Посвящается мэтру

Посвящается мэтру

Про Олега Романцева лучше всего подходят слова из классики «Я тебя породил, я тебя и убью…» С одной стороны, с именем великого тренера связана длительная победная серия Спартака в чемпионатах страны, с другой стороны — падение Красно-белого гегемона началось тоже при мэтре, и пусть болельщики любят травить Червиченко, Шикунова, Щукина, Чернышова, Колоскова и даже некачественный бромантан —  но главным виновником того, что великий клуб не смог в новых условиях хотя бы остаться в группе лидеров, является именно Олег Иванович.

А между тем конец эпохи Спартака мог наступить не в сезоне 2002, когда красно-белые с трудом заняли третье место и всем казалось, что Романцев, вернувшись из сборной, сфокусируется на родном клубе и сможет быстро обновить команду и поведет ее к новым победам. В следующем сезоне Титов и Компания в последний раз порадуют красно-белую торсиду завоеванием титула – был взят Кубок России – но в самом первенстве команда рухнет в середину таблицы. Бромантан буквально сделает своё чёрное дело, аукнувшись в следующем сезоне.

В сезоне 1994 команда с привычной лёгкостью займёт первое место, и никто даже в самых смелых фантазиях не посмеет предположить, что скромная Алания (тогда Спартак-Алания), занявшая всего лишь пятое место, в следующем сезоне, напичканная всевозможными звёздами под завязку и ведомая сверх амбициозным тренером, сможет подвинуть Спартак с первого места.

Несмотря на то, что клуб покинула целая группа лидеров, всем казалось, что Спартак всё равно будет еще долго восседать на российском футбольном троне. Но как только начался сезон 1995 года, всем стало понятно, что привычной легкой жизни у дружины Олега Романцева не будет.

В первых десяти турах команда умудрится проиграть 4 раза – абсолютный антирекорд нового времени, ведь все давно привыкли к тому, что красно-белая машина сметает всех на своем пути, включаясь на полную мощь только в матчах Лиги чемпионов. Если поражения от московского Локомотива, фаворитов сезона из Владикавказа и привычно кусачего Ротора из Волгограда еще можно как-то объяснить, хотя болельщики Спартака болезненно переживают поражения своих любимцев даже от Барселоны или Баварии, то поражение от Камаза из Набережных Челнов ни в какие ворота не лезло, ничьи с Текстильщиком, Ростсельмашем и Черноморцем из этой же оперы.

Команда подошла к обрыву слишком близко. Впоследствии парни собрались и в оставшихся играх чемпионата проиграли только однажды – бойцам Юрия Сёмина, которые в итоге займут второе место вслед за джигитами Владимира Газзаева. Даже поспешное возвращение Юрия Никифорова, Сергея Юрана, Станислава Черчесова и других ветеранов не помогло. Между тем сезон закончился, команда могла поставить себе в зачёт только выступление в Лиге чемпионов, где были биты, откровенно говоря, не самые сильные соперники – Блэкберн, Легия и Русенборг, но внутренний чемпионат принес только разочарования с учётом того, что Юран и Компания сделали всё, что могли и вернулись в Европу, прихватив с собой многолетнего вожака Виктора Онопко. Прогнозы на сезон 1996, были самыми мрачными.

Только сам Олег Иванович знает, почему в такой сверх ответственный момент, он оставляет команду и погружается в работу со сборной. На самом ли деле он продолжал рулить всеми процессами в клубе, а Георгий Ярцев только контролировал тренировочный процесс, или Романцев реально был выжат после неудачного предыдущего сезона и решил взять паузу, положившись на верного товарища – никто сейчас точно не скажет.

Но то, что сотворил Ярцев в сезоне 1996 требует отдельного большого поста, тут одним абзацем не отделаешься. Именно в этом сезоне в полной мере заявил о себе Егор Титов, который окончательно закрепился в роли основного дирижера команды, Дмитрий Ананко доказал, что в обороне на него можно положиться, Вадим Евсеев выжигал правый фланг адским напалмом, свои первые голы за Спартак забил Александр Ширко, причём первый мяч он забил тольяттинской Ладе через 10 минут после выхода на замену – гол кстати стал единственным и победным.

