Откуда в Конте столько огня

Откуда в Конте столько огня

Денис Романцов – о том, что вы могли не знать или забыть

Полтора года назад Италия проигрывала Хорватии в отборочном матче Евро. На тридцать шестой минуте Манджукич рукой смахнул мяч с головы Грациано Пелле, и судья Аткинсон назначил пенальти. Антонио Кандрева повторил свой трюк из игры Кубка Конфедераций-2013 с Испанией, – подсек мяч и направил его по центру.

Через два дня Италия готовилась к товарищескому матчу с Португалией в Женеве

– Поговорим о твоем ударе в стиле Паненки? – предложил Конте.

– Да, конечно.

– Ты пробил так, потому что увидел движение вратаря в угол?

– Э-э, нет.

– Ты был уверен, что он прыгнет, а не останется на месте?

– Э-э, нет.

– Так почему ты так ударил?

– Просто я так решил в тот момент.

– А ты знаешь, что если бы ты ошибся, я бы тебя прибил? (Кандрева привел этот диалог в книге журналиста Sky Sports Алессандро Альчато о Конте)

Неделю назад «Челси» предложил за Кандреву тридцать миллионов евро – «Интер» отказался. Ну, ничего, с сегодняшним Азаром разлуку с Кандревой можно и пережить. После неимоверного гола Азара «Арсеналу» Конте нырнул к болельщикам «Челси», сидевшим на первых рядах восточной трибуны «Стэмфорд Бридж», и еще долго потом хромал – потянул мышцу. На «Стад де Франс» зрители не так близко, поэтому после гола Пелле Испании в 1/8 Евро Антонио запрыгнул на крышу над скамейкой запасных.

Он и в детстве был неудержим. Уже в пять лет захотел в школу, но кто примет такого малыша? Отец смог устроить его только в лицей для мальчиков из неблагополучных семей. Одноклассники были старше Конте, бравировали складными ножичками, швыряли стулья из окон и навлекали на лицей полицейские облавы. Стадион «Карло Пранцо», где тренировался Антонио, вмещал четыре команды. Конте надевал туда только старую неприметную одежду. Те, кто шли на стадион хвастаться обновками, возвращались домой голыми. Одной из команд управлял отец Конте Козимо, и от этого Антонио было только хуже: когда его друг Сандро Морелло затопил раздевалку, Козимо, не разбираясь, треснул Антонио по щеке: «Никто не должен думать, что я отношусь к тебе по-особенному, – говорил отец, – Что бы ни случилось, виноват и ты тоже». С тем же Сандро Антонио влился в «Лечче». Отец Конте требовал взамен десять мячей и деньги, но сговорились на восьми. Через два года Конте сломал запястье на тренировке, но, когда побили брата его девушки Карлы, пошел мстить. «Смотри-ка, он пугает нас загипсованной рукой», – услышал Антонио и кинулся в драку.

В первый день предсезонки-1985 Антонио и Сандро спустились в вестибюль гостиницы, где жил «Лечче»: ни души – значит, можно зарубиться в пинг-понг. Партию прервал крик тренера Кортизано: «Вы с ума сошли? Все уже давно тренируются». Оказалось, девять утра – время выхода на поле, а не сбора в вестибюле. В панике Конте не успел обуться и свою первую тренировку в профессиональном футболе отбегал босиком: «Это тебе в наказание», – сказал главный тренер Фашетти. В четвертьфинале молодежного чемпионата Италии против «Асколи» Конте снова травмировался. Защитник «Лечче» Джузеппе Лучери летел на соперника, но врезался в Антонио и сломал ему коленом берцовую кость. Конте снял гипс за две недели до полуфинала с «Лацио», где столкнулся с нападающим Джампаоло Заурини, но продолжил игру. Промаявшись на поле пятнадцать минут, Конте спросил капитана «Лечче»: «Какой счет?» – «0:1» – «А, хорошо-хорошо». Через две минуты: «А сейчас какой счет?» – «Замените его! У него что-то с головой». В больнице выяснилось: черепно-мозговая травма.

