Обмены в НБА. Что происходит внутри

Обмены в НБА. Что происходит внутри

Адаптированный перевод оригинала

В наше время каждый болельщик НБА способен примерить кресло генерального менеджера и имитировать сценарии обменов, будь то фэнтези-лига, компьютерная игра или трейд-машина. По большей части это действительно способствует лучшему пониманию принципов совершения сделок. Ярые болельщики сильнее прочих информированы о тонкостях Коллективного Соглашения, принципах подбора пакетов для совершения сделок, текущей ценности тех или иных игроков или даже о том, как те самые игроки реагируют на слухи об обменах (спасибо соцсетям).

Тем не менее, в общении с генеральными менеджерами и другим исполнительным персоналом клубов на условиях анонимности становится очевидно, что [у обывателей] отсутствует реальное понимание того, как проводятся сделки в мире НБА. Информация ниже позволит лучше понять, что представляет из себя жизнь современных работников фронт-офиса и какие аспекты обменного процесса обычно остаются за кадром.

Над каждой транзакцией работает большое количество людей

Основной миф касается самого механизма проведения сделок: дескать, один генеральный менеджер (далее ГМ – прим.пер.) просто звонит другому. Зачастую этим все и завершается, но самому процессу пожатия рук предшествует серьезная работа целого ряда сотрудников.

Помощник ГМа, консультанты, капологисты (специалисты, осведомленные в вопросах платежных ведомостей), эксперты-аналитики, скауты и порой тренерский штаб – все эти люди оказывают ГМу посильную помощь. Иногда к процессу подключают и владельцев команд – в зависимости от характера самой сделки и особенностей организации. Важность каждого из обозначенных звеньев трейд-цепочки не стоит недооценивать.

Капологисты оценивают жизнеспособность сделки в первую очередь за счет текущего состояния платежных ведомостей. Например, капологист мониторит рынок на предмет доступности игроков, находящихся на истекающих контрактах и претендующих на увеличение зарплаты в межсезонье (чего не готов обеспечить местный ГМ). Специалисты по платежкам также уделяют внимание игрокам на 10-дневных контрактах, свободным местам в ростерах других клубов, суммам, которые некоторым командам необходимы для достижению минимального порога зарплат – и после направляют информацию ГМу. Зачастую сделки, связанные с заполнением/освобождением платежной ведомости, полностью проводятся капологистами; ГМу остается лишь сделать контрольный звонок.

Каждый ГМ регулярно получает варианты потенциальных трейдов, нацеленных на освобождение места в платежке или составе команды, и далее начинает обсуждение данных с остальным персоналом – в том числе, с аналитиками.

Качественный и количественный состав аналитической команды варьируется от команды к команде. Неизменным остается лишь тот факт, что в подавляющем большинстве организаций к мнению аналитиков всерьез прислушиваются. Аналитики привычно выдают специализированную оценку будущих сделок, а также проводят мониторинг на предмет выявление т.н. «низко висящих фруктов» – недооцененных игроков или свободных агентов, которых могли бы быть полезны клубу.

Не менее важны и скауты – сотрудники, отвечающие за сбор информации об игроках и действиях, которые могут предпринять остальные команды Лиги. По понятным причинам франшизы не желают раскрывать своих истинных намерений, посему ГМы так ценят любую информацию, способную пролить свет на способ мышления и мотивацию визави.

Сложность процессов, происходящих во фронт-офисе, зачастую удивляет даже видавших виды игроков, прежде чем занять в клубе менеджерскую позицию проведших в Лиге не один десяток лет. Все потому, что игроки попросту не видят картины в целом, потому им сложно осознать ценность некоторых вещей (вроде торгового исключения или пика) до тех пор, пока они не окажутся по ту сторону сцены.

Не стоит упускать из виду и очевидное: игроки НБА – не болванчики в трейд-машинах, а такие же люди, как и мы с вами. Взаимоотношения способны серьезно осложнить проведение сделки. ГМы оценивают, у кого из игроков ожидается прибавление в семье; кто может улучшить атмосферу в раздевалке; кто привнесет лидерских качеств; кто неуклонно прогрессирует из года в год или, в конце концов, того, кто готов к переходу на качественно новый уровень.

Команды и агенты сливают информацию в прессу по разным причинам

Давайте сразу проясним: в 9 случаях из 10 ГМы предпочитают, чтобы детали их переговоров не просачивались в прессу. Подобные утечки могут вызвать недовольство у игрока и сказаться на его эффективности, что в конечном счете негативно влияет на стоимость актива и снижает количество рычагов воздействия в переговорах.

В некоторых организациях информационные утечки происходят почти моментально, потому ГМы стараются взаимодействовать с подобными командами только в самых крайних случаях. Вполне возможно, что сделка Вашей любимой команды сорвалась, т.к. кто-то банально не умеет держать язык за зубами. Сливают информацию и некоторые агенты; в таких случаях руководство команды предпочитает до последнего держать подобных партнеров в неведении.