Опытные Андрей Тихонов, Дмитрий Аленичев и Илья Цымбаларь отвечали за движение мяча в атаке, причём отсутствие забивных нападающих никак не сказалось на результативности команды – полузащита отпахала и в защите, и в атаке. А Сергей Горлукович, тот самый страшный Дед, стал по сути играющим тренером, не забывая в самый ответственный момент показывать пример спартаковскому молодняку, что значит брать игру на себя, как в матче против Ростсельмаша 25 октября 1996 года. На 85-й минуте он забил потрясающий гол со штрафного, прямым ударом в девятку, единственный свой гол в чемпионате и причем очень важный, потому что к финишу Спартак пришёл ровно с таким же количеством очков, как и прошлогодний чемпион – Спартак-Алания.

При всей зашкаливающей эмоциональности итогового успеха молодняка Ярцева надо сделать важную оговорку – все лидеры чемпионата оступались довольно часто. Например, в сезоне 1995 Алания набрала 71 очко в 30 турах, а в сезоне 1996 – «всего лишь» 72 очка в 35 турах, включая золотой матч. Владикавказцы одержали 21 победу в первенстве, у Спартака на одну победу было меньше перед золотой битвой, при этом команда довольно часто играла вничью.

С одной стороны, парни Ярцева нередко упускали победы, ведя по ходу матчей, но еще чаще демонстрировали чемпионский характер. В сумме спартаковцы пропускали первыми в восьми турах – слишком много для чемпиона. Но для молодой банды это было в самый раз.

Причём самым оглушительным камбэком стала московская баня, устроенная прошлогодним чемпионам из Владикавказа – на один гол спартаковцы ответили аж четырьмя.

В числе открывших счет первыми и в итоге оказавшимися на щите помимо команды Газзаева оказались:

  • Динамо Москва 2:1
  • ЦСКА 3:1
  • Текстильщик 4:2
  • Торпедо-Лужники 4:3
  • Зенит 2:1
  • Еще два подобных сценария закончились вничью – игра с теми же владикавказцами и упомянутое чудесное спасение против Ростсельмаша. Причем во Владикавказе местная команда спаслась благодаря голу Сулейманова на 90-й минуте, но в золотом матче этот трюк второй раз не прошёл.

    Георгий Ярцев совершил невозможное, благодаря чему Олег Романцев, вернувшись после неудачного Евро-1996 на тренерский пост в родном клубе, продолжил штамповать чемпионства вплоть до сезона 2001 года.

    Благодаря сезону 1996 наконец закрепились в качестве признанных лидеров Егор Титов и Андрей Тихонов, оборона со скрипом пережила уход Юрия Никифорова, Виктора Онопко, Василия Кулькова и Дмитрия Хлестова. Единственная позиция, которая подвисала на несколько лет и решилась только с возвращением Владимира Бесчастных в сезоне 2001 – естественно, позиция ударного форварда.

    Ни Джубанов, ни Ширко, ни Бузникин, ни новичок следующего сезона бразилец Луис Робсон даже близко не радовали стабильными голевыми показателями своих предшественников – Валерия Шмарова, Дмитрия Радченко или того же Бесчастных. Романцев даже пытался вмонтировать в команду Анатолия Канищева, но бывший владикавказец никак не понимал спартаковскую игру, все-таки он был прекрасным финишером, а по задумке Романцева даже ударный форвард должен уметь работать на команду.

    Оттого приходилось основную голевую нагрузку выполнять игрокам из линии полузащиты – Цымбаларю, Тихонову, Кечинову и Титову. Кто-то видел в этом футбол будущего, кто-то спешил ругать Романцева за приверженность старому стилю, который давно себя изжил и надо следовать за модой и строить более атлетичные команды. Романцев шел своим путем. В его команде погоду делали гладиаторы не с самой выдающейся физикой. Но если во внутреннем чемпионате успехи Спартака закончились только в эру Гинера, то в Лиге чемпионов дела обстояли не так радужно.

    Как популярно разжевал в недавнем интервью Игорь Шалимов – стеночки и забегания у Спартака проходили против слабых соперников, которых в те годы было слишком много – достаточно, чтобы большинство матчей играть в полсилы. Но в Европе уровень команд неуклонно рос с каждым сезоном.

