Наконец-то мы нашли причину смотреть женский хоккей – Диана Канаева

КХЛ женский хоккей

Но Диана не просто красивая девушка, но и очень перспективная хоккеистка (игрок взрослой сборной!) и приятный собеседник. Мы поговорили с Дианой о том, чем же может привлечь зрителя женский хоккей, сколько зарабатывают хоккеистки и как она играла три матча с переломом ноги.

«Я живу одна с 13 лет»

— Как ты попала в хоккей, учитывая, что для девушки это не самый типичный путь?

— До хоккея я занималась художественной гимнастикой, когда мы еще жили в Москве, но мне она показалась скучной и я попросила забрать меня оттуда. Потом мы переехали в Подольск и я начала заниматься волейболом, а мой брат параллельно начал заниматься хоккеем в школе «Витязь». Я ходила к нему на тренировки, мне все казалось очень интересным, захотелось научиться кататься на коньках. Могла бы заниматься фигурным катанием, но, никого не хочу обидеть, это тоже было скучно, по крайней мере для меня. Я хотела какого-то адреналина, командного вида спорта. В тот момент как раз в Подольск приехал московский клуб «Русь» (который потом переименовался в «Атлант» в Подольске), была запись девочек и меня взяли в команду.

— Сколько лет тебе было, когда попала в эту команду?

— Мне было 9 лет, что для женского хоккея еще нормально, но для мужского, например, совсем поздно.

— А в каких юношеских командах ты еще играла?

— «Атлант» в Подольске, «Атлант» в Одинцово, причем там играла и за команду мальчиков 99-го года рождения (девочкам можно играть с мальчиками на два года младше), меня брали на игры.

— Ничего себе, а как вы уживались в одной раздевалке?

— На самом деле, проблем в раздевалке не было, убегали переодеваться в туалет, да и был такой возраст, что еще не задумывались об этом. Единственная проблема появлялась на льду, когда мальчики, которые тогда еще были детьми, играли слишком жестко. Наверное, просто тогда еще в силу возраста не всегда думали о том, что делают, и не понимали, что с девочками надо играть иначе.

— Где ты играла после Одинцово?

— Следующим клубом, который дал старт моей профессиональной карьеры, был клуб из Можайска «Комета», мне тогда было 16 лет.

— А до этого момента тебе платили за игру?

— Да, мне платили еще в «Атланте», за счет того, что я была в сборной Московской области, члены которой имели небольшую ставку. В принципе, для того возраста было нормально.

— Как сложилась твоя карьера в Можайске?

— «Комета» переехала в Одинцово, и я провела в клубе полтора сезона, тогда появился вариант уйти в «Динамо» из Петербурга. Петербургский клуб на тот момент совсем недавно открылся, он предоставлял хорошие условия, там были тренеры и игроки высокого уровня. Хорошие перспективы, сам город привлекли меня, и я оказалась в итоге в «Динамо», осенью будет уже 3 года, как я играю в Петербурге.

— Ты играла в нескольких командах в Подмосковье, родители тебя возили на тренировки и игры?

— Вообще я живу одна с 13 лет. Я жила в одной комнате в коммунальной квартире с чужой женщиной и ее дочкой, так как в клубе нам не снимали комнату или квартиру. Жизнь проходила по следующему графику: в 7 утра уходила в школу, возвращалась в 10 вечера, было 3 тренировки: на льду с мальчиками, девочками и ОФП на земле. Вообще было много случаев недопонимания с людьми, с которыми я жила, я часто плакала, хотела уехать, родители хотели забрать, но перетерпела и, наверное, не зря. Лет в 15-16 мы с девочкой из команды сняли однокомнатную квартиру.

— То есть нереально было жить дома, даже внутри области, но играть в другом городе?

— Думаю, да, это было нереально, даже если после школы из Подольска ехать в Одинцово, то это два часа в пути, много других сложностей, поэтому пришлось сделать такой выбор и жить без родителей.

— Кстати, расскажи подробнее про своих родителей.

— У меня все в семье спортсмены, папа мастер спорта по велоспорту, а мама в гандболе. Папа, вроде бы, выступал за сборную СССР, а потом был тренером. Наверное, из-за того, что у меня такая семья, мне проще переносить разные невзгоды в спорте, конкуренцию. Все зависит от спортивного воспитания, тут все-таки спортивная психология, она отличается от обычной. Папа мне очень помогал в этом, он многое понимает в спорте.

 

«Три матча в этом сезоне я играла с переломом, не могла подвести девочек»

— Ты много играла за молодежную сборную страны, выиграла бронзу на чемпионате мира, а что по поводу взрослой сборной?

