Самый маленький герой Америки. Айзейя Томас нашего времени

Самый маленький герой Америки. Айзейя Томас нашего времени

Перед началом сезона, когда Кевин Дюрэнт перешел в «Голден Стэйт», а «Кливленд» остался в неизменном чемпионском виде, многие начали говорить, что надо бы перемотать все это безобразие до финальной серии, потому как нет никакого смысла в необязательной многомесячной репетиции. Пока же нынешний сезон изо всех сил выпрыгивает из штанов в попытках доказать свою значимость, и у него получается – мы уже ставим его в один ряд с лучшими баскетбольными годами нашей и прошлой жизни. Главным сериалом, конечно, стала борьба за титул MVP. Гонки любят круглые числа, но вообще-то реальных претендентов всего один пять – Джеймс Харден, Расселл Уэстбрук, Кевин Дюрэнт, Леброн Джеймс, Кавай Ленард. У каждого есть свои исторические доводы, и вклиниться в эту борьбу вроде бы нереально, и вот даже Кайл Лаури с Демаром Дерозаном двойным тараном вроде бы какие-то аргументы приводят, и достаточно разумные, бумажки с достижениями тычут, но не пускают ведь все равно – закрыто, мол, обед/переучет.

Но пришел такой до дрожи уверенный в себе парень в стиле любого героя Джо Пеши из произвольного гангстерского фильма – вроде бы он настолько маленький, что не может внушать страх по определению, но как только ваша недооценка его умений и характера достигнет своего пика, он уже будет заканчивать открывать шариковую ручку в горло парню, которому очень некстати случилось пошутить. Иногда Айзейя Томас (речь, заслуживает как вы поняли, именно о нем) выглядит милым и улыбается беззаботным смурфиком, но на самом деле это ложная сторона его баскетбольной натуры, что прекрасно иллюстрируют качества убийцы в симбиозе с развязным ртом, на который жалуются уже не только вечно обиженные на все вокруг парни из «Вашингтона», но и вроде бы достаточно терпимые ребята вроде Денниса Шрудера. Что тут можно сказать – природа не наградила Томаса баскетбольным телом, зато все части этого тела стальные.

Есть известное кинематографическое правило, согласно которому каждое поколение получает ту экранизацию «Макбета», которую заслуживает – возможно, скоро в НБА официально утвердится максима, согласно которой каждое поколение заслуживает своего собственного Айзею Томаса. Нам, кажется, повезло. Наш Томас становится все лучше и лучше с каждым годом и даже каждым месяцем, и мы уже научились принимать это как должное, как будто бы не превращение игрока, от которого никто и ничего не ждал, в суперзвезду НБА, а нормальный и неизбежный процесс роста маленького ребенка.

Ничего неизбежного тут, конечно, нет. Айзея Томас видел практически все, даже тогда, когда видеть вроде бы еще совсем не мог – своим до боли знакомым именем он обязан развеселому отцу, который, будучи фанатом «Лейкерс», не нашел ничего лучшего, чем поспорить на то, что в 1989 году его любимая команда снова выиграет титул. Возможно, его впечатлила та уверенность, с которой год назад Пэт Райли давал свои знаменитые гарантии, и он решил проделать тот же самый фокус, только вот слегка как-то забылся им тот факт, что он не Пэт Райли. Впрочем, наверное, даже Пэт Райли не стал бы делать предметом спора имя своего будущего сына, тем более, называя его в честь одного из главных соперников своей любимой команды. С другой стороны, в дальнейшем именно отец Айзейи Томаса сыграл определяющую роль в становлении своего сына в качестве баскетболиста. Когда все вокруг говорили, что ничего не выйдет, что мол, он маленького роста, одет слишком просто и вообще баскетбольному мячу не пара, он просто шел на площадку, где играл вместе с мужчинами своего роста и ставил в качестве условия непременное участие в игре своего сына-подростка, тем самым культивируя в нем ставшую уже легендарной несгибаемость.

Томаса выбрали под последним номером на драфте 2011 года, но я отлично помню, как многие болельщики «Сакраменто» на форумах с недоумением отмечали его странную уверенность. «Я буду стараться делать то, что лучше для команды и хочу быть одним из лидеров». Парень, тебе бы за счастье было хоть какое-то игровое время получить, никого твои победные броски в студентах здесь не впечатляют. От тебя мало что зависит, лучше бы занялся ты чем-нибудь другим.

