Примера: Где была бы эта команда?

Примера: Где была бы эта команда?

Красивая история, невозможная в действительности. По одному игроку из состава 20 участников чемпионата 2016/2017. 

Главный тренер — Луис Арагонес. «Они могут просить самый вкусный хамон или собраться  в космос. Меня это абсолютно не интересует. Пока главный тренер я, они будут делать то, что я им говорю». Человек, ставший тренером по решению президента Атлетико Висенте Кальдерона, поговорившего со своими лидерами — Хавьером Ируретой и  Эулохио Гарате. 

«Луис оставался большим мастером, мы знали, что его интересует тренерская работа, а его влияние в раздевалке было безграничным. Он всегда находил слова поддержки, если что-то не получалось, придумывал какие-то варианты, оценив слабые стороны противника и всегда жёстко ставил на место, если кто-то зарывался. По сути, дон Висенте всего лишь предложил официально зафиксировать то, что уже существовало в действительности» — позже расскажет Хаби, никогда не скрывавший, что и в своё чемпионском Депортиво использовавший те методы, которые подсмотрел ещё у игрока Арагонеса.

Всего Атлетико на конец сезона 2015/2016, набрал 3085 очков в Примере. При Луисе — 402 как при игроке и 614 при тренере.

Из сборной же сделал победителя. Команда под Евро — 2008 постепенно собиралась с отбора к ЧМ в Германии и эти активы работают до сих пор — Рамос, Иньеста, Сильва. Последний рассказал всё значение тренера:  «Очень добрый, очень справедливый человек, большой тренер. Он мог быть очень жёстким, если этого требовали интересы дела.  Но он так увлекал команду, раскрывал футбол новыми гранями, что ему верили безостановочно. Мы знали: непобедимых нет. Мы сильнее всех и с нами Луис».

Его собственная фраза — «Я всегда прощу технический брак, позиционную ошибку, или удаление на эмоциях. Этому можно научить. В конце концов, любой индивидуальный промах – ошибка тренера. Не научил, не рассказал, не подготовил к ситуации. Невозможно научить только того, кто внутренне уже достиг всего. Это – мёртвая ткань и она безжалостно отсекается». На скрижали.  

Основной состав 

Рикардо Самора «Святой Пётр на небе и Рикардо на Земле». Игрок, навсегда сохранивший мальчишескую дерзость и верность простым внятным законам дворовой чести — он выигрывал матчи с переломанными рёбрами и выбитыми зубами «потому что от этого никто не умирал» и уходил с поля потому что пенальти был назначен несправедливо, бил морду всесильному министру Москардо и жёстко спорил с диктатором:  “Я всегда поддерживал целостность государства. Сам по крови — валенсиец, вырос в Каталонии, играя в футбол, объездил всю Испанию и половину мира. И отвечаю: у каталонца и кастильца очень много общего.  А вот то, что галисиец бомбит Бискайю, совершенно ненормально. Я говорил в глаза Франко: ты — не команданте, не каудильо, ты — дорвавшийся до власти и охреневший от своей значимости тупоголовый сержант” 

Ему было можно. Играл,  доставая  из «девяток» мячи, пущенные с линии вратарской, с той же лёгкостью, что выпивал стакан воды.

История приняла его в шерстяном свитере и в белой кепке. 23 апреля 1916 года он появился на железнодорожном вокзале для отправки в Мадрид. Решение принимал лично главный тренер Патрик О`Доннел с подачи лидера команды Хосе Марии Таллады, что-то увидевшего в высоком долговязом и нескладном парне, пришедшем на вокзал в достаточно комичных шортах. Время до отправки поезда ещё было, а в ближайшем магазине на привокзальной площади нашлась более подходящая одежда. В результате, в столицу ехал молодой человек, укомплектованный свитером и брюками.

Никогда не ушёл бы из Эспаньола, но в 1919 там случился финансовый кризис. Переждал в Барселоне и вернулся в 1922, а вновь сыграл лишь 7 июня 1923 — Каталонская федерация накладывала дисквалификацию за превышение лимита переходов в течение одного календарного года, Королевская её отменяла.