    • 1996 – после невероятной шестиматчевой победной серии на групповом этапе Спартак не смог преодолеть французский Нант.
    • 1997 – тут и вовсе вышла знаменитая лажа под названием Кошице.
    • 1998 – разделавшись с болгарским Литексом, Спартак попал в группу к Штурму, Реалу и Интеру. Итог – третье место.
    • 1999 – пройдя белградский Партизан с грозным Матеей Кежманом, Спартак угодил на Виллем II, Бордо и Спарту. Итог – третье место.
    • 2000 – звездный час для Тихонова и Компании. Спартак выходит из сложной группы вслед за мадридским Реалом, оставив за собой лиссабонский Спортинг и немецкий Байер-04. Следующий групповой этап оказался непреодолимым – одна победа и одна ничья при четырёх поражениях. Но и соперники оказались слишком неудобными – с французами Спартак всегда играл тяжело, а баварский каток не брали никакие стеночки. Лондонский Арсенал в Москве был разбит наголову, но взял убедительный реванш у себя дома – не по счету, а по игре.
    • 2001 – начало заката. Старые знакомые из Праги, снова Бавария, голландский Фейенорд – Максим Кабанов в раме, ноль побед, две ничьи и четыре поражения.
    • 2002 – нет слов, одни антирекорды.

    Можно сколько угодно захлебываться, вспоминая славное шествие в далеком сезоне 1995, забывая об уровне соперников, или пересматривать чудо-гол Цымбаларя в ворота Реала в сезоне 1998 или наслаждаться голевыми подвигами Маркао в сезоне 2000 – на фоне общего неудачного выступления в главном еврокубковом турнире это были только всплески. Против более искушенных соперников даже стеночки не помогали.

    Причём в массовой истерии по стеночкам и забеганиям того времени есть явная предвзятость – например, в морозных Лужниках на промерзшем поле футболисты Арсенала открыли счет благодаря тем самым фирменным стеночкам и забеганиям, которые всегда были в арсенале Спартака, но свои голы парни Романцева забили после длинных передач в сторону Маркао, которого в тот вечер никто из лондонцев не мог остановить. Согласитесь – не совсем типичный спартаковский футбол. Но победителей не судят, а результат – это главное.

    Закат эпохи Романцева начался в сезоне 2000 – это был самый неудачный сезон в Спартаке для многолетнего лидера Андрея Тихонова. В прессе усиленно хвалили Артема Безродного, видя в нем будущую смену для, казалось бы, бессменного левого латераля команды.

    В том сезоне Романцев попытался освежить команду – он не мог не видеть грядущий закат золотого состава сезона 1996, но равноценной смены не получилось. Журналисты из СЭ и СС усиленно пиарили новичков команды: Тчуйсе, Маркао, Штолцерса, Йовича, Хизанейшвили. Особняком стоит только Максим Калиниченко, который полностью вписывался в идеальные трансферы того времени – из ближнего зарубежья, близкий по менталитету, говорящий на одном языке, готовый к обучению и тд. Но нормальных специалистов не могло не напрягать огромное количество новичков и то, с какой поспешностью Романцев пытался встроить их в команду.

    Например, в середине сезона Спартак умудрился впервые в новой истории проиграть три матча подряд – вначале обидчиками выступили Лоськов и Компания, затем самарские Крылышки, а потом наступил черед праздновать заклятых друзей — московских армейцев.

    Против Локомотива Романцев выставил четверку защитников: Щеголев, Мор, Бушманов, Йович. Во втором тайме Бушманова заменил Хизанейшвили. Ведя 2:0, Спартак умудрился пропустить трижды. В следующем туре против Самары вышли играть Бушманов, Йович, Хизанейшвили и Парфёнов. А против ЦСКА на подмогу Филимонову вышел новый интернационал: Бушманов, Ковтун, Тчуйсе и Хизанейшвили. Причём молодой грузин в итоге наиграл на две желтые карточки, Дмитрий Парфёнов играл правого полузащитника, а Романцев не сделал ни одной замены – потом в прессе это обзывалось строительством нового Спартака.

    Именно в сезоне 2000, Романцев впервые взял целую кучу новичков, из которых команду реально усилили только Максим Калиниченко и Жерри-Кристиан Тчуйсе. А между тем московские армейцы получили мощную финансовую поддержку и начали свое победное шествие, почти полностью копируя золотой успех аланских барсов сезона 1995 – собрать максимально звездный состав, взять супер амбициозного тренера.

    Отсутствие должного финансирования привело к массовым закупкам всевозможного вторсырья, как сказал в недавнем интервью бывший спортивный директор клуба Шикунов – брали, кого могли в надежде – а вдруг выстрелит?