— В 15 году (прим. Диана родилась в 97 году, то есть на тот момент ей было 18 лет) меня уже начали привлекать во взрослую сборную. Я играла на турнире 5 наций, на «Хэллуине» (турнир, который проводится в Германии на новый год), но пока еще не удалось сыграть на чемпионате мира, так как были более опытные игроки, которые туда поехали.

— А как ты проявляла себя в этих матчах за взрослую сборную? Какие вообще были требования к тебе как молодой хоккеистке?

— Вообще если говорить о времени на площадке, то в среднем смен 10 за игру точно было. Когда в сборной был Михаил Юрьевич Чеканов, он старался чаще меня приглашать, выпускать на лед, что позволило мне набраться опыта международных игр со взрослыми командами. Удавалось забивать, набирать какие-то очки, хотя и не в каждой игре. В целом тренеры к молодым хоккеисткам, ко мне в том числе, были очень требовательны, наверное, дело в том, что именно молодежь в будущем должна заменить опытных хоккеисток.

— Когда ты в последний раз играла за взрослую сборную?

— Последний раз был на турнире в Австрии в этом году. Вообще я после этого турнира в феврале сломала ногу (малоберцовую кость) на игре. Было больно, но могла наступать. Мне сделали МРТ, но он не показывает переломы, был показан только отек. Еще были проблемы с мениском из-за этого. Через несколько дней врачи команды отправили сделать рентген, который выявил перелом. После этого я все равно решила поехать на три последние выездные игры «Динамо», играла там с переломом. Как назло в последней игре мне упали на ногу, стало хуже. После игры поставили гипс, пришлось ходить в нем 2,5 недели, тогда как раз пришло приглашение на сборы перед чемпионатом мира, но из-за этой травмы не смогла поехать.

— Почему ты решила играть с травмой?   

— У нас даже не было трех полных звеньев, многие были травмированы. Вообще в этом году была короткая скамейка, и я понимала, что девочкам будет тяжело в этих играх, хотя с турнирной точки зрения они ничего не решали, но проигрывать все равно не хотелось. Конечно, делали уколы, бинтовали, перевязывали, играла в эластичных бинтах.

— Не сказалась ли отрицательно эта самоотверженность на состоянии ноги в дальнейшем?

— Нет, уже три месяца прошло, все нормально. Старалась этим летом больше отдыхать, чтобы более-менее зажил мениск. Я недавно начала заниматься, какого-то дискомфорта не ощущаю. Вообще у нас хорошие доктора, они мне помогли.

— Вообще сборная России по женскому хоккею довольно крепкая, но не является лидером в мировом хоккее. Лидеры — это США, Канада, европейские сборные. Как думаешь, когда тенденция переломится и мы сможем попасть в тройку, например, на олимпиаде?

— Я думаю, это зависит от популяризации хоккея. Если в США и Канаде занимаются по 80 тысяч девушек, то у нас 1500-2000 на всю Россию. Когда у нас будет столько девушек заниматься, будет столько лиг с большим числом команд, тогда это случится. Но думаю, что уже в скором времени мы догоним, например, 10 лет назад наша сборная не могла обыграть Швецию, сейчас мы их переигрываем, Финляндию тоже, скоро и до Канады, США доберемся.

— То есть ты видишь положительную динамику в женском хоккее в России?

— Думаю, да, важно, чтобы новые команды создавались, оказывалась поддержка.

— Интересно, что в России, что за океаном мужской хоккей гораздо популярнее, даже эта женская НХЛ, где начали платить зарплату хоккеисткам, уже начала испытывать проблемы, был момент, когда урезали зарплаты. Отсюда вопрос: почему, например, в теннисе мужчины и женщины находятся в примерно равном положении с точки зрения зарплат, телетрансляций? В футболе тоже есть разница, но кажется, что в хоккее она еще больше.

— Не знаю, мне кажется, что в футболе и хоккее женском такая же пропасть по сравнению с мужским видом. Я ходила на матчи женского футбола, там было очень мало зрителей, хотя был важный матч в чемпионате России. Там тоже все более медленно по сравнению с мужчинами. Что касается женского тенниса, то это более зрелищный вид спорта.

— Когда я смотрю женские и мужские матчи, я вижу большую разницу. Недавно даже была волна споров о том, что Серена Уильямс, королева тенниса, вряд ли выиграла бы у теннисиста из мирового топ-700. При этом женщины получают так же, как мужчины, но играют гораздо медленнее, хуже, но при этой являются медийными звездами. В женском хоккее играют тоже хуже, но такая пропасть в медийности и деньгах…

— Наверное, зависит от спонсорства. Что касается денег, то если спонсор захотел бы, то сделал бы нам зарплату, как у мужчин. Но женский хоккей не настолько популярен, на него не ходит столько зрителей…

— Но есть женский волейбол, который не так сильно отличается по популярности от мужского. Подытоживая, как думаешь, что надо сделать, чтобы женский хоккей стал популярнее в России и в мире?

