Массимо Краснодарский. Если у тебя нет сильной кавалерии — купи ее у противника

Премьер-лига Россия Денис Глушаков Спартак Краснодар Фернандо Сальваторе Боккетти Куинси Промес Зе Луиш Массимо Каррера

В 202 году до нашей эры произошла одна из самых драматичных баталий во всей мировой истории — непобедимый Ганнибал, тот, кто еще в детстве обещал сражаться против Рима до последнего вздоха, тот, самый, кто разбивал одну римскую армию за другой на территории соперника, был наголову разгромлен консулом Сципионом, которого после этой победоносной кампании стали называть Сципион Африканский.

На прошлой неделе нашел на блошином рынке один из томов Истории Рима за авторством Тита Ливия. Всегда удивляло, как могучая Карфагенская держава с самым передовым и многочисленным флотом на тот момент, с лучшим полководцем на тот момент, с многочисленной прекрасно вооруженной и обученной армией, которая прошла несколько удачных кампаний, с гигантскими ресурсами и титаническими возможностями смогла так бездарно слить противостояние с молодой Римской республикой, которая на момент начала войны имела почти нулевой боевой опыт против сильных противников?

Недооценка соперника и бездарное управление привели Империю пунов к закату и забвению. А ведь как хорошо начиналось.

Ганнибал неожиданным на грани сумасшествия спринтом через заснеженные Альпы застал врасплох римские армии и последовательно разгромил их, оттачивая воинское мастерство своих солдат и повышая свой боевой опыт. Несмотря на то, что в его армии было много представителей всевозможных племен и народов, дисциплина была на уровне, чего не скажешь про хваленные римские легионы, которым нужна была эта жуткая порка, которая в итоге вознесет их и сделает лучшей армией Древнего мира.

Вместо того чтобы своевременно помогать своему прославленному и пока удачному полководцу карфагенские политики никак не могли поделить власть и потому помощь в виде провианта и свежих солдат всякий раз откладывалась. Это давало возможность Риму перегруппировать свои силы и мобилизовать новые армии. 

Пока Ганнибал застрял в Италии, римляне планомерно отрезали ему пути снабжения — блокировали порты на Сицилии, а потом выбили пунов из Испании, заставив местные племена признать власть Рима.

Сципион как раз и поднялся во время испанской кампании. Потом он переправляется на Сицилию, где набирает новую армию для высадки в Африке, причем ядром его десанта становятся остатки римских легионов, разгромленных в битве при Каннах. Желание реабилитироваться и вернуть свое доброе имя то, что нужно было Сципиону, который довольно неожиданно для Ганнибала перевел театр военных действий на территорию Карфагена.

Можно сказать, что Ганнибал в чем-то сам научил Сципиона, как выигрываются войны. Залогом успеха карфагенян была союзная им нумидийская кавалерия. Именно нумидийцы разбили римскую конницу на флангах во время ужасной бойни при Каннах и потом совершили классический охват.

Сципион грамотно вбил клин между нумидийскими правителями и где-то хитростью, а где-то угрозами склонил на свою сторону достаточное количество нумидийских племен — теперь Ганнибал должен был на себе испытать каково это сражаться против лучшей кавалерии Древнего мира.

Несмотря на то, что у Ганнибала было ощутимое преимущество в пехоте, у Сципиона был заметный перевес в коннице — сценарий битвы при Каннах повторялся.

Ганнибал попытался смешать центр римской армии атакой слонов. Но римляне заблаговременно подготовились к данной тактике и потому расположились глубокими колоннами, промежутки заполнили легкие пехотинцы велиты. Сципион день и ночь муштровал свою пехоту, готовя их к встрече со слонами, и в итоге эти изнуряющие квесты дали свои плоды. Атаку слонов отбили довольно легко, заставив повернуть обратно и конкретно помяв собственную пехоту и кавалерию. 

Нумидийская кавалерия Сципиона рассеяла конницу противника и бросилась преследовать ее, что в принципе и задумал Ганнибал, который намеревался успеть разгромить пехоту противника, пока их кавалерия будет вдали от сражения.

Пока первая линия римлян гастаты сцепились с разношерстной первой линией карфагенского войска, которая состояла из наемников — мавров, лигуров и галлов — вторая линия принципы удлинила фронт, пытаясь охватить противника с флангов. Вторая линия Ганнибала, в которой были сплошь ополченцы, слабо обученные и плохо вооруженные, оказалась слишком быстро смятой и потому в бой вступила третья линия — ветераны Итальянской кампании, которые встретили ожесточенное сопротивление третьей римской линии триариев — оба противника пытались удержать центр и совершить фланговый охват. Опыт ветеранов Ганнибала сказался, римляне были готовы вот-вот дрогнуть, но тут предводитель нумидийской конницы Массанисса догадался бросить бесполезное преследование и без того рассеянной кавалерии противника и вернулся в основное место сражения.

Пехота Ганнибала оказалась окружена, разгром был полный. Прославленный полководец потом признал, что у него нет сил для нового сражения, и война проиграна.

