Мария Командная: «Матч ТВ» – это стабильность, FOX Sports – это мечты. А я всегда выбираю мечты»

Мария Командная Матч ТВ

В начале июня телеведущая Мария Командная покинула «Матч ТВ» и начала работать на FOX Sports. Дарья Конурбаева узнала, как такой трансфер стал возможен.

– В августе прошлого года мне написал человек, который курирует чемпионат мира и Кубок конфедераций на FOX Sports. Дэвиду, видимо, про меня рассказывали, и ему стало интересно, что я из себя представляю. Мы встретились, долго говорили. О чем не помню, но помню, что полчаса точно — о Леброне Джеймсе.

Ближе к ноябрю FOX ясно дал понять, что хочет видеть меня в своей команде на Кубке конфедераций и чемпионате мира в качестве сайдлайна – корреспондента, работающего на кромке поля. При этом покидать «Матч ТВ» мне в принципе было необязательно: FOX был не против совмещения.

Но «Матч» оказался против. Я пришла к Тине и честно сказала, что мне поступило такое-то предложение от одного зарубежного телеканала. Но она не проявила к этому интереса и сказала, что мне придется выбирать. Честно говоря, в тот самый момент я свой выбор и сделала. Ближе к Кубку Конфедераций, когда мне уже надо было подписывать контракт с FOX, я спросила Тину о возможности взять отпуск за свой счет и все-таки отработать турнир на другом канале. Она снова сказала нет, поэтому я пошла и тихонько написала заявление об увольнении по собственному желанию. Что я чувствовала в тот момент? Ничего особенного, ведь уже в ноябре я знала, что ухожу. 

– Кажется, ты одна из немногих за все время работы на «Матче», кто ушел с канала без скандалов.  

– Но мне нравилась моя работа. У меня была возможность разговаривать о спорте с большой аудиторией и при этом получать за это деньги. По-моему, это довольно классно. К тому же «Матч» добавил мне узнаваемости. Меня сейчас очень много узнают на улицах, причем не только на стадионах. Люди очень часто подходят ко мне, просят сфотографироваться или говорят, что смотрят мои инстасториз. Это мило! Мне, кстати, интересно, что будет через год — я же уже не буду в российском телевизоре по пять часов в неделю. Но, если честно, меня это мало волнует. Сейчас я сосредоточена на других вещах.

Ну а весь этот негативный фон вокруг «Матча», который ты, конечно, имеешь в виду – меня он, к счастью, никак не касался. Я просто приходила на работу, передо мной была верстка программы «Все На Матч», которую надо было провести. И вот это то, что меня действительно волновало.

Забавно, во время Кубка Конфедераций ко мне в разное время подошли несколько человек со словами: «Мария, можно пожать вам руку за то, что вы ушли с «Матч ТВ?» Честно, мне это было не совсем приятно.

 Ты несколько месяцев делала утреннее шоу на «Матч ТВ». Почему оно оказалось неудачным?

– Долгий разговор. Но оно было не таким, каким его хотела делать я. Изначально ко мне обратились как к основателю The Challenger — сделать что-то такое же легкое и классное, про здоровый образ жизни, но на телеке. В результате обсуждений проект трансформировался и трансформировался, а от изначальной идеи почти ничего и не осталось.

– Есть ли на «Матч ТВ» цензура?

– Я с ней никогда не сталкивалась. Речь скорее о какой-то внутренней цензуре каждого сотрудника. Но я везунчик в этом смысле — никогда никакого ада меня никто говорить не заставлял.

– Тогда как ты оценишь то, как «Матч-ТВ» освещал скандал Емельяненко и Кадырова: ноль новостей на сайте и столько же упоминаний в эфире?

– Честно говоря, я даже не думала об этом. То есть понятно же, что не я формировала повестку «Матч ТВ». И этот вопрос даже не приходил ко мне в голову — освещали мы этот скандал или нет. Вполне возможно, в это время у меня просто не было эфиров, поэтому и задумываться не пришлось. Хотелось бы мне самой рассказать об этом конфликте? О нет, конечно, нет. Просто потому что меня саму он не особо интересовал.

– Были случаи, когда тебе было стыдно читать то, что написано в суфлере?

– Если только там были пропущены какие-то запятые — я ненавижу, когда пишут с ошибками. Но все подводки, которые должны были произноситься по суфлеру и были написаны не мной, вычитывала как раз я. 

– Есть категория журналистов, которые отказываются вести новости, потому что это не журналистика, а просто выразительное чтение суфлера. Почему тебе нравилась «Все на Матч» – по сути новостная программа?

