Ломая четвёртую стену: значение, причины, примеры

Персонажи фильмов обычно не смотрят в сторону кинокамеры — ведь её для них не существует. Актёры на сцене как будто не замечают собравшихся в зале зрителей, а герои комиксов и вовсе не подозревают, что нарисованы. Но иногда происходит неожиданное: герои подмигивают в объектив, обсуждают между собой зрителей, а в зал одна за другой сыпятся реплики апарт. Если вы стали свидетелем таких приёмов, знайте: перед вами ломается «четвёртая стена».

Как вы уже поняли, «четвёртая стена» встречается не только в кино, но так же театре (в первую очередь), литературе, комиксах, видеоиграх — везде, где есть вымышленные персонажи, существует и та самая граница, отделяющая выдуманный мир от реального. Это воображаемая стена между актёрами и зрителями в традиционном «трёхстенном» театре. Ломать стену начали ещё задолго до того, как философ Дени Дидро в XVIII веке сформулировал суть этого явления. Цели при использовании данной техники преследуются разные и часто зависят от места действия. Например, в театре «ломают» стену, чтобы подчеркнуть условность происходящего на сцене, а вот в кино, сериалах, комиксах и видеоиграх — наоборот, чтобы сделать историю более реалистичной. Но в любом из случаев данный приём применяется с целью связать зрителя, слушателя, читателя с тем, что происходит по ту сторону реальности. Сейчас этот прием используется в комических целях, чтобы намекнуть, что авторы произведения помнят о своей лояльной аудитории. Такой приём ещё довольно популярен в манге, где зачастую в шутливой форме герой сетует и пеняет автору на нелепость ситуации, в которой оказался. 

В театре, от куда пришёл сам принцип этого выражения, при разрушении четвёртой стены актёры ждут от зрителей какой — либо активной реакции, вплоть до того, что именно зритель решает исход спектакля (разные концовки). Создатели фильмов, сериалов, комиксов, журналов и литературы в целом более ограничены в степени взаимодействия со зрителями и читателями, чем актёры в театре, однако, даже здесь при желании можно выкрутиться. Наиболее часто используемый вариант взаимодействия с зрителем и читателем — разговор героев, адресованный человеку по ту сторону экрана или бумажных страниц. 

Простой, казалось бы, взгляд в камеру, олицетворяющий собой непосредственное общение со зрителем, способен привлечь внимание и сообщить, что сейчас будет нечто особенно важное для сюжета. Но даже в этом случае мы сознательно понимаем, что актёр не может смотреть непосредственно на нас, но на подсознательном уровне зритель уже уловил взгляд и воспринял его буквально. Это сразу делает мир по другую сторону не таким уж нереальным.

Иногда для создания как можно более «реалистичной» картинки, режиссеры играют с камерой – сажают на объектив мух, брызгают на линзу водой или кровью, неосторожно задетая кем-то камера может даже перевернуться. Режиссер как бы подчеркивает: это не сказка, а реальная съемка, верьте или нет. Особенно забавно подобные приемы выглядят в мультфильмах. Однако далеко не всегда с помощью четвёртой стены стараются передать важность событий. Иногда, а нынче чаще, чем обычно, это делается в шутливых целях. Такие вставки призваны встряхнуть зрителя, оживить сюжет и напоминать о нелепости ситуации, намекая как — бы, что не стоит слишком серьёзно относится к происходящему.

В пьесе Аристофана под названием «Мир» герои систематически обращаются к зрителям, и происходит это по следующему принципу:

Тригей (к зрителям):
«Что с нами будет, граждане, беда идёт!
Средь вас тут не найдётся ль посвящённого
В мистерии? Теперь пускай он молится,
Чтобы в дороге Ужас ногу вывихнул.»

Так же в своих пьесах к ломке четвёртой стены прибегал Шекспир. Например, «Сон в летнюю ночь» заканчивается словами: 

«Доброй ночи вам, друзья.
Вы похлопайте, а Робин
Вам отплатит, чем способен.»

В одном из анимационных эпизодов о кайоте Вайле и Дорожном Бегуне происходит следующее:

И тогда койот, по-прежнему держась за одну из высоченных лап гигантского Бегунка, показывает зрителям табличку: «Ну вот, умники, вы всегда хотели, чтоб я его поймал; а теперь что делать?»

Вообще стоит написать о том, что ломка «четвёртой стены» сопровождает каждого человека с первых лет жизни — достаточно вспомнить детские театры, где обращение персонажей к маленьким зрителям является нормальной вещью. Дополняют картину передачи типа «Спокойной ночи, малыши» и персонажи вроде советского кота Леопольда, который улыбается зрителям со словами: «Ребята, давайте жить дружно!» 

Забегая немного вперёд хочется упомянуть о понятии «пятая стена«. Когда «четвёртая стена» стала привычным явлением, постмодернизм ввёл понятие «пятой стены». В этом случае в качестве зрителя оказывается сам персонаж в многослойном сюжетном конструкте. Похожим примером является анимационный сериал «Человек — паук» 90 — х годов. В одной из серии Человек — паук приходит в гости к придумавшему его Стэну Ли.