    Сумели договориться с Цихмейструком и Левицким, но упустили Дениса Попова, которого очень хотел заполучить Олег Романцев – Гинер обскакал, причем его финансы переманили в ЦСКА Элвера Рахимича из Анжи (в котором Романцев видел нового Онопко) и Ролана Гусева из Динамо (которого Романцев называл «своим игроком»). Наступило смутное время, когда лучшие из лучших выбирали конкурентов, а Спартаку приходилось собирать то, что осталось.

    Георгий Ярцев совершил невозможное в сезоне 1996 – он создал команду-династию, которая доминировала долгие годы. Повторить тот успех Романцев уже не смог.

    • 1997 – Робсон, Бахарев, Ромащенко.
    • 1998 – Канищев, Парфёнов, Баранов.
    • 1999 – Булатов, Ковтун, Мор.
    • 2000 – Калиниченко, Тчуйсе, Маркао, Щёголев, Штолцерс, Йович, Хизанейшвили.
    • 2001 – Митрески, Левицкий, Цихмейструк, Бесчастных, Ирисметов, Грановский, Бугаков, Куприянов, Мжаванадзе, Кебе, Василюк, Фло, Гошевски, Алешандре, Аджей, Стаменовски — куда столько?!

    Не трудно заметить, что, начиная с сезона 2000 точечные попадания сменились ковровыми бомбежками – взять хоть кого-нибудь, авось в кого-то попадём. Причем Червиченко, Шикунов и сам Олег Иванович – каждый по-своему вспоминает тот мрачный период. Романцев говорит, что ему навязывали покупку тех или иных игроков, Червиченко говорит, что его просили платить деньги за откровенных деревяшек, Шикунов старался как мог и привозил, кого не забрали эмиссары Гинера. Замкнутый круг, но результат всегда дает тренер. Знаменитое чутье на таланты стало все чаще подводить мэтра. Он еще бравировал, пытался играть мускулами, говорил, что лев прилёг отдохнуть, что в следующем сезоне все увидят другой Спартак.

    Но в следующем сезоне молодняк не сдюжил, сломался Титов, затем Парфёнов, уехал Ананко, и пришлось Романцеву как в славный сезон 1995 срочно вызывать ветеранов на подмогу – Черчесов встал в раму, Хлестов мучительно осваивал амплуа правого латераля, а Бесчастных переквалифицировался в опорника.

    С одной стороны, Романцев переоценил свои таланты по находке и огранке подходящих новичков – «таких, как Сычёв, у меня были сотни…» Полноценно заменить Тихонова и Булатова не получилось. Безродный и Калиниченко были слишком нестабильны, да еще слишком часто ломались. Но особенно казался невосполнимым уход Большого Фила – общественность не простила ему ту самую роковую ошибку. Левицкий занял пост номер один не надолго, а без стабильного надежного кипера выстроить крепкую оборону было попросту невозможно.

    Но с другой стороны мэтр порой находил весьма оригинальные решения – например, перевод номинального левого защитника-персональщика Парфёнова на позицию стоппера. Или чуть позже он провернет точно такой же трюк с Тчуйсе.

    Ярцев в свое время придумал ложную девятку отечественного розлива в лице Кечинова или Тихонова, а Романцев опередил время, переведя быстрого крайнего защитника с отличным первым пасом на позицию условного опорника. Причем провернул этот трюк Романцев уже на излете своей славной карьеры, находясь в условиях острейшего кадрового дефицита.

    Романцев не просто брал лучших из лучших, как любят писать журналисты – он грешил этим в начале 90-х. После сезона 1996, он находил подходящих исполнителей в ближнем забугорье. Из российских клубов, условных конкурентов по чемпионату, после сезона 1996 он забрал только Булатова из Торпедо и Ковтуна из Динамо. Все прекрасно знают, откуда Романцев привёз в Спартак Андрея Тихонова и Василия Баранова – не сказать, что Спартак выиграл за них сумасшедший аукцион, как в случае с Кавенаги или Кариокой. Наследие Ярцева жило и действовало достаточно эффективно, чтобы не прибегать к массовым дорогостоящим закупкам.

    Но лично мне кажется лучшей авторской работой мэтра – его огранка Валерия Карпина, довольно неуклюжего паренька с лихой шевелюрой, который поначалу умел двигаться строго по прямой вдоль правой бровки. Но в Спартаке он раскрылся и уезжал за рубеж признанным мастером. Большой вопрос – какой был спрос на молодого Карпина до его попадания в Спартак? И стал бы он лидером сборной, не усвой он уроки Романцева?