– Мне было прикольно ее вести. Я не так много работала по суфлеру, как ты думаешь. Только если это был какой-то не родной вид спорта. Рассказывать про футбол или лыжи по суфлеру — ну come on! Паша Занозин, например, суфлером вообще никогда не пользуется. Мне он тоже особо не нужен.

– Как тебе удавалось не зевать прямо в кадре, когда обсуждать к футбол к вам приходили Александр Мостовой или Дмитрий Булыкин?

– Они отличные ребята, а Дима — мой хороший приятель. Не понимаю, какие могут быть к нему претензии, он классный и футбол смотрит.

– Как у главного редактора отдельного медиа (Командная руководит редакцией сайта The Challenger – Sports.ru) у тебя есть понимание: зачем постоянно приглашать Мостового и Булыкина в эфир, если они не несут зрителям никакой новой информации? 

– Эй, руки прочь от Димы! А Мостовой обычно приходил на передачу, спрашивал, о чем мы будем говорить, дальше шло какое-то обсуждение. То есть я не могу сказать, что он совсем не интересуется тем, что будет в эфире. Ему нравиться ходить на «Матч», это видно. И у меня к нему отношение положительное. Не всем же жечь, как это делает Карпин.

– Есть эксперт, который одному из ведущих «Все на Матч» как-то сказал: «Я матч не смотрел, но проанализировать смогу». Кто это был: Булыкин или Мостовой?

– Не думаю, что это был Дима, это на него не похоже. Мост так бы тоже не сделал. Я не знаю, правда.

– Если бы тебе предложили делать главный спортивный канал страны, первые три шага на этом посту?

– Пригласила бы трех продюсеров с FOX Sports (даже знаю каких), и мы бы начали работать в команде. Они действительно понимают в спортивном телевидении.

– Предложение от FOX – работа мечты? 

– Да нет, эта работа — просто следующая ступенька моей карьеры. Мне всегда казалось, что я должна неплохо смотреться как раз на американском спортивном телевидении. Я очень эмоциональный человек, что, конечно, видно в эфире — но на нашем телевидении принято быть посдержаннее. Там же мои артикуляция и жестикуляция смотрятся вполне себе органично. Я как фанат фильма «Назад в будущее» верю, что если захотеть, то добиться можно чего угодно. Я вот захотела работать на американском ТВ.

Конечно, мне очень повезло, что и чемпионат мира, и соответственно Кубок конфедераций проходят у нас, в России. Я прекрасно понимаю, что интерес ко мне FOX проявил как раз поэтому.

Я работала на российском телевидении с семнадцати лет. Полтора года на «НТВ+ Футбол», затем была передача на “Радио Спорт”. От «Первого канала» я, когда мне был 21 год, ездила корреспондентом в Ванкувер на Зимние Олимпийские Игры. Когда мне было то ли 22, то ли 23, у меня уже была фактически своя передача на федеральном канале. Мы вели ее с Катей Кирильчевой, она называлась «90х60х90». Потом был «Дождь» — невероятное время в моей жизни. Когда меня спрашивают, как же я попала на FOX, я все время говорю: «Это благодаря Мише Зыгарю и Никите Белоголовцеву». Они научили меня работать. После «Дождя» я запускала сайт The Challenger, потом меня позвали на «Матч». Помню, как где-то год назад моя мама меня спросила: «Маш, а что дальше-то?». Я такая: «В смысле?». А она: «Ну я же вижу, что ты заскучала, что тебе хочется чего-то нового». Она, конечно, была права. Мне всегда мало — это не хорошо и не плохо, это просто данность. Помните цитату Белинского? Мы очень любим ее на The Challenger. «Кто не идет вперед, тот идет назад: стоячего положения нет».

– Как долго шли переговоры с FOX? 

– Несколько месяцев. И это были не то что переговоры. Просто я периодически знакомилась с людьми оттуда, которые приезжали в Россию по делам, связанным с Кубком Конфедераций. Но я до последнего была не уверена, что все это действительно происходит. Уверенность появилась только тогда, когда я забрала трудовую с «Матча» и подписала контракт с FOX. Я считаю, это нормально, когда в жизни тебе приходится выбирать. Для меня выбор звучал так: на одной чаше весов — стабильность, на другой — мечты. А я всегда выбираю мечты.

