Не ангел, не злодей. Что в рюкзаке у Кевина Дюрэнта

Не ангел, не злодей. Что в рюкзаке у Кевина Дюрэнта

Пожалуй, пришло время подвести какие-то промежуточные итоги первого этапа карьеры Кевина Дюрэнта в «Голден Стэйте». Хотелось сделать это и раньше, но было принято волевое решение подождать действительно важного события – рождественского матча с «Кливлендом» – в надежде на то, что событие это прольет хоть какой-то свет на все перипетии последних месяцев и поможет определиться с тем, что такое сейчас Дюрэнт. Оказалось, что все только запуталось сильнее прежнего, сильнее даже, чем ноги самого Дюрэнта о колено Ричарда Джефферсона во время решающего владения. Начнем, как принято, издалека.

2016 год стал тяжелым, богатым на события и определяющим годом в карьере Дюрэнта. Сначала он восстановился после тяжелой травмы, с помощью нескольких впечатляющих победных серий затащив «Оклахому» на третье место. Потом случился тот самый великий плей-офф, в котором «Тандер» на какой-то момент стали лучшей командой в мире, выдав отрезок из шести побед в семи последовательных матчах против исторических составов «Сан-Антонио» и «Голден Стэйта». Впрочем, великий-то великий, но все-таки не до конца – другой отрезок, покороче и поважнее, из трех игр, получился куда хуже, закончившись тремя поражениями и пролетом мимо вроде бы уже забронированного финала. Впрочем, встречали их как героев, и мало кто сомневался, что в следующем сезоне они, поймавшие волну и лишь вследствие странного комплекса случайностей и нелепостей отпустившие ее, постараются закончить начатое.

Выяснилось, что ожидания наши и рассуждения не имеют ничего общего с действительностью. 04.07.2016 «пригорело» абсолютно у всех, и каждый помнит, как и при каких обстоятельствах он узнал о начале «новой главы» в карьере Кевина Дюрэнта. Многие стали относиться к нему иначе, прочие простили. За других говорить тяжело – скажу за себя. Дюрэнт – один из трёх моих любимых игроков в истории, и уж точно любимый из действующих (здесь для удобства просто уберем на время Израиль с баскетбольной карты мира). Конечно, было тяжело принять такой удар. Все мы в детстве читали нужные книги, отвечали на соответствующие моральные вопросы строго определённым образом. Тут как: раз Дюрэнт положительный Герой, значит, и тянуть эту положительную лямку должен так-то и так-то, и никак иначе. Он ведь для нас, болельщиков, особенно для поклонников «Оклахомы», не реальный человек, а точно такой же кинематографический или книжный персонаж, как и все эти рыцари без страха и упрёка, на которых всем хотелось быть похожими. Рыцарь не может просто так взять и в разгар битвы перейти в другое, более сильное войско, а если и может, то с условием обязательного и скорого возвращения в самый нужный момент. 

Тем временем, так же вышло, что Дюрэнт все-таки существует в привычном нам мире, обладая чувствами, слабостями и прочими вещами, которые суперперсонажам иметь как-то не пристало. Герой этого текста – не ангел и не злодей, их не бывает в баскетболе, да и в жизни тоже. У каждого своя правда, и тут никаких принудительных переубеждений быть не может, и точно такая же правда есть и у Кей Ди. Вспоминается сцена из гениального фильма Ильи Авербаха «Монолог». Внучку главного героя бросает жених, она плачет и делает все, что обычно делают в тех ситуациях, когда сердце разбито на части. Главный герой, даром что классический интеллигент, все-таки не может этого терпеть, и под увещевания непутевой дочери решился пойти поговорить с тем, кто бросил. Пришел – и понял, что тот, вполне приличный человек, тоже сильно переживает, что не знает, как надо поступить, и, более того, даже просит у главного героя какого-нибудь мудрого совета. Пристыженный нелепостью своего положения главный герой спешно ретируется, поняв в очередной раз, что вопрос принятия тех или иных решений в жизни человека, особенно того человека, которого он совсем не знает – это его личное дело, и если даже чье-то еще, то никак не того, кто пытается со стороны как-то образумить и выразить свое негодование.