— Ну в Америке он популярен за счет зрелищности, в него играет много девушек. Я была там, в Канаде в каждой провинции есть школа, каток, команда девочек, даже в маленьких городах.

— А ты видишь, что в будущем женский хоккей приблизится по популярности к мужскому?

— Думаю, что да. Даже наша лига совсем недавно открылась. Нас достаточно много пиарят в КХЛ, показывают некоторые матчи на КХЛ ТВ. Хорошо работают наши пиар менеджеры, устраивают автограф сессии на СКА, были стенды на ВК фесте от «Динамо». Люди узнают о нас, придут на матчи. Однажды наш пиар-менеджер (пресс атташе) так распиарила нас, что на один из матчей в «Юбилейном» пришло 1500 человек. Даже в ту же вышку (прим. ВХЛ) на матчи ходят по 700 человек. Мы проиграли, к сожалению, правда, на следующий день отыгрались, такой непредсказуемый женский хоккей.

На фото Диана с бронзовой медалью ЖХЛ сезона 2016/2017

 

— Кстати, в ЖХЛ посещаемость выше, чем в МХЛ.

— По зрелищности мы сопоставимы, они тоже не так быстро играют. Там играют юниоры, тоже не очень быстро все делают. Точно так же больше народу приходит на важные игры, плей-офф, как и у нас. Я была на обычных матчах МХЛ, людей действительно было мало, хотя та же наша «Юбилейная» арена очень хорошая, там большая трибуна, приходи — не хочу, но людей мало.

— Какие ощущения, когда вас показывают по КХЛ ТВ?

— Я как-то об этом не думаю. Трибуны я замечаю, да, например, когда было 1500 человек, для нас это много, а телевизионщиков не замечаешь, ну есть они и ладно. Ну потом матч свой смотришь, находишь ошибки, а так ничего такого.

— Наверное, есть такой минус показа женского хоккея по ТВ, что девушки в шлемах и зрителям сложно запомнить девушку в лицо.

— Ну может быть для комментаторов это важно, но для зрителей и фанатов это не так важно, они хотят просто посмотреть хоккей, ждут каких-то драк, например. Меня часто спрашивают: «О, женский хоккей, а вы там деретесь?». Если говорю, что да, деремся, то говорят «мы придем на игру», если говорю, что не деремся, то отворачиваются и уходят. Вообще женские драки – это такое месиво, там все как-то без разбора дерутся.

— А ты почувствовала, что после показа на КХЛ ТВ твоя узнаваемость выросла?

— Да! Еще есть много мероприятий, которые организует «Динамо», после них много людей добавляет в друзья, например. Ну могу сказать, что есть люди, которые узнали обо мне из трансляций матчей по ТВ.

— А кто содержит женский хоккей в России: частные компании или государство?

— Думаю, что в большей степени государство. Если бы было большей частной инициативы, то было бы супер. Чтобы открывали команды в городах. Наверное, если кто-то будет этим заниматься, то это увеличит в конечном счете и узнаваемость, зрелищность женского хоккея.

— Вообще за океаном хоккеисткам часто приходится еще где-то работать, кроме игры за свой клуб.

— Я думаю, это не от нехватки денег, а просто их собственная инициатива.

— Не соглашусь, все-таки там вопрос именно обеспечения жизни.

— Вообще я сама подумывала о том, чтобы устроиться еще администратором в отель, было такое предложение. У меня иногда действительно бывают какие-то окна между выездами, когда я потренируюсь, даже дополнительно, но все равно остается время, когда мне не хочется просто сидеть дома. В любом случае у меня не вышло с этим вариантом работы, были свои причины. Я не искала в этом материальную выгоду, хотелось чем-то себя занять. Если за это платят – хорошо, все-таки мне кажется, что американки тоже на это идут, чтобы занять себя, а не из-за материальной выгоды.

— Но я читал о том, что дело именно в деньгах. То есть в России если ты играешь в ЖХЛ, у тебя нет необходимости еще где-то работать?

— Да. Хотя у кого-то зарплаты достаточно маленькие, но не всегда получается еще где-то работать. Бывают выезды, когда мы уезжаем в другой город на неделю, вот недавно три игры было таких, там тренируемся каждый день, кто-то еще дополнительно занимается. Но, наверное, можно найти возможность где-то еще подзаработать.