Меня уже успели спросить, не жалею ли я о своем выборе. Тысячу раз нет! Работа на Кубке Конфедераций оказалась фантастически интересной. Я училась каждый день. Оказалось, что работать в прямом эфире на чужом языке гораздо труднее, чем я думала. Был момент, когда мне хотелось все бросить. Не самый удачный с моей точки зрения эфир, после которого я вернулась в гостиницу и начала плакать. Мне казалось, что у меня не получается ничего. Но на следующий день — новый эфир и новый шанс доказать, в первую очередь себе, что ты справишься. Ребята с FOX меня очень поддерживали. С самого начала мне говорили, что я part of the FOX family. Во время Кубка конфедерация я поняла, что это действительно так. А после я написала своим друзьям примерно следующее: «За эти две с половиной недели я снова вспомнила, каково это — не спать ночами, готовиться к репортажам, волноваться, не мочь записать включение с первого дубля, но в итоге собираться в нужный момент и выдавать результат. Я так люблю все это. И я так хочу, чтобы этот процесс обучения не кончался. Никогда».

 На FOX ты получаешь больше, чем на «Матче»? 

– Нет, конечно же, не больше. Деньги нормальные, но для меня вообще не в них дело. Когда я поняла, что ухожу с «Матча», стала откладывать понемножку, чтобы нормально себя чувствовать. Плюс я постоянно веду мероприятия — это отличные деньги.

– В этом году ты продолжишь работать на FOX или вернешься к ним только летом 2018-го? 

– Мой контракт действует с начала Кубка конфедераций и до конца чемпионата мира. Так что посмотрим.

На Кубке конфедераций у нашей команды был просто безумный график, и сейчас я возьму небольшую паузу. Мы жили примерно так: днем готовимся к матчу, затем отрабатываем сам матч, ужинаем, садимся в самолет, приезжаем в новый город под утро, спим пару часов, готовимся к матчу — все по новой. При этом я не могу сказать, что очень сильно уставала. Меня окружали потрясающие люди, и время мы проводили дико круто. Все время смеялись, шутили, просто наслаждались моментом.

У меня был сайдлайн-продюсер, Скотт, он как раз отвечал за мою работу. Конечно, это было непривычно — кто-то, а не я сама, говорит мне, что и как лучше сделать. Например, мы записываем что-то не в прямом эфире, в конце дубля я говорю, что он мне не нравится, и таким образом запарываю его. Скотт же считает, что дубль отличный: «Maria, I’m the boss, let me decide!». Главный человек на американском телевидении — это продюсер. Ведущий, корреспондент, комментатор (они все называются talents) должны безоговорочно подчиняться продюсеру. Но фишка в том, что там такие продюсеры, которым ты доверяешь. Например, у Дэвида Нила, который отвечает за Кубок конфедераций и чемпионат мира, 35 «Эмми». Еще раз — тридцать пять «Эмми». Конечно, для меня большая честь работать с такими людьми.

— Как думаешь, хоть кто-то из мужчин, которые работают на «Матче», мог бы оказаться на твоем месте и получить предложение от Fox?

– Нет, не думаю. Дело не в том, какая я классная, а в том, что я просто подхожу по формату и могу болтать в прямом эфире на английском.

– В чем главные отличия работы российского телевидения от американского? 

– Про значимость продюсеров я уже сказала. Могу рассказать, как устроена трансляция со стадиона. Обычно на матчах в кадре работают три человека. Play-by-play комментатор, эксперт (analyst) и репортер на бровке (sideline reporter). Есть live game producer, который отвечает за трансляцию целиком, и отдельный sideline producer. У каждого — своя зона ответственности.

Перед эфиром проговаривается почти все. Минимум импровизации — максимум подготовки.

– Сколько световых лет российскому ТВ до американского? 

– А я не считаю, что у нас какое-то плохое телевидение. Оно просто другое. И технологии другие.

Все думают, что я вся такая фанатка Америки — но на самом деле я фанатка своей профессии. Навыки, которые можно там получить, уникальны. А я хочу ими обладать, потому что в своей профессии мне хочется быть лучшей.

На Кубке конфедераций мы работали с Кейт Абдо. Она очень классная и милая девушка: раньше работала на Sky Sports News, вела церемонию вручения «Золотого мяча», а этой зимой перешла на FOX. Мне безумно понравилось, как она работает, как она ведет себя в кадре — легко и непринужденно. Мне же пока сложно работать на английском в прямом эфире — просто потому что это не мой родной язык.

– Расскажи про вашу Команду A.

– Team A! Нас было семеро — комментатор Джон Стронг, эксперт и бывший игрок сборной США по футболу Стю Холден, я, мой продюсер Скотт Ридделл, продюсер трансляции Шо Браун, его ассистент Кейси Гарланд и редактор Эрик Олсен.

Все они теперь — мои друзья. Под моим чутким руководством Стю пробовал в Казани конину, Эрику как единственному интроверту среди нас я рассказывала про загадочную русскую душу и Достоевского, Кейси обещала познакомить со своими подругами — ну и так далее.