Далее. в 1929 впервые прозвучало В Реале должны играть все лучшие и Самора стал главной звездой первой версии галактикос. Собственно, поэтому ему и было можно говорить с болельщиком Реала Франко так, как он сам считал нужным.

Ну а потом были высылка в Ниццу, работа тренера и два первых чемпионских титула Атлетико, один из которых был добыт на Чамартине — собственного стадиона не было, Вальекас реконструировался, Мадрид разрешил играть с обременением — бесплатное посещение своих болельщиков. «Весь сезон на выезде — отличное воспитание характера» — шутил Рикардо.

Человек четырёх больших клубов, всегда считавший главным Эспаньол. Валенсиец из Аликанте, именем которого названа площадь между улицей Рикардо Вильи и проспектом Сарии.

Серхио Рамос  «Спасибо Господу за мой непобедимый дух». Его можно обмануть, можно обыграть один в один, от него можно убежать и выиграть у него позицию.

Это не будет значить абсолютно ничего. Он просто соберётся и побежит. По правому флангу, как было до Жозе, или, по центру, создавая организованный беспорядок.

Больше, чем защитник, больше, чем капитан. Лидер по игре и по духу, покоритель пространств на футбольном поле. Опорник. разыгрывающий, вингер, форвард. Он — там, где нужнее всего команде здесь и сейчас.

А в быту — простой и открытый парень, много и охотно говорящий о родном Камасе, роке, лошадях, собаках. И никуда без чувства юмора.

Серхио Рамос: Огонь и ветер песни

Карлес Пуйоль «Где не хватает мастерства. спасает характер».  Или, характер — основа мастерства.

Он хотел бросить футбол ещё дома, в Лериде. Отец сказал ему: Нет проблем. У тебя всегда будет то, что есть у меня. Для того, чтобы получить больше, ты должен сражаться.

И он сражался. С собственными неудачами, когда в начале карьеры над ним откровенно смеялись — что за недоразумение привела Барса?, с соперниками (вот от него было невозможно ни убежать, ни обыграть, ни обмануть по позиции),  в ключевые моменты вторгаясь в чужую штрафную (гол немцам в полуфинале ЮАР стоит не меньше гола Иньесты в финале), сражался за Эрика Абидаля потому что он — тоже из Барселоны, за Мике Роке потому что он — тоже футболист, хороший парень и просто человек, попавший в сложную ситуацию. Дружит с Раулем и поддерживает целостность государства, но не поехал на 100-летие Реала, куда его, единственного из Барселоны пригласили (и это — тоже показатель), отказавшись со всем тактом «Реал — великий клуб и здесь играют мои друзья, Но я всё-таки каталонец, меня не поймут и не хотелось бы обострять отношения».

Он и играл так же. Прямо и честно. А когда понял, что не выдерживает нагрузок, ушёл. Сказал «Барселона была до меня и будет после.  Для меня — честь быть частью большой истории, но я не хочу оставаться в память о былых заслугах.  В футболе нет Вчера, ты либо приносишь пользу сегодня, либо становишься болельщиком. Всё просто».

Карлос Марчена «Не надо ничего говорить. Игра все покажет». 

Он никогда не останавливался и всегда уходил вовремя. Идеальный напарник Пуйоля, единственный участник Евро — 2008, отыгравший турнир с первой до последней минуты.

То, что случилось тогда — плата ему лично за то, что сделал в футболе. Уже в 18 был в основе Севильи, а потом, когда команда выбыла во второй дивизион, уехал на развитие в Бенфику. Единственный клуб, где не прижился. В Валенсии его боготворили.  Он уходил. снимая повязку со слезами на глазах, говоря о том, что исчерпал себя в этой команде.

На самом деле, там тогда начинался бардак, который продолжается посейчас и он сражался, пока хватало сил, а потом уехал в близкий, амбициозный и стабильный Вильярреал.