Ярким примером ломки четвёртой стены является фильм «Забавные игры«. Особую остроту приёма придаёт то, что режиссёр  превращает публику не в свидетеля происходящего, а скорее в соучастников. Не ограничиваясь взглядами в камеру, главный герой периодически обращается к зрителям со словами: «Вам бы, наверное, уже хотелось закончить смотреть этот фильм?». В момент расправы над жертвами он интересуется у зрителей, на кого бы они поставили.

 Кадр из фильма «Забавные игры»

В фильме «Поцелуй навылет» главный герой ломает четвёртую стену каждый раз, когда начинает свой монолог. Помимо этого, герои неоднократно извиняются перед зрителями за бранные словечки, а конце один из персонажей говорит в камеру: «А теперь всё, валите уже от сюда».

Бен Аффлек в фильме «Джей и Молчаливый Боб наносят ответный удар» говорит Джею и Молчаливому Бобу, что никто не станет смотреть фильм о Джее и Молчиливом Бобе, после чего все трое смотрят в камеру. В «Иван Васильевич меняет профессию» грабитель Жорж Милославский, обчищающий одну из квартир, советует зрителям хранить деньги в сберегательной кассе.

Кадр из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»

Чтобы размыть границы между зрителем и персонажами, последним необязательно даже что — либо делать, достаточно вскользь предъявить аудитории улику, явно относящуюся не к их, а к реальному миру. Так, например, в «Лило и Ститч» вдруг возникает фотопортрет Элвиса Пресли. В некоторых случаях такой уликой может выступать реально существующая знаменитость, появляющаяся в фильме в качестве одного из персонажей, например, Майк Тайсон в «Мальчишник в Вегасе«

Сегодня крушение стены происходит чаще в комедиях, а в остальных жанрах большая редкость. Хотя раньше часто такой приём можно было встретить в ужасах, например в «Дом ночных призраков«, после того, как всех персонажей убивают, авторы фильма прямо заявляют, что «четвёртая стена» не является гарантией безопасности, а что он, зритель, будет следующем.

Ярким примером в комиксах и, пожалуй, самым главным примером является весёлый наёмник по имени Дэдпул. Отличает его от всех прочих осознание того, что он в комиксе. В одном изномеров он даже заявляет другому персонажу, что это его комикс. Но перейдём от более «попсового» персонажа, который ассоциируется с четвёртой стеной, к персонажам, использующих этот приём реже. 

Джокер, суперзлодей из вселенной комиксов DC регулярно обращается к редактору или художнику, а в некоторых ситуациях взаимодействует с собственной сноской с текстом. Так, например, в мини — серии «Emperor Joker» персонаж не просто ломает четвёртую стену, обращаясь к читателю, а даже переворачивает за читателя страницу. В комиксе от DC «Animal Man» разрушение стены подаётся в стиле Шоу Трумана, нежели Дэдпула.

Superman: Emperor Joker (2000) #1

Ломала стену и Женщина — Халк, героиня вселенной Marvel. В одном из ранних выпусков комиксов, разозлившись, сломала пузырь с текстом рассказчика и швырнула его за пределы страниц, а так же начала разрушать сам комикс.

Видеоигры по своей интерактивной природе подразумевают активное вовлечение игрока в происходящее на экране. Игра может попросить игрока ввести имя персонажа, а затем нажать нужную кнопку, обращаясь к нему, но эти операции не являются разрушением четвёртой стены до тех пор, пока персонажи игры не начинают напрямую обращаться к игроку. Активнее всего этим приёмом пользуются студия Blizzard Entertainment. Так, в «The Lost Vikings» главные герои начинают шутить и обращаться к игроку при его бездействии. В Warcraft II, Warcraft III, Starcraft, Starcraft II, Heroes of the Storm, при многократном щёлканьи мышью по боевой единице или герое, они начинают выражать недовольство игроком и отпускают комментарии в его адрес.

Warcraft 3:
Орк: «Да что ты щёлкаешь, как дятел?!»
Минотавр: «Не щёлкай, а то забодаю!»
Паладин: «Не оскверняй меня своим курсором!»
Повелитель ужаса — откровенно подтрунивает над игроком: «Ты это сам придумал?», «Дурацкий план!».
Банши: «Что, дурная голова рукам покоя не даёт?»
Зилот: «Какое, должно быть, спокойствие царит в твоём разуме, не отягощённом мыслями!»
Магичка: «Ну-ка, милый, щелкни еще разочек!»
Дриада: «Странно… вроде бы я не накладывала на тебя заклятие слабоумия…»

В «Clive Barker’s Jericho» при стрельбе по своим пострадавший обращается не к персонажу, которым игроком управляет в данный момент, а непосредственно к игроку:

«Ты когда проверял зрение, боец»

В Postal 2: главный герой, Чувак, отчётливо понимает, когда игрок сохраняется, и если делать это слишком часто, то начнёт злиться и даже подтрунивать над игроком — «Да моя бабушка бы прошла эту игру, если бы сохранялась столько же, сколько и ты!».

В игре, как и комиксе Дэдпул понимает где находится. Собственно, создать эту игру и было его идеей. Так же он обращается часто к игроку, что для данного персонажа в порядке вещей.

Таким образом, делая выводы на основании всего вышеперечисленного, можно смело утверждать, что приём ломки четвёртой стены не редкий и использовался везде, где только можно.

Источник: shazoo.ru

Оставить ответ