    Когда новичков стало слишком много, и Тарасовка превратилась в новый Вавилон, стало понятно, что Титову в стеночки играть уже не с кем. Перестройка команды давалась слишком мучительно, и к сожалению, три сезона подряд руководство не могло купить по-настоящему сильных исполнителей. Опять же конкуренты били рублем – Гинер перебил предложение по Иржи Ярошику, а потом забрал и бразильца Дуду, на которого уже примеряли красно-белую форму. Более-менее играющие аборигены вдруг оказались вне Тарасовки, а пытаться взять титул с непонятными варягами было похоже на дешевую мыльную оперу. И потому золото сезона 2001 особой пробы – хотя с другой стороны у определенной группы фанатов сложилось устойчивое мнение, что магия Романцева реально творит чудеса, и можно ожидать от любимой команды вечного золота с любым составом.

    Возможно сам Олег Иванович неадекватно оценил свои силы и не смог вовремя уйти со сцены, передав команду в другие более молодые руки. Возможно, он не видел достойных приемников и пытался из последних сил хотя бы удержать любимое детище на плаву. Согласитесь, что судить со стороны всегда легче – изнутри всё кажется совсем иначе. Но как главный акционер клуба, как его хозяин и тренер, именно он и несёт ответственность за то, что Спартак оказался там, где оказался.

    Нельзя не отметить умение мэтра создать душевную, но при этом полностью рабочую атмосферу в клубе, где игроки и работники чувствовали себя одной семьёй. Команда умела поддерживать высокий темп по ходу всего сезона, выходя на пик мощности к осени – как раз к Лиге чемпионов. Игроки набирали по 40 игр и больше. Это, не считая выступления на традиционном Кубке Содружества. Причем сезон мог начаться уже в январе-феврале, а закончиться только в ноябре-декабре. Возможно, спартаковцы тех времен не были атлетами, ни у кого не было торса как у Роналду или хотя бы как у Балотелли, но бежать они умели и предлагали соперникам такие скорости, что далеко не каждый соперник мог поддержать предложенный темп. А это говорит о том, что тренерский штаб умело закладывал функционалку перед сезоном. Причем делал это безошибочно на протяжении многих лет.

    Никто не даст точного ответа – была ли возможность сохранить чемпионский запал в новых реалиях, где финансы Гинера перевернули ход игры. История не любит всяческие «если бы» или «надо было». Возможно, всему спартаковскому сообществу нужен был этот мрачный период без титулов, чтобы очиститься от накопившейся спеси и начать новый поход за вожделенным золотом с новым тренером, новыми идеями и обновленным стилем.

    Что бы ни писали разные специалисты про алкогольную зависимость мэтра – он всем доказал, что был Тренером с большой буквы. Игроки Спартака, получая в десятки-сотни раз меньше своих визави по Лиге чемпионов, не боялись играть первым номером, стараясь разыгрывать мяч до верного против любого соперника. Конечно, более искушенные противники охотно наказывали команду Романцева за излишнюю лихость в атаке, но не каждый раз в гости к чемпионам Старого Света приезжала настолько смелая и уверенная в себе комбинационная машина. Причем болельщики со стажем помнят, как играл Спартак в начале 90-х, например, против того же Наполи – строго вторым номером, где Василий Кульков не стеснялся ходить мрачной неотступной тенью за самим Марадоной. В конце 90-х такое представить от игроков Спартака было уже невозможно.

    Но в сборной Романцев не стеснялся порой играть от обороны, предварительно изучив соперника – например, в знаменитом лужниковском кошмаре Юрий Дроздов полностью выключил из игры Андрея Шевченко, а на Стад-де-Франс Алексей Смертин заставил исчезнуть Николя Анелька.

    Недруги с удовольствием припомнят мэтру его знаменитые слова про Мукунку или Грановского, но адекватные болельщики, причем не только моей любимой команды, скажут ему спасибо и за работу в Спартаке, и за работу в сборной.

    Ведь дело не только в результатах и титулах, но в качестве самой игры. Игра забывается, результат остается, но еще дольше в памяти живет результат, добытый благодаря умной красивой зрелищной игре.

    Источник: http://www.sports.ru/

    Оставить ответ