Когда мы прилетели в Казань во второй раз, то потеряли багаж. Не мы одни — еще и Стэн Коллимор. Чуть поработала его переводчиком, помогла ему оформить необходимые документы. Через какое-то время он пишет мне в директ в инстаграме: “Спасибо большое за помощь! Кстати, передавай привет Стю, я не узнал его в аэропорту!». И таких забавных моментов – сотни.

Прилетели в Казань, а наш багаж нет. Ghost luggage! Has been lost during the connection @stuholden @JohnStrong @3dimes pic.twitter.com/eEEOfpTZk4

— Мария Командная (@komandnaya) June 26, 2017

Мы с ребятами на связи почти каждый день. Сейчас идет Gold Cup – турнир КОНКАКАФ. Команда А снова в сборе, но уже без меня. И они мне звонят и говорят: «Ах, Мария, где ты, почему ты не с нами?».

Они периодически будят меня видеозвонками по what’s up в 7 утра — у них это как раз поздний вечер. На днях мне звонит Стю, и бац – у него отнимает телефон Лэндон Донован: «Hi Maria!» – «Hi Landon! You’re my favourite American football player!». Дальше уже Стю вырывает у меня трубку: «Эй, Мария, я думал, я твой любимый американский футболист!».

– Они научились хотя бы к концу Кубка конфедераций правильно произносить твою фамилию?

– Не-а. Они сначала говорили Командная. Затем я их научила говорить Командная. Но в эфире все равно было примерно так: «Maria Komandnaya is down on the field». Меня это нисколечки не задевало. 

– Где Команде А больше всего понравилось?

– В Казани. Она очень ухоженная – в том числе и потому, что принимала кучу соревнований. Можно по-разному относиться к тому, что в нашей стране проведение спортивных соревнований – чуть ли не главный двигатель развития инфраструктуры города. Да, было бы здорово иметь еще какие-то движки, но и то, что мы имеем этот, уже неплохо.

– На чемпионате мира вы будете работать той же командой? 

– Пока не знаю. Так как Стю играл за сборную США, а Скотт работал в MLS, то они, конечно, будут работать на матчах американской сборной. В том, что она отберется на чемпионат, сомнений нет. Я, скорее всего, буду работать на матчах сборной России. Но за год столько всего еще может поменяться! Так что пока рано об этом думать.

– Стю у тебя в инстаграме постоянно говорил по-русски.

– Я шутила, что он как мой двухлетний племянник — повторяет все, что слышит. Например, все в команде называли меня Мария, но Стю заметил, что русские называют меня Машей. Так и для него я стала Машей, потом Машкой, потом Машушкой. Когда он звонит, то первым делом спрашивает: «Mashushka, kak dela?». Я же называю его Стюшкой.

Глушаков — это… сами знаете что! @stuholden pic.twitter.com/NyHNyVZ1aC

— Мария Командная (@komandnaya) June 21, 2017

– Вадим Лукомский называет Стю Холдена одним из своих любимых футболистов. Говорит, что в сезоне-10/11 до травмы он разрывал лигу так, что его всерьез можно было считать круче Месси и Роналду. И если бы тогда следили за статистикой и не топ-клубами так же, как сейчас, то у него был статус, как у Н’Голо Канте минимум. 

– Помню, мы с ним сидели в аэропорту, он был в шортах. И я заметила его шрамы на ногах ниже колена. Я была в ужасе. Продольных несколько, есть еще горизонтальные. Какое-то огромное количество. Он посмотрел на меня и сказал: «Вот поэтому, Машушка, я и завершил карьеру».

Его очень любят в Штатах. Я как-то вела прямой эфир в своем инстаграме и получила такой комментарий из Америки: «Мария, берегите Стю Холдена, он наше национальное сокровище».

– Ты следила за тем, что американцы писали про твою работу? 

– Да, и комментарии меня удивили! Было очень много положительных, go on, gir, you’re doing great и вот это все. Несколько человек написали, что я ужасно говорю по-английски и они испытывают настоящие страдания, когда слышат меня. Ну что, я написала им в ответ, что очень сочувствую!

Но больше всего меня удивило то, какую реакцию вызвал мой уход с «Матч ТВ» и переход на FOX Sports. Все меня поздравляли, говорили, что это большой шаг вперед. Честно, я не ожидала такой поддержки, так что спасибо всем, кто написал мне хорошие и добрые слово. Я очень вам благодарна, вы придали мне сил.

– Кубок Конфедераций как турнир попадет в топ-3 событий, на которых ты работала?

