы не могут быть официально оформлены до 1-го июля.

Почему же мы увидели несколько громких сделок, объявленных до этой даты? Например, «Манчестер Сити» анонсировал подписание Бернарду Силвы из «Монако» 26-го мая, всего через несколько дней после окончания сезона АПЛ. Игрок, задействованный в трансфере, не может быть зарегистрирован в новом клубе до 1-го июля, в тоже время это не мешает покупающему и продающему клубам, и игроку обговаривать условия. Для многих клубов финансовый год длится с 1-го июля по 30-е июня, что совпадает с началом летнего трансферного окна.

Почему финансовый год приближен к трансферному окну? Это даёт клубам свободу по части бухгалтерии – трансфер можно отнести к завершающемуся финансовому году или к наступающему. Например, «Барселона» совершила сделку по продаже Сеска Фабрегаса в «Челси» в июне 2014-го, что позволило клубу зафиксировать прибыль от этого трансфера в 2013/14-й финансовый год. Хотя Фабрегас всё равно не мог быть зарегистрирован в «Челси» до 1-го июля.

Существуют также маркетинговые соображения. Например, сделка «Челси» с «Adidas» заканчивалась 30-го июня, а контракт с «Nike» вступал в силу с 1-го июля. «Челси» и «Nike» подписали 15-летний договор на £900 миллионов. В результате у «Челси» не было ни единой причины регистрировать игрока раньше. Зачем клубу анонсировать подписание и представлять игрока, держащего или одетого в форму уходящего коммерческого партнёра?

У клуба есть возможность подождать несколько дней и объявить о новом подписании вместе с новым коммерческим партнёром, прямым конкурентом старого спонсора. Неудивительно, что «Челси» и другие клубы в подобных ситуациях предпочитают ожидание. В самом деле, «синие» анонсировали первое крупное подписание в лице Антонио Рюдигера на видео, где юный фанат в клубном магазине на «Стэмфорд Бридж» жаждет получить новую футболку «Челси» с именем Рюдигера на спине.

Кроме того, некоторые сделки требуют времени из-за затянувшихся переговоров между клубами по условиям трансфера, и/или между игроком и покупающим клубом по личному контракту. Существует ряд логистических причин, которые могут привести к задержке трансфера. Например, некоторые игроки были в России на Кубке Конфедераций со сборными. Сейчас они наслаждаются долгожданным отпуском.

Так как клубы уже требуют от игроков отчёта о предсезонных тренировках, у игроков есть очень маленький промежуток времени на отпуск этим летом. Нетрудно понять, почему некоторые футболисты решают отложить все дела, чтобы насладиться короткими выходными, которые они могут провести с семьёй и друзьями.

Есть и другие факторы, которые могут отложить трансфер, даже если ключевые условия были согласованы, начиная от разрешения на работу и заканчивая имиджевыми правами. Одна недавняя громкая сделка с участием известного топ-игрока, перебравшегося в клуб АПЛ, была отложена из-за довольно уникальных трудностей, связанных с компанией, занимающейся имиджевыми правами этого футболиста. Проблемы нужно было решить прежде, чем компания смогла передать часть прав на изображение игрока его новому клубу.

Клубы могут отбить трансфер за счёт продажи футболок, не так ли?

Часто утверждается, что клубы могут окупить стоимость игрока продажей формы. Это утверждение дальше некуда от истины!

Сделки с техническим спонсором не являются традиционными спонсорскими контрактами – это лицензионное соглашение, которое позволяет производителям формы использовать бренд клуба для продажи фирменной продукции. Клубы обычно получают ежегодные выплаты – например, «Манчестер Юнайтед» получает £75 миллионов в год от «Adidas», «Челси» – £60 миллионов в год от «Nike», «Арсенал» – £30 миллионов в год от «PUMA» и 10-15% от выручки от продажи футболок.

К тому же подписание звёздного игрока не приводит к огромному ажиотажу по продаже футболок, как это могло бы показаться. Хотя всплеск продаж имеет место в тех регионах, откуда родом игрок, в большинстве случаев футболки покупают те, кто и так собирался это сделать, но предпочитают печатать фамилию нового игрока.

Сделки по производству формы часто – самые прибыльные для футбольного клуба, и не безосновательно. Изготовители не платят командам за крошечный логотип на лицевой стороне футболки, скорее они делают инвестиции, которые принесут хороший доход. Например, исполнительный директор «Adidas» Герберт Хайнер оценивает заработок компании в £1,5 миллиарда за 10 лет от £750-миллионого соглашения с «Манчестер Юнайтед».

Почему клубам просто не взять и не начать своё производство формы, чтобы получать 100% прибыли? Ответ прост – потому что это футбольные клубы, а не производители формы. У них нет глобальной сети дистрибьютеров, необходимых для производства, доставки и продажи сотен тысяч, а в некоторых случаях, миллионов футболок каждый год. Многие клубы используют аутсорсинг даже для логистики своих интернет-магазинов, а это мизерные операции по сравнению с тем, что требуется для производства, распространения и продажи формы в глобальном масштабе.