Мы как раз вообще ничего не знаем, а можем лишь догадываться. Некрасивый момент, некрасивая ситуация, сам Дюрэнт все лето оправдывался, но случилось так, как случилось. Оказалось, что «Оклахома» хоть и сестра моя, но «Голден Стэйт» – mon amour, а Уэстбрук, который, возможно, и стал главной причиной всего этого переворота, летит теперь обиженным и страстным летчиком над всей лигой, сбрасывая за раз десятилетний запас ядерного оружия на города и села. 

Слова защиты сказаны, теперь надо бы разъяснить заголовок. Почему в нем нарисовался рюкзак понимают более-менее все, хотя бы отчасти знакомые с мифологией баскетбольных мемов последних шести-семи лет, однако в данном случае рюкзак этот, понятно, рассматривается не в качестве предмета материального мира, не синоним ранца там или какого другого приспособления, на долгие годы надрывающего спины школьников разных возрастов. «Рюкзак Кевина Дюрэнта» – явление примерно четвертого-пятого измерения, дар и проклятие, с которым самому баскетболисту приходится проживать каждый день. Возможно, Рюкзак этот даже в каком-то смысле родственник мистических чемоданов из фильмов «Целуй меня насмерть» и «Криминальное чтиво», в одном из которых зачем-то оказалась ядерно-божественная сила, а что в другом – неизвестно до сих пор. Вот и Рюкзак вещь настолько темная, что исследованию если и подлежит, то такому, которое заранее обречено на провал.

Главная тайна Рюкзака заключается в том, по какой такой причине чуть ли не самый совершенный баскетболист в истории игры в решающие моменты – не во все и не всегда – оказывается неспособным всю эту уникальность проявить. Никто толком не понимает, откуда взялся такой созданный для баскетбола организм и чего только в этом организме не понапихано. Возможно, от столь большого количества и качества умений и талантов отсутствует и равновесие в его игре, что в будущем может привести, и пока что уверенно приводит, к отсутствию равновесия между неземным талантом и итоговым историческим наследием. Продолжая любимые нами аналогии, заметим, что Рюкзак этот явно обладает определенными сходствами с демоническим портфелем одного из героев миров братьев Стругацких, в котором тот хранил «особые нематериальные сущности». Ведь касательно Дюрэнта нас интересуют именно сущности нематериальные, которые находятся в проклятом диссонансе с «активным движущим началом».

Движущее начало в полном порядке. Вот Дюрэнт перешел в «Голден Стэйт», где вроде бы должен был обрести счастье и отринуть демонов прошлого, которые, возможно, тоже засели в Рюкзаке. Вроде как счастье даже и обретено – Дюрэнт моментально встраивается в игровые схемы «Голден Стэйта», показывая самый эффективный и полезный баскетбол в карьере, играет в доминирующей и пасующей команде, и не считается основным претендентом на MVP лишь по причине двух аномалий, вылезших в этом году наружу, к появлению каждой из которых он, кстати, в той или иной степени причастен. Но вот курьез: в этом самом сезоне у «Голден Стэйта» было ровно две игры, в которых чувствовалась атмосфера плей-офф – матчи с «Хьюстоном» и «Кливлендом». В обоих случаях Дюрэнт выплескивался полностью, замахиваясь на выступления действительно эпохальные, но соперник по какой-то причине никак не хотел подавляться и никуда почему-то не девался, хотя мог бы и даже должен был. Дальше мне писать тяжело, да вы и сами все знаете. Оба раза дело дошло до концовки и даже концовок, и тут сразу резко не стало Кевина Дюрэнта. Он нервничал, терял мячи, промахивался, натыкался на стену, в виде которой представал то Ричард Джефферсон, то Райан Андерсон – главные общепризнанные кандидаты на звание Лучшего Защищающегося Игрока Года.

