Кто выиграет и проиграет в новом сезоне «Формулы-1»

Кто выиграет и проиграет в новом сезоне «Формулы-1»

Новые правила повлияют на пилотаж гонщиков.

В «Формуле-1» наступил год перемен: боссы команд договорились с ФИА о существенном ускорении гоночных машин в обмен на возможность дорабатывать двигатели. Однако новые правила требуют дополнительных усилий не только от технических штабов конюшен, но и от пилотов – кто не приспособится к изменениям, по итогам сезона окажется среди проигравших. 

Что не так с аэродинамикой болидов 

Многие болельщики недоумевают: зачем руководство серии меняет регламент в области аэродинамики? Некоторый резон в непонимании и неприятии перемен есть, если расценивать «Формулу-1» исключительно как гонки по прямым с наибольшей зависимостью от двигателей. Однако в последние годы у серии возникали проблемы со зрелищностью – из-за снизившегося по сравнению с гонками 10-летней давности уровня прижимной силы пилоты перестали рисковать, предпочитая крутым обгонам по внешним траекториям в поворотах невыразительные объезды конкурентов на прямых с помощью DRS. В результате действительно классные маневры – вроде того, что сделал Ферстаппен с Росбергом на Гран-при Бразилии – стали редкостью. Но с новым регламентом (если все пойдет по плану) количество красивых обгонов может увеличиться. 

Как это повлияет на гонщиков

Возросшая прижимная сила будет сильно ощущаться на шкуре, мышцах и костях всех пилотов без исключений. Ведь с ее ростом увеличатся нагрузки на спортсменов при торможениях и в поворотах. Прежде всего именно в быстрых связках, где боковые перегрузки увеличатся чуть ли не вдвое. 

Более того, кардинально изменится работа с педалью газа и шинами. Теперь ускорение при выходе из поворотов можно начинать намного раньше. Да и необходимости сильно следить за износом покрышек уже не будет. Понятное дело, это серьезно повлияет на пилотаж. 

Что было раньше 

В последние годы в «Ф-1» комфортнее было легким пилотам (весом около 60 килограммов), вроде Фелипе Массы, Уилла Стивенса и даже Себастьяна Феттеля, который при росте в 176 сантиметров тренировался умопомрачительно много, чтобы укладываться в 58 килограммов и обладать дополнительным преимуществом перед противниками. Это может показаться странным, но масса при невысоком уровне прижимной силы действительно означает немало — например, на трассе в Сингапуре каждые дополнительные 10 килограммов стоили примерно 0,17 секунды с круга. Выглядит не так значительно, но за 60 кругов набирается уже 10 секунд — за такое отставание пилота от напарника пресса и болельщики вынесут суровый вердикт. И это не говоря о более сложной балансировке и развесовке машины (да-да, гигантский по меркам среднего пилота Дженсон Баттон, проблема баланса — в тебе). Отчасти эти факторы и подарили возможность Массе побывать на австрийском поуле в 2014 году — на трассе, которая состоит почти из одних прямых. 

Из-за малой прижимной силы ключевым элементом в пилотаже был уровень сцепления шин. Именно он был главным аспектом при скоростном прохождении поворотов. Пилоты, умевшие как следует сберечь ресурс покрышек, были в среднем намного опаснее на каждом следующем круге и сильнее не настолько искусных в сбережении оппонентов при обгонах. И это не упоминая «лишние» пит-стопы и выигранное из-за них время. Благодаря этой способности Серхио Перес смог повести за собой «Форс-Индию» к самому успешному сезону в истории, а Кими Райкконен, известный своим шинным волшебством, провел сезон на уровне Феттеля. 

Как будет теперь 

С растущими перегрузками усиливаются требования к выносливости и подготовленности пилотов. Общее физическое развитие, тренированность мышц шеи — эти факторы станут ключевыми. Причем выносливость должна быть не на уровне «могу проехать 100 км на велосипеде слабым темпом», а на предельных возможностях на протяжении всех кругов и километров гонки. Потому что в противном случае маневры вроде обгона Ферстаппена будут заканчиваться авариями в стиле Пастора Мальдонадо. 

Возможность газовать задолго до выхода из поворота окажется очень кстати агрессивным парням, думающим прежде всего о времени на круге — и только потом об экономии. Которая, кстати, потеряет былое значение. Теперь большая часть сцепления будет обеспечиваться мощным аэродинамическим пакетом. Потому важность сохраненных «на потом» покрышек упадет, и конструкторы с пилотами, ставившие этот аспект в край угла, потеряют преимущество. 