Ничем другим он, ясное дело, не занялся. После сложных первых двух лет Айзейя на третий год начал демонстрировать впечатляющую статистику в «Сакраменто», получая нищенскую зарплату, но под недоуменные взгляды всех нормальных людей был обменян на Алекса Орияки (???) в «Финикс», где начал получать значительно больше, но все равно не очень много. В него вроде бы поверили, но почти сразу же по какой-то причине верить перестали, и Райана Макдоно не смутило даже то, что Томас самолично вытаскивал некоторые матчи для «Финикса» и был, как позже признавались Джеральд Грин, Эрик Бледсоу и многие другие, главным человеком в раздевалке команды. После того, как Райан Макдона увидел «лидерский и «защитный потенциал» (с) в Брэндоне Найте, его было уже не остановить, и Айзейя Томас был в результате трехстороннего обмена моментально отправлен в «Бостон» за могучую компенсацию в виде Маркуса Торнтона, пухленьких щек Маркуса Торнтона, «лидерского и защитного потенциала» (с) Маркуса Торнтона, ну и на очень перспективный драфт-пик «Кливленда» (по странному стечению обстоятельств, на этот раз он НЕ стал первым). Это, конечно, уже значительный прогресс по сравнению с Алексом Орияки, тем более, что Маркус Торнтон даже сыграл за «Финикс» 81 (восемьдесят одну) минуту и набрал 32 (тридцать два) очка, но все-таки не слишком здорово для человека, который уже играет в лиге четвертый год и пытается позиционировать себя в качестве звезды-стажера.

Предыдущие три абзаца могли вам показаться ненужными и затянутыми, но они были необходимы хотя бы в качестве беглого описания того, в каком качестве и каким образом Айзейя Томас очутился в «Бостоне». Мелкий парень с изначально «плохим» именем, который в детстве-юности был болельщиком «Лейкерс», который что-то там забрасывал в плохих командах, приходит в клуб с великими традициями, который именно в этот момент времени находится в достаточно депрессивном состоянии, пытаясь снова обрести себя после окончательного завершения прекрасной эпохи. Серьезные люди с устоявшимися ценностями тут повсюду – на трибунах, на креслах комментаторов, в близлежащих тематических барах, в руководстве, наконец. Здесь любят основательность, защиту и фундаментальность, а что из этого может дать Айзейя Томас? Чего вообще от него ждать?

В последние дни все только и хвалят воздушный и волшебный фильм «Ла-Ла Ленд», причем совершенно заслуженно – говорю как человек, который успел увидеть его уже дважды. Лично знаю людей, которые после этой картины стали на многие вещи смотреть по-другому и начали, во всяком случае, временно, пытаться жить не так, как получается, а так, как мечтается. Так вот – жизненный путь Айзейи Томаса лучше любого фильма способен рассказать о том, что такое мечта и как ее можно добиться, если сохранять надежду и уверенность в себе. Как он сам справедливо замечает, «если бы вам рассказали мою историю, вы бы в нее не поверили». От него никто ничего не ждал, и ему вроде бы давно пора было куда-нибудь уже деться, чтобы не мешать людям смотреть на настоящих игроков, но сейчас Томас ручкается прямо по ходу матчей с Флойдом Мэйвезером, болеет со своим сыном за «Пэтриотс» в подписанной Томом Брэйди футболке, и является лидером одной из лучших команд НБА.  

Любовь и судьба – очень странные вещи, и несмотря на огромное количество различий, «Бостон» (можно даже без кавычек) и Айзейя подошли друг другу идеально просто по причине наличия неуемной страсти в каждом из них. Это было заметно и прежде, но после того, как Томас вернулся после пропуска четырех матчей в первой половине декабря, из которых «Бостон» проиграл три, начало твориться что-то совсем невообразимое. Для Айзейи вот этот месяц – с 16 декабря по 15 января – это «City of Stars», спетая в унисон с финальным соло на барабанах из «Whiplash». Двенадцать побед в пятнадцати матчах, причем эти самые три игры были проиграны «Кливленду» (в гостях), «Торонто» (в гостях), ну и «Оклахоме» дома, и проиграны исключительно в концовках. Это бывает – так уж сложилось, что Расселл Уэстбрук и Демар Дерозан выдали одни из лучших матчей в карьере, а Леброн Джеймс со всей своей компанией все-таки сумели избежать поражения, хотя фирменный уже рывок зелёных в четвёртой четверти был чудо как хорош. Эффективность Томаса в этих пятнадцати матчах невозможно оценить как-то рационально. Например, вот статистика: 31.3 очков, 6.2 передач, 2.7 потерь, 50-43-94 (%). Провальные матчи перестали случаться вообще, а постоянные сверхчеловеческие выступления в заключительных четвертях давно отказываются иметь что-либо общее с реальным миром. Впечатляют они настолько, что у него за этот месяц появилось новое прозвище вместо дурацкого «Pizza Guy», оставшееся со времен рекламных роликов в «Сакраменто». Теперь Айзейя – «Король четвертых четвертей». Немного простовато и даже глупо, зато правдиво.