Львиная доля переговоров происходит лично или по телефону, в том числе из-за боязни того, что отправленная конфиденциальная СМС может тут же стать достоянием общественности.  По словам ГМов, в НБА есть как минимум одна команда, которая игнорирует подобные правила и постоянно рассылает предложения о сделках посредством электронных сообщений. Впрочем, это скорее исключение.

Так почему же происходят треклятые утечки?

Зачастую причина в молодых управленцах среднего или низшего звена, которые верят, что подобная тактика может послужить их дальнейшему карьерному росту. Другие думают, что взаимодействие с прессой поможет им в будущем, когда они станут полноправными ГМами. Некоторые менеджеры попросту торгуют разведданными с прессой по принципу «ты – мне, я – тебе». Большинство руководителей сходится во мнении, что определить источник утечки достаточно просто: достаточно проанализировать, кому это может быть выгодно.

Утечки создаются для того, чтобы создать иллюзию востребованности игрока или пика. Другая причина состоит в том, чтобы разрушить атмосферу доверительных отношений между игроком, в котором у сюитора есть заинтересованность, и его нынешним клубом. По мнению ГМов, утечка может вызвать недовольство игрока и – как вариант –запрос на обмен в другую команду.

Возьмем, к примеру, «Бостон». [Дэнни Эйндж] заинтересован в том, что в прессу попали слухи об обсуждении сценариев обмена с участием Джимми Батлера, Пола Джорджа, Блэйка Гриффина и других звезд. Это способствует не только росту ценности пика 1 рануда, полученного от «Бруклина», но и может поспособствовать желанию игроков, раздосадованных слухами, форсировать трейд.

«Если это сработает, а в случае с Батлером и офисом «Буллз» случилось именно это, то игрок, который ранее рассматривался как недоступный, может в одночасье быть обменян, пока это не привело к ухудшению ситуации» – делится мнением один из ГМов Ассоциации.

Нет дыма без огня

Болельщики любят слухи и домыслы, но насколько все эти медиа-утечки реальны?

Менеджеры Лиги отмечают, что все зависит от источника. К примеру, практически все ГМы считают Эдриана Воджнаровски надежным источником информации. Если Водж о чем-то говорит – значит, информация получена из достоверного источника и редко оказывается неверной. Зак Лоу из ESPN также упоминается в качестве достоверного источника и человека, который действительно разбирается в происходящем в той команде, о которой пишет. По мнению ряда управленцев, от авторов, приближенных к отдельным командам, можно получить немало полезной информации о командной химии, моральном состоянии отдельных игроков или следующих шагах фронт-офиса.

Большинство других журналистов, публикующих краткие инсайдерские репорты (вроде Марка Стэйна, Сэма Амика, Брайна Виндхорста, Дэвида Олдриджа, Рамоны Шелберн и Марка Спирса), ГМы Лиги относят к категории «нет дыма без огня». Иными словами, сообщения от этих инсайдеров могут быть не на 100% достоверны, но по крайней мере имеют под собой реальную основу. Эти журналисты наверняка общались с человеком, осведомленным в процессах, происходящих внутри организации. Результирующий материал может содержать временные неточности, что-то преувеличивать или часть контекста может быть упущена, но основная идея крайне редко оказывается недостоверной.

Впрочем, упущенный контекст может сослужить плохую службу. Особое раздражение у ГМов вызывают сообщения о якобы «внутренних обсуждениях игрока» или «общении менеджеров по отдельной кандидатуре». Подобные сообщения не раскрывают сути происходящего: команда действительно могла принимать звонки от конкурентов, но все их предложения были моментально отвергнуты. В прессе же этот момент фиксируется как «обсуждение». Что касается дискуссий касательно игроков внутри команды, то это – рабочий процесс, происходящий постоянно и на всех уровнях – от ГМа до младшего аналитика.

«Подобные вещи можно сказать практически про любого игрока» – негодует один из анонимных ГМов. – И хотя формально эту информацию можно назвать достоверной, она не имеет ничего общего с реальностью. В таком случае команды не комментируют подобные сообщения и не опровергают их. В противном случае это бы придало пустым слухам легитимности, и это тут же оказалось бы в чьем-то Твиттере».

Соцсети значительно осложняют работу

Здесь мы подошли к следующему тезису: хотя Твиттер и обеспечивает доступ к информации в режиме реального времени, что делает любой транзакционный период еще более интересным для болельщиков, для фронт-офисов НБА соцсети являются настоящей головной болью.

Основным негативным аспектом Твиттера является тот факт, что игрокам все сложнее и сложнее справляться с постоянным потоком слухов. Раньше игроки могли абстрагироваться от всего этого, просто выключив телевизор или отказавшись от чтения газет. Сегодня же игроки (а также члены их семьи и друзья) могут лицезреть «сценарии» с их собственным участием на экранах гаджетов.

Один из ГМов заявил, что с появлением соцсетей количество вопросов от игроков, агентов и тренеров о достоверности тех или иных новостей возросло многократно. Дальше – больше: обычный твит или факт подписания одного игрока на другого превращается в целую историю, которая приводит к серьезным разбирательствам.