Что можно было противопоставить легкой маневренной краснодарской кавалерии со стороны легионов Дона Массимо? Только железно спаенные защитные построения, которые должны были зорко следить за перемещениями быстрых нападающих соперника. Краснодар предсказуемо давил через центр, не стесняясь разыгрывать квадраты и треугольники вблизи штрафной Артема Реброва. Спартак отвечал в основном фланговыми набегами. Но подачи с флангов защитники Краснодара легко перекусывали, а в центре предсказуемо не было игрока с нужным качеством паса в штрафную соперника, вот и приходилось Промесу и Компании пытаться взорвать ситуацию за счет индивидуальных усилий.

Если нападающие Краснодара любят играть в одно касание, то форварды Спартака жуткие индивидуалисты — они любят придержать мяч и неохотно с ним расстаются. Если у нападающих Краснодара мяч ходит как в часиках — тик-так тик-так, то у нападающих Спартака тик-тик-так тик-тик-тик-удар! С другой стороны это их сильная сторона, что подтверждают фолы соперника на них в штрафной (гол с пенальти Промеса) и непосредственно вблизи штрафной (мега шедевр Фернандо). Можно ли заставить Зе Луиша быть более убедительным в финальной стадии атак, или Промеса играть на партнеров, когда он атакует с левого фланга — большой вопрос.

На флангах Спартак убедительно переиграл соперника — тот самый фланговый охват удался на сто процентов. И ошибку совершил самый опытный боец Гранквист — не только Васин совершает результативные ошибки. Боккетти и Джикия в целом справились с выпадами быстрых краснодарских нападающих. Фернандо не давал сопернику нацеленно пасовать в штрафную, а Глушаков как мог нагрузил Каборе, чтобы максимально затруднить краснодарцам выход в атаку. Можно корить Дениса за брак и потерю позиции, но, учитывая сложный сезон, признаю его выступление сверх удачным, тем более молодой Тимофеев добавил солидности в центре — один раз дал себя легко обыграть на входе в штрафную, зато исправился шикарным подкатом, прервав опасный проход Классена.

Шалимов может жалеть о травме Смолова, но вы же помните логику Сципиона Африканского — если у тебя нет нужной кавалерии, купи ее у противника. Федор яркий финишер, он-то как раз и вписывается в компанию к Промесу. Голландец кстати провел очередной шедевральный матч, причем был невероятоно активен как в атаке, так и фантастически полезен в защите — у Куинси лучший показатель удачных отборов среди игроков обеих команд — 5 из 5. Второй показатель у Ещенко — 4 из 7.

В отличии от фиаско с Динамо спартаковцы смогли сохранить концентрацию во втором тайме и постоянно убегали в сверх опасные отрывы, и только собственные корявые действия лишили команду более крупной победы и более спокойной концовки. 

Нельзя не отметить, что соперник как и год назад играл после матча в Лиге Европы и потому был не так свеж, как хотелось бы их главному тренеру. Российская обойма оказалась выкошена травмами и потому пришлось бросать в бой молодого Грицаенко, хотя дяде уже 22 года. Вот, что лимит мертвящий делает. А ведь Галицкий был вынужден разгрузить платежку, отправив восвояси нескольких опытных аборигенов. Вот и приходится затягивать поясок.

Кто-то отпускает одного Вандерсона, чтобы на его место взять другого Вандерсона, только помоложе и с более скромными аппетитами, а кому-то предстоит старт в Лиге чемпионов и потому приходится выбирать между Смоловым и Каннуниковым, между Пашаличем и Нойштедтером. В Лиге можно выпускать кого хочешь, а в чемпионате приходится постоянно решать лимитное уравнение. 

Количественный перевес в битве при Заме был у Ганнибала, но Сципион имел качественный перевес, чем он и воспользовался. Пусть битва шла на территории противника, но римляне добились потрясающей победы. Ганнибал потерял армию, а власти Карфагена наконец осознали, что молодая Римская республика превратилась довольно неожиданно прямо у них под носом в хищного зверя, самого опасного на всем Средиземноморье.

Две гостевые ничьи кое-кого ввели в ступор, хотя не грех напомнить, что в прошлом золотом сезоне Спартак очень удачно выступал именно у себя дома. Дождались первой домашней игры и на те вам — сверх убедительная победа. Хотя и во втором туре при паранормальной расстановке с Бакаевым и Петковичем на правом фланге — они, наверное, ни разу даже на тренировках так не играли — должны были уверенно побеждать Уфу, но мяч не шел в ворота, хотя у Зе Луиша это случается регулярно. 

Даже без обещанного мега усиления моя любимая команда уверенно разбирается с очень опасным соперником, не позволив ему прорубиться через центр — однако на длинной дистанции кровь из носу нужны исполнители, которые дадут команде еще больше качества и вариативности. Все-таки замена «Мельгарехо вместо Луиса Адриано» скорее тактическая — это явно не усиление атаки. А ведь в Лиге чемпионов ожидаются соперники посильнее Краснодара, у них руки развязаны, им не обязательно выпускать тьму аборигенов. И потому они заведомо в более выигрышной ситуации. Имена названы, деньги выделены, нужно работать.

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