Баскетбольную сущность Айзейи Томаса отлично описывает недавняя беседа Зака Лоу и Джеффа Ван Ганди. Лоу – один из лучших баскетбольных аналитиков, но он все-таки аналитик, тогда как Ван Ганди смотрит на игру глазами тренера. Неудивительно, что при определении дуэта защитников из Восточной конференции на грядущий Матч всех Звезд именно Ван Ганди в первую очередь выбрал Айзейю Томаса, тогда как Лоу долго колебался, но после безальтернативного для него Кайла Лаури в последний момент решил поставить в свою воображаемую команду Джона Уолла. Никаких упреков и обвинений, Уолл действительно прекрасный игрок, без которого «Вашингтон» сейчас был бы где-нибудь на уровне «Филадельфии», но хорош Уолл именно своим разнообразием, фундаментальностью и системностью – отличными качествами, которые так любят обозреватели и продвинутые статистические маньяки.

Айзейя Томас же совсем про другое, точно не про фундаментальность, и, наверное, его ценность могут оценить только профессионалы вроде Ван Ганди и преданные болельщики «Бостона». Томас плохо играет в защите, постоянно пропуская кучу бросков от игроков вроде Майка Конли, никогда не забивает с правой руки, не заполняет графы статистического протокола, линии перехватов не держит, не подбирает. Его часто сравнивают с Айверсоном из-за небольшого роста, большого сердца и выдающейся результативности, но у Айзейи нет притягательности Ответа, нет культурной значимости и каскада финтов. Как он и сам, так и его давние знакомые, говорят, что его простые и эффективные движения совершенно не изменились со времен школы, просто каким-то образом Томасу удалось перенести их на самый высокий уровень.

Крайне тяжело оценивать такого игрока в эпоху цифровых мутантов, делающих все и сразу, доминирующих в трех-четырех игровых аспектах, но несмотря на все свои недостатки, Айзейя Томас все равно непререкаемая суперзвезда. Продвинутая статистика часто усложняет выбор, тогда как на самом деле почти всегда все намного проще – как раз как в случае с Томасом. Он объединил команду, влюбил в себя болельщиков, заставил великого Томми Хейнсона сходить с ума у микрофона и просто приносит своей команде победы. Ему было нужно, чтобы в него поверили, и вот он отвечает взаимностью, как умеет – не доминированием, но сердцем и непреодолимой тягой к победам в соревнованиях.

Неизвестно, как сложится для «Бостона» и лично для Айзейи вторая половина сезона, но если все продолжится примерно в том же ключе, что и сейчас, то при условном втором месте после «Кливленда» и 55 итоговых победах я не вижу ни одной причины не признать Айзейю Томаса самым ценным игроком НБА. Потом уже и с чертовым первым раундом плей-офф можно попробовать разобраться, куда бы он ни привел эту удивительную команду с удивительным лидером. Я не болельщик «Бостона», но мне бы очень хотелось, чтобы Айзейя оставался здесь на первых ролях как можно дольше, чтобы изменения были исключительно точечными и никак не затрагивали естества этой команды, потому что потенциальный приход какого-нибудь баскетбольного монстра наверняка добавит эффективности, но убьет сказку, которую хочется досмотреть до конца.

P.S. (К прочтению необязателен). Остаться лучше исключительно для тех, у кого после годовой дозы пафоса есть силы на несколько абзацев субъективного сумасшествия.

Не так давно отгремели изнурительные новогодние праздники, во время которых каждый выживал по-своему. Я ненадолго скрылся в другой стране, но одной из самых важных традиций пренебрегать не стал – просмотр в первых числах января первых двух частей «Один дома» мероприятие настолько обязательное, что без него Новый год, возможно, вообще не наступит. Как-то так вышло, что смотрели мы на похождения самого маленького героя Америки 1990-х годов буквально через несколько часов после того, как на экране соседнего айпада Айзейя Томас нашвырял пятьдесят два очка, и, само собой, две реальности в моем сознании моментально переплелись, образовав прекрасный и странный союз. В качестве итога – вот вам несколько причин, почему Айзейя Томас – это Кевин Маккалистер из «Один дома». Можете считать, что это запоздалый новогодний подарок от блога «Раннее нападение». В конце концов, если уж на нашем любимом сайте сэра Алекса Фергюсона сравнивают с миссис Хадсон, то чем баскетбольный раздел хуже?

1)      Томас и Маккалистер очень маленькие и их часто либо не замечают, либо забывают, в том числе забывают выбрать на драфте немного пораньше, либо принимают за кого-то еще.

2)      Их роднит публичная критика в адрес людей, которых им вроде бы положено слушаться.

3)      Они мастера вдохновляющих речей.

4)      Соперники их недооценивают, но у них всегда есть запредельная уверенность в себе, четкий план, и в решающие минуты с ними практически невозможно справиться.

5)      Маленький рост влечет за собой существование приличных недостатков, но именно для этого они и создают такую доверительную атмосферу, чтобы друзья и партнеры по команде помогали им в тех аспектах, в которых они не очень сильны.  

6)      Умение эффективно обмануть защиту незамысловатыми вроде бы движениями.

7)      Обезоруживающая улыбка.

Фото: Gettyimages.ru/Maddie Meyer

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