«Сколько голов ты забил в этом сезоне?» – спросил босс «Ювентуса» Аньелли. Антонио смутился. Он забивал только раз, в Неаполе, два года уж прошло, а что если Аньелли считает его атакующим полузащитником? «Пока что забивал не так много, – признался Конте. – Но я исправлюсь». Дебютировав за «Юве» в товарищеской игре с «Монако», он катнул мяч вратарю Таккони, но ивуариец Фофана перехватил и забил победный гол. Кончился сезон так же удало: Конте вышел за двадцать минут до конца финала Кубка, услышал от форварда «Пармы» Агостини: «Мальчик, да не носись ты так», естественно ударил его и получил красную. «Юве» уступил 0:2. Через два года Агостини играл в серии В, а Конте поехал на чемпионат мира в составе сборной Италии, где защитник той же «Пармы» Бенарриво чуть не угробил его – задел кием люстру, висевшую над головой Конте.

На полуфинал Лиги чемпионов-96 Конте вышел с фингалом – заехали локтем в глаз в товарищеской игре с «Каррарезе», – а в финале с «Аяксом» не дотянул двух минут до перерыва – столкнулся с Давидсом, лопнула бедренная артерия, нога опухла от крови. Пока все отмечали победу в Лиге чемпионов, он слушал врача: крови столько, что шприцем не выкачать, надо ждать, пока рассосется, а о Евро-96 – забыть. Тем же летом тренер Липпи сделал Конте капитаном «Ювентуса», но в октябрьской игре с Грузией Антонио повредил крестообразную связку. Врач Пиццетти обнадежил: «Связка не порвана, если укрепишь мышцы – вернешься к Межконтинентальному Кубку». Через месяц Конте пробил пяткой с лета на тренировке и порвал крестообразную связку. После операции колено продолжало опухать – оказалось, занесли инфекцию, сезон полетел к чертям.

В первой же игре нового чемпионата Конте забил с подачи Зидана своему первому клубу, «Лечче», вернулся в сборную, но в четвертьфинале Евро-2000 румын Хаджи влетел в него прямой ногой: повреждение связок голеностопа, два месяца без футбола. Полуфинал с Голландией Конте смотрел, опираясь на костыли, но и так помог: когда тренер Дзофф не мог выявить пятого пенальтиста, Антонио посоветовал Джанлуку Пессотто, который в итоге сделал счет в серии 2:0. В «Ювентусе» Конте стал запасным, но вышел в финале ЛЧ-2003 и едва не забил, попав в перекладину. Антонио хотел продлить контракт, но директор Моджи предложил сильно меньше, чем договаривались: «Все изменилось, это наши новые условия». Оскорбившись, Конте решил посвятить последний год карьеры «Лечче» – тем более звал-то Панталео Корвино, который когда-то обличил в 13-летнем Антонио большой талант. Когда новость о переходе проникла в газеты, две тысячи фанатов приехали на базу «Лечче» и потребовали: никакого Конте! И все из-за гола, который он забил родному клубу в 1997-м. После этого Антонио завершил карьеру.

После тренерского фальстарта в «Ареццо» (девять игр без побед – и вместо Конте поставили Маурицио Сарри, сегодняшнего тренера «Наполи») Антонио полетел со своей девушкой Элизабеттой в Голландию: вроде как отдохнуть, а на деле – посмотреть за работой Луи ван Гала в АЗ Алкмар. «Нам повезло: мы попали на открытую тренировку, – вспоминал Конте в своей автобиографии, – Я не спускал с ван Гала глаз, даже когда он смотрел на часы». После тренировки Конте хотел подойти и познакомиться, но застеснялся. Назавтра снова притащил девушку на базу АЗ. В этот раз тренировка закрыта, но Антонио нашел щель в заборе и опять уставился на ван Гала. В этот момент ему постучали по плечу. «Да-да, еще пять минут и пойдем», – сказал Конте. Снова постучали. «Клянусь, дорогая, скоро идем». Обернувшись, Конте увидел охранника. «Вы шпионите за ван Галом? Вы не можете здесь стоять». – «Нет-нет, я не шпион, – заговорил Антонио по-английски. – Я старый игрок. Я хочу смотреть тренировку ван Гала». – «Я знаю, кто вы, но вы не можете здесь находиться», – сказала охранник и взял у Конте автограф. Когда Антонио приехал в Италию, ему позвонил директор «Ареццо» Пьерони и попросил вернуться. Конте выбрал отчаянную схему 4-2-4, потребовал от владельца клуба Манчини, чтоб Пьерони не лез в тренерскую работу, как было раньше, добился семи побед в десяти последних турах, но и этого не хватило, чтобы спасти «Ареццо» от вылета из серии В.