Возможно, это вопрос времени. Возможно, он не так уж и хорошо вписался, как кажется со стороны, раз в решающие моменты все равно достает из Рюкзака (?) старые деревенские привычки, пытаясь разобраться со всеми, сразу и в одиночку, тем самым, кстати, загораживая от пуль общественного мнения Стефена Карри, который, если кто забыл, совсем недавно был лицом команды и безоговорочным лидером. Возможно, «Уорриорс» удастся научиться разыгрывать все свои комбинационные кренделя не только в 99% игрового времени, но и по ходу того самого одного процента, который всех так волнует и беспокоит – потому что процент этот и есть самый важный. Возможно также, что Дюрэнт – это гений чистого баскетбольного мастерства, которому было бы намного лучше, если бы чемпиона определяли, просто измерив игроков всякими там рулетками, определяющими баскетбольные способности, потому что соревнование в его первозданном виде, когда за несколько секунд решается «либо ты, либо тебя» – это не его. Нельзя исключать того, что все как-то наладится само собой, как у Леброна после позорного и в высшей степени чокерского поражения в финале НБА-2011. Это теперь он великий чемпион, а пять лет назад был намного хуже, чем Дюрэнт сейчас. 

Кстати, по поводу Леброна. Раз уж выдалось побыть адвокатом сбежавшего Дюрэнта, то пойду дальше и постараюсь развеять ещё одну теорию. Многие говорят, что у Дюрэнта есть некий комплекс, который связан с Леброном. Мол, не может он его обыграть и постепенно становится эдаким новым Дрекслером для нового Джордана. Не думаю, что это близко к правде. Во-первых, очевидно, что баскетбол — командная игра. Дюрэнт проиграл Джеймсу в плей-офф лишь однажды, и у него просто была более слабая команда, в которой многие сыграли ниже своего уровня. Во-вторых, в той финальной серии 2012 года не было момента, связанного со слабостью Дюрэнта или с его неспособностью проявить свои лучшие качества в нужный момент. Все легенды о Великом Чокере Дуране (с) появились после его противостояний с западными командами. В-третьих, Дюрэнт обыгрывал Леброна в конце января 2014 года, играя без Уэстбрука, находясь на пике своих способностей, и та игра была совсем не рядовой, поскольку встречались безоговорочно лучшие игроки сезона и того времени вообще. В-четвёртых, если уж все-таки отходить от командности и напирать на индивидуальность, то теннисные болельщики запросто вспомнят, как сначала Джокович проигрывал Надалю матчи охапками, потом уже Надаль около семи раз подряд уходил побежденным, чтобы через несколько месяцев снова начать брать реванши. Такие неприятные серии и моменты случаются с великими игроками. Другое дело — они баскетболисты разных конференций, и сыграть друг против друга смогут только дважды за год + гипотетический финал, поэтому все их встречи остаются в памяти, и поэтому приходится так долго ждать, чтобы отыграться, и оттого серии эти длятся значительно дольше. 

Проблему Дюрэнта в данный момент времени никак нельзя объяснить. Пока что понятно только то, что Рюкзак, привезенный из «Оклахомы», все еще с ним, хорошо это или плохо, потому что о его содержимом по-прежнему можно только догадываться, ведь не думали же вы, что ответ на вопрос из заголовка будет дан прямо здесь и сейчас. Как было заявлено в начале, это промежуточные выводы, у автора которого есть право на оставление вопросов без ответа, а у объекта исследования – право на ошибку, потому что время решающих сражений еще не пришло. Другое дело, что когда эти сражения начнут стучаться в дверь, отвертеться уже не получится. После такого перехода, после обретения таких партнеров никто не поймет, если Дюрэнт не выиграет чемпионат в следующем июне. Останься он в деревушке с родными людьми и Уэстбруком, оправдывать его неудачи можно было бы ещё около десяти лет, вплоть до завершения карьеры. Теперь же — нет. Либо все, либо ничего, и только сейчас. Именно по этой причине переход Дюрэнта — благо. И ещё большим благом является то, что в такой команде, где есть кому играть и без него, он не прячется за спины партнеров, не старается поплотнее закрыть Рюкзак со своими скелетами, чтобы не слышать их лязга. Он хочет избавиться от Рюкзака навсегда, поэтому в решающие мгновения он действует активно и агрессивно. Получается пока не всегда удачно, немного карикатурно, где-то просто не везет, но он пытается. Я приветствую это и верю, что все получится. 

Фото: Gettyimages.ru/Christian Petersen (1,3), Thearon W. Henderson; REUTERS/Brian Spurlock/USA TODAY Sports

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