Ушёл, когда команда грохнулась в Сегунду. Старался, но не смог удержать от того же Депортиво. В следующем сезоне помог вернуться, а его гол в ворота Кастильи от 14 января 2014 года стал лучшим в первом круге Лиги Аделанте и ушёл навсегда, попутно заметив, что зря всю карьеру избегал второго дивизиона, он очень силён и по-своему интересен — «здесь всегда есть право на ошибку, ты можешь проиграть один-два матча, это ничего не значит, но если ты не будешь стабилен на протяжении всего отрезка. тебя просто растопчут».

У него ещё был последний контракт — с индийским Керала Бластерс, но там он провёл лишь один матч, а в декабре 2015 объявил о завершении карьеры.

Простой, надёжный, цепкий, умеющий забивать и оптимально дополнявший Пуйоля. ПаРа центральных защитников без слабых мест. Стена, частично сдвигавшаяся в атаку, куда один обязательно подключался, а другой страховал.

Тео Эрнандес «Первый дивизион — большой и сложный прыжок. Я отдам всё за то, что бы там оказаться». 19-летний французский левша,  играющий с обоих флангов, но лишённый даже теоретических шансов закрепиться в основе Атлетико.

Старший брат Лукас остался. Он универсален ещё более, он спокойнее и рассудительнее, но у него всего 6 матчей чемпионата, ни в одном из которых он не заслужил даже укора.  У взрывного Тео — 14 при двух пропущенных: дисквалификации за 5 жёлтых карточек и за драку с Росалесом из Малаги.

Он — огонь, выпущенный на волю. Ему тесно в камине и он всегда стремится захватить как можно больше. Отборы и походы — на уровне лучших показателей в Лиге, 3 голевых передачи в архизакрытом Алавесе пишутся прописью, при том, что их отдаёт защитник, добавляются восклицательные знаки. И ему только 19.

Мауро Сильва Навсегда в истории города. Он забил лишь однажды за 13 сезонов безупречной службы (15 января 1994 года Валенсия 1 — 3 Депортиво). Но в голосовании летом 2005 года, когда завершил карьеру, именно его, а не капитана Франа, другого бразильского лидера Донато и супербомбардира Бебето болельщики вознесли на знамёна — одна из улиц, примыкающих к Риасору названа  честь бразильца, оставлявшего на поле всё.

«Тот Депортиво действительно, был очень хорош. Здесь собрались люди, котором было, что доказывать, мы все росли вместе друг с другом. Но именно Мауро с его пониманием игры, мудростью и чувством юмора был центром нашей Вселенной. Он вёл вперёд, когда что-то не получалось, поддерживал и я всегда знал, что получу мяч именно так и именно туда,  куда я хочу. Он видел и умел абсолютно всё» — говорил Хуан Карлос Валерон.

Которого 11 лет спустя провожали уже из Лас-Пальмаса. В полном соответствии с его заслугами перед футболом и перед жизнью. А Силва расскажет: «Его талант в последних метрах экстраординарен. Он делает ставку на простой футбол, использует базовые основы. Он лучший футболист, с которым я играл. Когда наш соперник атакует, я отбираю мяч, поднимаю голову и ищу Валерона, чтобы провести контратаку. Там мы наносим удар по плохо расположенной позиционной защите. На тренировках, когда мы отрабатываем стандарты, он всегда хочет изобрести что-то новое, например, поднимая мяч над стенкой или чем-то похожее. Он как бы достает кролика из цилиндра и тренер (Хавьер Ирурета) делает серьезный вид и сердится. Его недостаток в том, что он слишком хорош. И в нем есть что-то невероятное. Возможно, он даже лучше как человек, чем как футболист. Он может напихать на поле, при этом объединяет всех нас. Он очень добрый».