Зато он спас «Бари», который за полгода оттащил в середину таблицы. В одном из последних туров Конте остановил «Лечче» Виктора Будянского на пути в серию А, обыграв их 2:1 («Лечче»-то все равно поднялся, но сначала понервничал в стыковых матчах). Летом Антонио отдыхал на пляже с женой и годовалой дочерью. Его заметили фанаты «Лечче»: «Что, ублюдок, обыгрываешь родной клуб? Да еще и радовался, когда забил нам за «Ювентус». Мы тебя на куски порвем». Конте снова кинулся в драку, но, увидев испуг дочери, остановился, да и полиция приехала. Через год «Лечче» финишировал последним в серии А и вылетел, а Конте прошел пятичасовое собеседование в доме генерального директора «Юве» Жан-Клода Блана.

«Я предпочитаю наступательный, зрелищный, быстрый футбол по схеме 4-2-4», – резюмировал Конте. – «Ты произвел хорошее впечатление. Чувствую, ты будешь новым тренером «Юве», – заверил, прощаясь, спортивный директор Алессио Секко. Конте вернулся в Бари, чтобы оформить выход в серию А с первого места, а потом Секко назначил новую встречу, где объявил: «Юве» покупает Диего из «Вердера», а тот говорит, что привык играть в схеме 4-3-1-2 и концепция Конте ему не подходит. Тренером «Ювентуса» стал Чиро Феррара. На встрече с владельцем «Бари» Матаррезе Конте попросил купить четвертого форварда и услышал: «А трех недостаточно? Вы что же, и в серии А хотите играть по схеме 4-2-4?» Так Конте остался без работы.

Его позвал Алессандро Руджери, 22-летний президент «Аталанты», замещавший своего отца Ивана, впавшего в кому после кровоизлияния в мозг. С приходом Конте – три ничьи, две победы, а потом «Аталанта» проиграла в Ливорно, и через четыре минуты после единственного гола Антонио заменил капитана команды Кристиано Дони. Тот похлопал с иронией: «Прекрасная замена», а, покидая раздевалку после матча, ударил в дверь кулаком. Конте сделал то же самое и добавил: «Кулаками махать – дело нехитрое». Дони развернулся и пошел на тренера: «Думаешь, напугал меня?» – «А ты, что ли, меня напугал?» – «Я хорошо играл. Зачем меня менять?» – «Это я решаю, кто как играет и кого менять». Вскоре Дони встретился с Алессандро Руджери. Через два месяца, после домашнего поражения от «Наполи», Конте заговорил с Руджери о трансферах. «Мы не можем продать Дони, фанаты этого не простят», – сказал президент. Зашел спортивный директор Ости и объявил: болельщики хотят поговорить с Конте. Тот вышел к народу, объяснился, но услышал оскорбления в адрес своей семьи и попер на толпу. Вернувшись в раздевалку, Конте крикнул президенту Руджери: «Я ухожу».

В «Ювентус» Конте напросился сам – по совету коллеги, бывшего тренера «Эмполи» Сильвио Бальдини: «Позвони Андреа Аньелли (президенту «Юве»). Если ты поговоришь с ним, он приведет тебя в «Юве». Позвонил, договорились встретиться 1 мая после игры с «Новарой» (снова окунувшись в серию В, Антонио вытянул оттуда «Сиену»). Конте всю неделю думал, что надеть. В итоге выбрал: джинсы, свитер и рубашку. Повезло: Аньелли встретил дома в джинсах и белой майке. «Не обижайтесь, но в последние годы «Юве» играет провинциально, – начал Конте. – Соперники должны бояться еще до выхода на поле, как я, когда впервые приехал в Турин с «Лечче». «Юве» должен вести игру, а не дарить мяч сопернику». Трехчасовая речь впечатлила Аньелли: «Но теперь нужно поговорить с Мароттой, директором клуба». И неделю – тишина. В книге «Голова, сердце и ноги» Конте вспоминал: каждый раз, когда звонил телефон, он надеялся, что это Маротта, а тот набрал только 9 мая, после домашней ничьей с «Кьево». «Положение «Ювентуса» не так трагично, клуб может вернуться на вершину, – убеждал его Конте, – Да, я молод, но за три года я два раза выиграл серию В». На первой тренировке в роли главного тренера «Юве» Антонио предложил игрокам: «Вы два года подряд финишировали седьмыми. Хватит быть дерьмом».