У футбольных клубов нет доступа к таким ресурсам. Даже самые крупные футбольные клубы – крошечные предприятия по сравнению с «Adidas» или «Nike». «Nike» заработал значительно больше за три месяца (около £7 миллиардов за март, апрель и май 2017-го), чем «Челси» за 112 лет своей истории.

Как обстоят дела с арендами?

Заблуждение считать, что клубы могут отправлять игроков в аренду по собственному желанию. В каждой арендной сделке игрок должен быть согласен на переход. Ни один игрок не отправляется в другой клуб без его ведома и на условиях, с которыми он явно не согласен.

Трансферный бюджет важнее всего, не так ли?

Мы часто слышим выражения «чистые траты» [после налогообложения] и «трансферный бюджет», которые используются для количественной оценки финансовой мощи клуба во время окна.

Однако клубы не берут в расчёт «чистые траты» при ведении бизнеса, и ни один менеджер никогда не касается «трансферного бюджета». Данные ошибочные суждения о том, как клубы ведут бизнес, основаны исключительно на трансферной стоимости и совершенно не учитывают зарплату. На самом же деле клубы больше тратят на заработную плату, нежели на трансферную.

Понятие «трансферного бюджета» также подразумевает то, что менеджер имеет какое-либо отношение к финансовой стороне сделки. Хотя на деле менеджер крайне редко участвует в переговорах по ключевым условиям перехода или контракта.

Трансферные выплаты амортизируются (бухгалтерский аналог для «разделяются») на срок контракта игрока. То есть, если клуб подписал игрока за £40 миллионов этим летом, и контракт рассчитан на 5 лет, трансферная стоимость будет записана как £8 миллионов в год, на каждый из последующих 5-ти сезонов, а не £40 миллионов за один раз.

Например, когда «Арсенал» купил Александра Лаказетта из «Лиона» за £53 миллиона, «Арсенал» не запишет £53 миллиона в расходную книгу этого года. Плата будет разбита на £10,6 миллионов на каждый год 5-летнего контракта Лаказетта. Помимо трансферной стоимости зарплата Лаказетта также должна браться в расчет при оценке стоимости. Включая его базовую зарплату, отдельную сделку на имиджевые права, бонус за подписание и вероятные бонусы за результативность, общие выплаты Лаказетту могут достигать £200 тысяч в неделю, что будет повышать его трансферную стоимость на ежегодной основе и на протяжении действия его контракта.

Таким образом, когда стоимость £53 миллиона за Лаказетта рассматривается отдельно или с включением только трансферных выплат, это не отражает общую стратегию «Арсенала» и соответствие сделки по Лаказетту общему уровню футбольной действительности. «Арсенал» наряду со всеми другими клубами АПЛ и УЕФА будет рассматривать стоимость Лаказетта как ~£22 миллиона в год (амортизация плюс компенсация) на последующие 5 лет, а не просто £53 миллиона этим летом.

Клубы, которые оплачивают трансферную стоимость целиком, в приоритете у продающего клуба и используют это как главный козырь. Но при крупных сделках стоимость выплачивается регулярными платежами в течение года или двух.

Данные механизмы – общепринятая практика для восьми ведущих лиг Европы (и за её пределами). Тем не менее, данная схема нужна для понимания того, как фактически клубы подсчитывают стоимость игрока и бюджет на новые подписания, особенно в свете правил финансового fair play УЕФА и местных лиг.

Почему мы не видим сделок по обмену?

Вы смело можете причислять слухи об обмене игроками к бредовым. Кроме некоторых исключений, подтверждающих правило (Галлас/Коул, Это’о/Ибрагимович, Матич/Луиз), обменные сделки практически никогда не совершаются (во избежание путаницы, трансферы Уэйна Руни и Ромелу Лукаку не были сделкой по обмену).

Переход одного игрока – хлопотное дело. Когда к той же сделке подключается второй игрок, добавляется дополнительный и часто непреодолимый уровень сложности. Второй игрок привносит ещё один раунд переговоров между клубами на счёт стоимости игрока, ещё одни переговоры между игроком и его агентом, и дополнительные агентские выплаты. Также оба игрока должны иметь желание сменить клуб.

Как работают отступные?

Иногда возникает путаница: по игроку, у которого имеется прописанная сумма отступных, делается предложение, удовлетворяющее указанной сумме, но его все равно не продают. Дело в том, что существует два типа отступных: фактическая сумма выкупа и, так называемые, «справедливые» отступные.

Фактическая сумма выкупа обязывает клуб, в чьём расположении находится игрок, продать его тому, кто отвечает требованиям, указанным в отступных. Эти требования могут варьироваться, но руководство клуба старается выстроить их таким образом, чтобы предотвратить возможность для прямого конкурента активировать данный пункт в контракте. Например, клуб АПЛ может исключить возможность для другого клуба АПЛ воспользоваться отступными. Португальские клубы, как правило, взвинчивают цену для других португальских клубов в 3, а то и в 4 раза по сравнению со стоимостью для всех остальных.

«Справедливые» отступные по сути являются бессмысленными, потому что обязывают клуб рассматривать предложение и вступать в справедливые переговоры о продаже игрока.

Джейк Коэн, The Independent

Блог «Англия, Англия» в соцсетях: Twitter / VK / Telegram

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