Хуан Карлос Валеон: Несколько ленив, немного бездельник 

«Он уникален» — характеристика Рубена Барахи, игравшего с ним в Атлетико. Потом разъехались: схожие функции и значение в двух больших командах стыка веков, два абсолютно разных стиля — «профессор» Валерон и «ледокол» Рубен, уходивший в глубину, помогавший опорным, сам создававший атаки и сам же их периодически завершавший.  Обязательная связка между чистым художником и трудягой Мауро Силвой.

“У Испании есть футболист, который является примером мужества, суровой закалки, смелого стиля и, несомненно, гордости. Его благородство известно, для болельщиков он великий футболист большого сердца. Его триумфы в Атлетике и национальной сборной обросли лаврами всемирного футбола.

Мы с радостью поем этому смелому человеку:  да здравствует Мунгиа! Сарра, Сарра, Сарра.

Когда Сарра выходит на поле, ему аплодируют с надеждой все болельщики Испании, которых переполняют эмоции. Его прославленные цепи — звенья без конца. Сан-Мамес, Рио-де-Жанейро, Коломбес и Чамартин. С Антверпена не было в истории испанской команды нападающего, который уходил бы с большей реализацией на гол.

Мы с радостью поем этому смелому человеку:  да здравствует Мангиа! Сарра, Сарра, Сарра”.

Текст песни, вручённой каждому из 80 000 болельщиков, пришедшим на Чамартин 29 апреля 1954 года на прощальный матч благородного и неистового форварда, забивавшего столько, что его рекорд — 231 мяч в Примере  лишь через 60 лет перекрыл Лео Месси.

Но и это — лишь абсолютные цифры, не учитывающие количества матчей. Кроме того, при всём уважении к Месси, ему никогда не стать тем мощным объединяющим фактором, которым был для Испании парень из Эрандио,  котором встретились кровь цыган  и басков.

Выросшее в том числе, из предельно правильного поведения на поле. Как минимум, дважды, в матчах с Малагой и Депортиво он , выходя один на один, демонстративно бил куда-то в район углового флага. Травмировались соперники, а пока мяч в поле, оказать медицинскую помощь невозможно.

Когда Сарра выходит на поле, ему аплодируют с надеждой все болельщики Испании, которых переполняют эмоции. Его прославленные цепи — звенья без конца. Сан-Мамес, Рио-де-Жанейро, Коломбес, Чамартин. Гибель богов названо время его ухода из большого футбола. Свой следующий титул Атлетик выиграл через 27 лет.

Страсть и напор, энергия и  ярость, мудрость и рассудительность. Это — Диего Форлан. Ученик великого сэра Алекса, не прошедший в состав  Юнайтед и уехавший в Вильярреал, а затем в Атлетико. Учитель Луиса Суареса, в принципе отрицающего, что он — лучший уругвайский игрок всех времён. «Я — даже не лучший форвард. Я не умею и никогда не смогу быть Форланом».

А САФ потом печалился, что отпустил с лёгким сердцем — если бы он так играл у меня, я бы не дал ему ни минуты отдыха. Он всегда проводил бы на поле по 90 минут.

Давид Вилья «Когда он на поле, мы уже ведём 1:0». Быстр и лёгок, бьёт с обеих ног и головой, отлично выбирает позицию. Обладает нестандартным решением и даже просто забить пенальти ему скучно. Иногда это мешает, но чаще рождает шедевры.

Кроме того, из более-менее мальчишеских выходок можно вспомнить лишь 11-метровый во встрече со Швейцарией на ЧМ — 2010 (0:1). В остальном Вилья всегда играет так, как это нужно команде, а нестандартные решения лишь оптимизируют доставку мяча в ворота.

От природы правша, с тактикой знаком с детства. Отец — простой шахтёр из Лангрео стал первым тренером, нагружавшим левую ногу работой с мячом, пока правая была в гипсе. Не находил общего языка с тренером юношеской команды и для того, чтобы аргументировать свою позицию, почему играет именно так, а не та, как было сказано, поднимал массу литературы, осваивал только появившийся Интернет.