Возьмем твит Айзейи Томаса. Местные журналисты выяснили, что в последний раз игрок публиковал значок «глазок» аккурат перед подписанием Эла Хорфорда. Получается, Томас что-то знает? Майк Заррен, ассистент ГМ «Селтикс», метко описал происходящее:

«Жизнь образца 2017: один игрок случайным образом постит эмодзи – и 20 журналистов без перерыва звонят/пишут тебе с требованием сообщить, когда произойдет обмен. Lol»

Подобные вещи происходят с завидной регулярностью, а их постоянно возрастающее количество затрудняет разделение слухов на стандартных журналистских «уток» и тех, которые стоит опровергнуть публично. Для большинства сотрудников фронт-офисов Лиги Твиттер – источник проблем, усложняющий и без того непростую работу.

Февральский дедлайн как кульминация огромной работы

В течение всего года офисы всех 30 команд собирают и анализируют информацию в попытке найти способ улучшить подведомственный коллектив. В то время как каждая сделка оценивается отдельно, ГМы анализируют процесс в долгосрочной перспективе и постоянно осуществляют шаги, способные привести к последующим действиям в ближайшем будущем. Так например, команда приобрела определенного игрока перед дедлайном, однако предпосылками к этой крупной сделке были многочисленные мелкие операции, проводимые в течение всего предыдущего года.

Сбор информационной базы об игроках стартует с момента собеседований перед драфтом. Каждый год на преддрафтовых сборах в Чикаго то и дело появляются сообщения о запланированных встречах проспектов с представителями команд НБА. Здесь также есть ряд аспектов, которые необходимо понимать.

Во-первых, команды никогда не будут назначать встречи игрокам, которые в будущем должны прибыть к ним для проведения персональной тренировки или интервью. Если представители клуба встречаются с молодежью, которую вряд ли выберут на драфте, то лишь для того, чтобы получить представление о тех игроках, которые вряд ли будут приглашены на индивидуальные встречи. Т.е. преддрафтовые собеседования – старт для создания информационной базы, которая в дальнейшем будет постоянно обновляться. Например, если игрок покидает клуб в статусе свободного агента, представители клубов обращаются к его некогда родной организации для выяснения каких-то индивидуальных качествах игрока или характеризующих его историй вне паркета. Таким образом, шаг за шагом, у команды формируется понимание того, каких игроков планируется привлечь в клуб в ближайшее время.

Команды взаимодействуют в течение всего года. В самом начале сезона никто не торопится раскрывать планы, наблюдая за выступлениями вверенного коллектива. По ходу регулярного сезона ГМы начинают активнее изучать рынок и периодически связываются друг с другом для обсуждения отдельных кандидатов. С приближением февральского дедлайна переговоры входят в наиболее активную фазу, ГМы реанимируют прежние договоренности или обсуждения. Приняв решение об обмене кого-то из игроков, менеджер тщательно выбирает команды, которым будут направлены предложения. Звонки всем и каждому могут негативно повлиять на стоимость активов и снизить гибкость в обсуждении с оппонентами, побудив последних играть на понижение.

Часто ГМы заинтересованных команд приходят в бешенство от того, что трейд уже состоялся, а их даже не уведомили о доступности интересного им игрока. Нечто подобное произошло на днях с Демаркусом Казинсом. Сразу несколько клубов НБА были заинтересованы в обмене центрового, но с ними никто не выходил на связь, т.к. Вивек Ранадиве посчитал предложение «Нового Орлеана» лучшим из возможных и побоялся, что переговоры с другими командами могут негативно сказаться на итоговом пакете за Казинса. По мнению многих ГМов, «Сакраменто» согласились на слабое предложение, и «Пеликанс» бы не отозвали его, даже если Ранадиве бы инициировал обсуждение с другими сторонами.

Вот почему так важны личные взаимоотношения между менеджерами команд. То, что клубы часто проворачивают обмены с определенными партнерами – не совпадение. Управленцы этих команд чаще общаются друг с другом – а это значит, чаще обсуждают возможные сценарии обменов. Подобное взаимодействие порождает атмосферу взаимного доверия, что снижает вероятность утечек или, как это называют сами ГМы, «грязной игры».

Пример подобной «грязной игры», скорее забавный, до сих пор обсуждается в кулуарах Лиги. Несколько лет назад управленец одного из клубов решил, что обладает достаточным набором активов для приобретения у «Финикса» Амаре Стаудемайера. Неназванный менеджер считал, что выменяв Стата, он сможет отгрузить его в третью команду, т.к. верил, что сможет получить за него больше, чем сами «Санс». Он принялся обзванивать другие клубы с целью выяснить, что они готовы предложить за Амаре – разумеется, в том случае, если одиозному ГМу удастся выменять звездного форварда. Обзванивая команды, он и не заметил, как связался…с самим «Финиксом», предложив им приобрести их собственного игрока. Стоит ли говорить, что незадачливому менеджеру так и не удалось заполучить Стата.

***

Резюмируя вышесказанное:

Взаимоотношения крайне важны. Ничто не появляется в прессе без причины. Утечки могут стать козырем в переговорах, а могут неслабо навредить. Обмены – гораздо более сложный процесс, чем может показаться со стороны.

Не забывайте принимать это во внимание, обсуждая результаты минувшего дедлайна.

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