Последствия неминуемы 

Какими бы ни были правила аэродинамики, преимущества более низкого веса останутся с легкими пилотами. Вот только теперь им придется тренироваться втрое или даже вчетверо активнее, чтобы не соскребать себя с сиденья болида после каждой связки «Мэгготс- Беккетс». Пилоты с изначально большей мышечной массой перестанут истязать себя адскими диетами, которым даже модели позавидуют, и планами отрезать себе что-нибудь, чтоб стать быстрее. Напротив, их массивность станет природным преимуществом, верным помощником в каждых «эсках». 

Агрессивные гонщики наконец-то получат возможность реализовываться на трассе, а не ломать собственный стиль, представляя себя на месте потерявшего работу гражданина с ипотекой. 

Получается, что новый регламент уравнивает достоинства и недостатки пилотов между собой, не давая какому-то определенному типажу слишком очевидных преимуществ. Конечно, не равенство двигателей, но и на том спасибо. 

Кому перемены пойдут на пользу 

Новый регламент – рай для Себастьяна Феттеля, который прославился одной из лучших физических подготовок в «Формуле-1» (и не набирал при этом дополнительного веса). Успех складывается из множества мелких частей, и Себ, очевидно, немало работает над будущими победами еще в отпуске. Также новым правилам обрадовался Нико Хюлькенберг, которого не брали в топ-команды во многом именно из-за роста и веса. К тому же оба немца относятся как раз к разряду агрессивно пилотирующих гонщиков, использующих каждую возможность надавить на газ. Как и Даниэль Риккардо, который неоднократно радовался в интервью новыми возможностями автомобилей и шансом эффективно воспользоваться своим телом. А у Макса Ферстаппена уже давно дома стоит настоящий полноценный тренажер, симулирующий машину и позволяющий тренировать мышцы шеи под нагрузкой. Так что молодой голландец обязан своими маневрами не только PlayStation. 

Но самым сбалансированным все равно выглядит коренастый Валттери Боттас – внушает уже только внешний вид второго пилота «Мерседеса». Возможно, он много тренируется со своей женой, финской пловчихой, что сказалось на его мускульном развитии. Кто знает, может даже этот фактор тщательно обдумывал Тото Вольфф, выбирая напарника для Льюиса Хэмилтона. 

Кто проиграет

Но везде, где есть победители, есть и проигравшие. И прежде всего – Фелипе Масса. Он не просто самый легкий пилот, но еще и один из самых возрастных. Таким всегда труднее принимать радикальные изменения в нагрузках. По тем же причинам в зону риска попадает и Кими Райкконен, которому уже не удастся выезжать за счет аккуратной работы с шинами. Вряд ли не особо влюбленный в монотонные тренировки финн переключится в новый режим с первой же гонки. Также это может послужить причинами провала Серхио Переса, который не имеет преимуществ по параметрам — и потеряет смысл в фирменных длинных отрезках. 

Хорошие новости для Квята? 

В предсезонном профайле прошлого года Даниил внесен с ростом 183 см и весом 58 килограммов – он хорошо поработал над весом. Более того, Даниил прослыл очень тренированным и физически подготовленным гонщиком с потенциалом для развития. Возможно, в новом сезоне серия неудач, наконец, прервется, и он сможет заслужить еще сезон в кокпите какой-нибудь другой команды. 

Но Даня не один такой. В подписании «Уильямсом» нынешнего чемпиона «Формулы-3» Лэнса Стролла тоже резко появляется ощутимый смысл. Как заметил авторитетный аналитик Sky Sports Энтони Дэвидсон, болиды нового сезона будут походить на переевшие «озверина» автомобили «Ф-3» – по соотношению уровня прижимной силы, мощности двигателя и отзывчивости. Когда, как не при старте именно такого регламента еще дебютировать парню, порвавшему именно эту молодежную серию? Более того, это объясняет, почему «Форс-Индия» предпочла побеждавшего в «Формуле-3» Эстебана Окона чемпиону ДТМ Паскалю Верляйну (если абстрагироваться от непростого характера немца), который в открытых колесах впечатлял не слишком сильно. 

И да, у Макса Ферстаппена обнаруживается и это преимущество. Это все Йос, прогнувший ФИА и заставивший написать регламент под своего сына, не так ли?

Фото: Gettyimages.ru/Clive Mason; globallookpress.com/Hoch Zwei, imago/Eibner; Peter Fox

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