– Да. Я фанат зимних олимпийских игр, сама в детстве занималась лыжными гонками, и это для меня один из главных видов спорта. Я люблю биатлон, обожаю фигурное катание. Так что зимние Олимпиады – главная любовь. Получается, что в тройке Сочи, Ванкувер — и теперь Кубок Конфедераций. 

– Какие у тебя рабочие планы на ближайший год? 

– С удовольствием займусь каким-то разовыми телевизионными проектами. Мне нравится работать на трансляциях — не только на футболе, но еще и на баскете. Считаю, что это самый зрелищный вид спорта. Но я вообще не загадываю. У меня на этот год огромные планы. Я хочу избавиться от русского акцента. Вспомнить испанский и снова болтать на нем. В августе я иду на курсы актерского мастерства в Gogol School — это школа при «Гоголь-центре». Тысячу раз слышала, что телеведущим очень полезны курсы актерского мастерства — почему бы не попробовать. Параллельно я развиваю The-Challenger.ru. У нас полтора миллиона визитов в месяц, 800 000 уникальных пользователей — на сайте куча дел и проектов. Мы сейчас запускаем вебинары, у нас огромное количество спецпроектов с различными брендами — я главный редактор, так что работы реально много.  

– Ты целый год – примерно до чемпионата мира – не будешь работать в телевизоре. Страдаешь, или телевизор в 2017 году уже не нужен? 

– Я не уверена, что целый год не буду работать в телевизоре. Потому что никогда не знаешь, чего оно и как. Сейчас я уезжаю в отпуск, затем буду месяц в Москве, потом, скорее всего, поеду в Нью-Йорк. И в Лос-Анджелес, конечно — навестить друзей. 

Но вообще мне бы хотелось, чтобы мне не нужно было отдыхать и ездить в отпуск. Но мне нужно. Несколько месяцев назад я упала в обморок в прямо в студии «Матч ТВ». Хорошо, что это не попало в эфир, режиссер успел свалиться на сюжет. Я так и не сумела вернуться в студию, просто лежала в гримерке и не могла подняться. Все это было от переутомления, конечно.

– Твоя цитата из старого интервью: «С экрана я хочу нести людям добро и позитив». В Америке больше запроса на позитивную повестку, чем в России? 

– Мне кажется, что запрос на позитив есть всегда и везде. В том числе и у нас. Именно поэтому все меньше и меньше людей смотрят телевизор — смотреть-то нечего. А зрителя не обманешь. Он уходит в интернет в поисках чего-то классного и интересного — я сама поступаю так же. Наличие или отсутствие позитива зависит от самого человека. Во время Кубка конфедераций мне позвонили из подземного паркинга, где у меня стояла машина, и сказали, что его затапливает. И что если я сейчас не уберу свой Mini Cooper, то за последствия они не ручаются. Я была в Петербурге и убрать его никак не могла. Вода проникла в салон. Ну да, shit happens. Но со мной все в порядке, с моими близкими все в порядке. А я себе еще на один Mini Cooper всегда заработаю, вообще не вопрос! That’s life, как пел Фрэнк Синатра.

– Не могу не спросить про твой апрельский, но не первоапрельский твит. Ты написала, что Виталий Суворов – лучшее, что есть на Sports.ru. Поясни. 

– Обожаю его! Так ему и передай! Я не пропускаю ни одной его статьи, зачитываюсь ими и обязательно их шерю. Помню статью, в которой фигурирует мама Виталика Суворова. Сильная женщина, ей тоже привет.

– Лучшее, что есть на «Матч-ТВ»? 

– Костя Генич.

– Как комментатор или как ведущий программ? 

– Как человек.

– Если в 28 лет получить работу на FOX, то как потом находить для себя еще более крутые вызовы? 

– Да ну брось! Ничего еще не сделано и не достигнуто! Впереди столько всего! The Challenger из сайта о здоровом образе жизни превратился в агентство полного цикла. Мы устраиваем тренировки, лекции, придумываем сайты, реализуем их на своей и на чужих платформах — никогда бы не подумала, что мне это все будет так интересно.  

У нас офигенная команда! Вот есть Команда А, а у нас Команда Че. Филипп Горбачев, Юра Борщев. Они два года назад вышли на меня и сказали: «Давай сделаем проект про здоровый образ жизни». – «Вы что, обалдели? Да кому он нужен?». В итоге уломали меня. И оказалось, что этот проект очень даже нужен. Как говорил Владимир Никитич Маслаченко, главное – ввязаться! А дальше разберемся. Все правильно он говорил. Дальше разберемся — другого варианта у нас просто нет.

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