Но  для начала самостоятельной карьеры пришлось уехать в Марео. Там его поняли. «Где ж ты был, парень?» — вопрос, заданный после первой тренировки, потом повторялся в Сарагосе,  Валенсии и в Атлетико.

Везде, где появлялся Вилья, команда шла на качественно новый уровень. Кроме Барселоны, слишком крутой даже для лучшего бомбардира в истории сборной Испании.

Запасные 

Луис Арконада Капитан на все времена. Выходивший только для того, чтобы выигрывать. Спокойный, ироничный взгляд, лёгкость общения после матча. На поле он не делал ничего особенного. Просто правильно выбирал позицию. И, если пропускал Арконада, это значило только то, что сделать не мог никто и ничего. Исключения были, как в финале Евро-84 против Франции. Но, как сказал другой большой вратарь – Хосе Луис Чилаверт о другом большом баске, правда, из Бильбао – Андони Субисарете, никто и никогда не имеет права винить человека, тысячи раз спасавшего свою команду.

Кажется, во всей истории Сосьедада нет фигуры более знаковой. Он выходит на матч и стадион замирает. Все ждут даже не чуда и подвига, а просто обычной спокойной уверенности. Смелого решения, когда надо выручить команду, броска в дальний верхний. При полной внешней неповоротливости, Арконада умел в воротах всё. 

В Обществе он появился ещё в 1974-м, однако, к приходу Альберто Ормаэчеа, обладал опытом  трёх полноценных сезонов. В команде были люди значения и большего. Испанская традиция – капитаном становится человек с наибольшей выслугой лет в команде общеизвестна. Первый номер с браслетом – вообще исключение из правил. Тем не менее, тренер принял авторитарное решение. Как оказалось, был прав на очень много процентов.

Как объяснял сам Арконада, идея диалога с арбитрами от лица команды давно ушла в формальную плоскость. Капитан мог получить амарилью, или, роху точно так же, как любой другой футболист. Потому важнее было дать уверенность. Ведь естественно, что на чужбину – в данном случае, в атаку легче отправляться, когда знаешь, что дома всё в порядке.

Слёзы на Писхуане 11 мая 1980 года. Компания играет ничью и ведёт в конкуренции с Мадридом. Однако дубль Бертони отправляет титул на Бернабеу. Позже Дани признает, что бланкос были очень заинтересованы в поражении «Реала де Арконада», а самого хранителя назовёт «лучшим вратарём того времени. Не только в Лиге. Вообще в мире».

И всё вернётся через год в Хихоне, когда Хесус Самора сравняет за 45 секунд до финального свистка. «Хотя браслет носил я, именно он был настоящим лидером» и подтвердится через год, когда Сан-Себастьян нагонит из глубины, а в любом случае, остающийся третьим Мадрид, грохнет блауграну.

«Реал — де — Арконада». Команда Голкипера.

Франсиско Антунес Хороший качественный защитник, от которого в своё время отказалась Севилья и который вернулся туда с большим скандалом.

Он построил свою карьеру в Бетисе, но когда позвали в Севилью, на место завершившего карьеру Андреса Матео, не раздумывал. Слишком велика разница между прозябанием в Сегунде и вызовом первых мест в Примере.

Детективная история. Президент не понял, как состоялся этот трансфер, игрока отлавливали на вокзале, а он уехал на машине и присоединился к команде в Кордове, 80 000 песет за переход вернуть не могли — они сразу были потрачены на зарплату игрокам, а значит, наложить запрет на трансфер было невозможно.

Антунес же выиграл чемпионат и Кубок Испании, был в составе сборной на мундиале — 1950, где команда заняла 4-е место.

Севилья — Бетис: Дело Антунеса 

Антонио Луна Ещё один быстрый техничный севилец, субъективно оцениваемый как игрок сборной. В активе — восемь лет профессиональной карьеры и первый год, свободный от травм.Последний шанс забежать в число избранных .25 лет.