Андреа Пирло называл свое место рядом с дверью раздевалки самым опасным в Турине. Даже если «Юве» вел к перерыву, Конте влетал в раздевалку и бросал в стену все, что подворачивалось под руку – лишь бы игроки не расслаблялись. Досрочно выиграв с «Юве» третье чемпионство за три года, Конте придумал цель на финиш сезона – набрать в чемпионате больше ста очков, для этого оставалось обыграть в последнем туре «Кальяри». Конте пригласил игроков в комнату для теоретических занятий, все расселись, не хватало только Буффона. Джиджи опоздал и вошел с директором клуба Мароттой. «Мистер, извините, – обратился Буффон к тренеру, – директор хочет внести ясность насчет премий за чемпионство». Конте мигом вскипел и закричал: «Премии?! Именно от тебя, Джиджи я такого не ожидал! Ты меня очень разочаровал. Выметайтесь все отсюда! Идите тренироваться на поле. Проваливайте! Вон!» Пока игроки выходили, Конте повторял: «Какой стыд. Просто позор». В книге Metodo Conte Буффон признался, что в тот момент играл роль фальшивого врага, Конте выбрал его, самого опытного игрока команды, в качестве мишени, чтобы встряхнуть команду перед малозначимым матчем. Назавтра «Ювентус» выиграл 3:0 и финишировал со 102 очками.

Схлынуло две недели. В дискуссиях о трансферах Конте настаивал на покупке одной суперзвезды, Куадрадо из «Фиорентины», а директора «Юве» Маротта и Паратичи склонялись к двум звездам попроще, Морате и Итурбе, кроме того, Антонио не добился гарантий того, что клуб не продаст Погба и Видаля. Его также не устроил летний гастрольный тур – Индонезия, Австралия, Сингапур, – который плохо сочетался с нормальной предсезонной подготовкой. В итоге Конте оставил «Юве».

Он загорал на яхте в Хорватии, когда позвонил новый глава итальянской федерации футбола Тавеккьо. Сначала-то Тавеккьо видел тренером сборной Гвидолина или Дзаккерони, но Конте покинул «Ювентус» и сразу стал главным кандидатом. Говорили по телефону, связь была плохая, но Антонио успел сказать, что он слишком дорог для итальянской федерации. Короткие гудки. Бывший тренер сборной Пранделли получал полтора миллиона евро, бывший координатор сборной Сакки – пятьсот тысяч: даже если сложить – маловато для Конте. Решили так: федерация привлечет четырех спонсоров, которые получат права на использование Конте в рекламе, – это еще два миллиона. Одним из спонсоров была Puma, и журналисты взволновались: это что же, Марио Балотелли, главный клиент Puma, пропишется в сборной, раз компания платит тренеру? Волновались, конечно, зря. К тому же сильнее денег Конте беспокоил вопрос занятости: он хотел трудиться каждый день, а не раз в два месяца. Тогда Тавеккьо гарантировал Антонио роль координатора всех сборных Италии, начиная с U15 – и Конте согласился.

Возглавив сборную, он прочел журналистам две лекции, где объяснил, – с помощью маркеров, доски и видео – как играют его команды: «Считается, что 3-5-2 – оборонительная схема, – сказал он, но это не так. В «Юве» я хотел играть по системе 4-2-4, но после покупки Видаля понял, что уместнее перейти на 3-5-2. Раньше в атаке было задействовано четыре футболиста, в новой схеме – пятеро». Перед дебютной игрой в сборной – против Голландии в Бари – Конте столкнулся с необычной проблемой: матч четвертого сентября, а нападающий Маттиа Дестро, оказывается, давно назначил свадьбу на первое. «Сначала я потребовал от него вернуться в сборную сразу после того, как он разрежет торт на церемонии, – сказал Конте на пресс-конференции. – А потом решил, что будет справедливо предоставить ему и невесте еще несколько часов. Но уж к девяти утра он должен быть на тренировке – по возможности, в форме». Чтобы успеть на базу в Коверчано, Дестро пришлось ставить будильник на пять утра. В двух матчах сборной, с Голландией и Норвегией, он провел в общей сложности двадцать четыре минуты.

Приняв сборную, Конте первым делом повесил в столовой Коверчано плакат: «Питание делает разницу между поражением и победой». Но, судя по январской игре с «Лестером», он научился побеждать и на голодный желудок.

Фото: Gettyimages.ru/Steve Bardens, Mark Thompson/Allsport, Claudio Villa/Allsport, Mike Hewitt, Stu Forster

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