Пирри (Хосе Мартин Санчес) Его знают как капитана Реала, атакующего полузащитника. завершавшего карьеру в центре обороны. Однако, он родился в Сеуте, а начинал в Гранаде, где его и заметил дон Сантьяго Бернабеу.

Маркос Сенна Говорить даже ничего не надо. Имя говорит само за себя. Парень, не пригодившийся в Бразилии, поднялся с Вильярреалом и  стал одним из лучших центральных полузащитников начала ХХI века.

Номинально — опорный хав, по сути — один из прообразов современного центрального с функциями распасовщика и, если надо, дальнего удара.

Завершил карьеру в 2015 году вместе с Раулем в составе Космоса.

Франсиско «Патхи» Пуньяль — легенда Осасуны. Родился и вырос в этом городе, сыграл за пинкос более 400 матчей только в Примере «Десятка» с душой опорника. Непроходим в отборе, неутомим  в борьбе, а от его рассекающих передач застывала любая оборона.

Однако, важнейший этап — сезоны 1999 — 2001 в Леганесе. Оттуда вернулся уже не отрок Между первой и второй командой, а состоявшийся мастер. Тогда же, в чемпионате 2000/2001 установлен личный рекорд результативности — 9 мячей.

Рауль Гарсия Эскудеро Ещё один памплонец. Мастер -атака, с одинаковой лёгкостью и изяществом играющий чистого и оттянутого форварда, левого и (чуть хуже) правого хава.  Игра головой, дальние удары, опережение, разрезающая передача, тонкий пас на ход в касание, стандарты. Для него нет тайн в футболе.

Был одной из главных частей «золотого» Атлетико, второй сезон играет в связке с Адурисом.   И остаётся простым. Иначе дома не поймут.

Рауль Гарсия: Мы хотим умереть на поле  

Иско (Франсиско Роман Аларкон Суарес) До сих пор непонятно, почему его не рассмотрел Унаи Эмери, с лёгкостью отпустивший из Валенсии обратно в Малагу.

Мануэль Пеллегрини, напротив, настаивал на возвращении кантерано, выбив невиданные за трансфер 18-летнего игрока с  номинальным опытом Примеры невиданные 6 млн евро.

Не ошибся. Иско сразу стал системным игроком и уже тогда начал проходить первые классы разноплановости — клуб использовал его как правого и как левого хава, Хулен Лопетеги в молодёжной сборной Испании видел только разыгрывающим.

В любом случае, Реал покупал восходящую звезду. В конкуренции с Сити, куда ушёл Пеллегрини и с Барселоной, за которую болел сам футболист (может быть, болеет и сейчас, но от игрока Мадрида услышать такое признание было бы странно).

Он сам говорит, что решающим был разговор с Зиданом — «очень тяжело отказать, когда приглашает такой человек», лучший друг Мората приписывает себе — «на молодёжном Евро в Израиле я всё время выносил ему мозг и он наконец сдался».

Восход задержался. Анчелотти начал учить его «на Зеедорфа», позже Зидан вообще отказался от разыгрывающего, совместив эти функции в Модрич и Кроосе, не снимая с них оборонительной нагрузки.

Иско остаётся первым «12-м игроком», что тоже немало. Он абослютно отличается по стилю от хорвата и немца, но это только придаёт бланкос большее тактическое разнообразие, немного барселонства от вроде бы, неспешного игрока, думающего быстрее любого компьютера и  решающего задачи по непредсказуемому сценарию.

Он уверенно обыгрывает группы соперников на дриблинге, рисует гроссмейстерские передачи и мастерски раскладывает мячи по углам дальними ударами.

Яго Аспас в чём-то похож. Он тоже сверкнул очень рано, в его биографии тоже был спад и профессиональная переориентация. Но сейчас в Испании нет форварда более гармоничного.

Он убегает, обыгрывает, отдаёт, бьёт, попадает. И всегда с улыбкой. Человек на своём месте.

Династия Аспас: Сельта — ла — фамилиа

Сервантес

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