— А какой разброс зарплат в ЖХЛ?

— Я думаю, что от 20 тысяч рублей. Если у кого-то есть очень большие зарплаты, то они об этом не рассказывают.

— Ну сколько звездам команды могут платить в месяц?

— Ну думаю, 120 тысяч рублей оклада. Но еще есть бонусы, премии. Может быть, есть больше, но я не знаю. У нас в «Динамо», например, хорошие премиальные.

— А бывают ли у вас конфликты из-за разницы в зарплате?

— Нет, вообще если хочешь получать как кто-то другой, то играй лучше и получишь. Все зависит от твоего уровня игры. Понятно, что мы иногда догадываемся, кто сколько получает, но это не влияет на атмосферу в команде.

 

«Да, я вторая в лиге по штрафным минутам, но на самом деле я не играю грубо, это вышло случайно…»

—  Какой возраст считается пиковым для хоккеисток? Когда уже начинается спад?

— Думаю, что пик в 24-25 лет. Что касается спада, то тут все по-разному, все-таки мы отличаемся от мужчин, у них все более предсказуемо. Есть девушки, которые и в 40 играют, тогда как некоторые после 27-28 уже по сути заканчивают.

— А что касается беременности? Как она влияет?

— Да, некоторые девушки уходят в декрет, делают перерыв, потом возвращаются в хоккей.

— Что тренеры говорят по этому поводу?

— Мне кажется, они воспринимают это довольно спокойно. Например, капитан национальной сборной уходила в декрет, тренеры должны с пониманием к этому относиться. Рожать после 35?.. Наверное, это надо делать в более раннем возрасте.

— То есть в тех командах, где ты была, ты не встречалась с каким-то негативным отношением к декретам?

— Нет, все понимающе относятся. Ну понятно, что это не стоит делать перед Олимпиадой, если на тебя возлагают надежды. Можно как-то более удачно подобрать время.

— Какие у тебя планы на взрослую сборную? Рассчитываешь ли ты в будущем попасть на чемпионат мира, олимпиаду?

— Конечно! Вообще сейчас предолимпийский сезон, нужно будет постараться, может быть даже прыгнуть выше головы. У нас большая конкуренция, человек 40, которые претендуют на место в сборной.

— Следишь ли ты за хоккеем за океаном? За канадской лигой, женской НХЛ?

— Да, периодически смотрю нарезки, там и наши девушки играли. Например, Люда Белякова играла в НХЛ, следила за ее игрой.

— То есть ты сходу можешь назвать те команды, которые играют в женском НХЛ?

— Да, к тому же их там всего 4. Любопытно, что за океаном еще будет играть «Куньлунь» в этом году.

— Как в кулуарах воспринимается решение китаянок поехать играть туда, а не в ЖХЛ?

— Я думаю, что если есть деньги и возможности, то это нормально, все-таки за океаном уровень выше. Насколько я знаю, они подписали хороших игроков, например, финского вратаря Нору Ряти.

— Кстати, за какими командами в КХЛ ты следишь, на чьи матчи ходишь?

— Стараюсь посещать все матчи СКА, когда есть возможность, нам дают билеты от «Динамо». Мне нравится следить за противостояниями СКА – ЦСКА, СКА – «Металлург», СКА – «Динамо», СКА – «Ак Барс». За «Ак барсом» тоже слежу, я и раньше болела за него. Правда, сейчас стараюсь никого не выделять, а просто люблю смотреть красивый хоккей.

— Когда ты смотришь матчи мужских команд, подмечаешь ли ты какие-то игровые, тактические моменты?

— Вообще да, скажу больше, когда я играла с мальчиками, после этого было намного легче играть с девочками. Вообще у нас есть много разных запретов в контрактах, в том числе на игру с мужчинами, то есть если получить травму в такой игре, то клуб будет очень недоволен, хотя это и могло бы быть полезно для повышения уровня мастерства.

— Кстати, как ты смотрелась на фоне мальчиков, когда играла с ними, и как вообще девушки бы смотрелись в мужских командах? Ну, например, если лучшего бомбардира ЖХЛ Анну Шохину отправить в какой-нибудь клуб КХЛ? Эта тема актуально в связи с недавним сопоставлением в теннисе Серены Уильямс и топ-700 мужчин.

— Я играла в первом-втором звене, когда была в команде с мальчиками на два года младше, но с ровесниками было бы тяжело, вполне можно получить какую-то травму, если с тобой будут играть жестко, как с парнем. Что касается клубов КХЛ, то не думаю, что даже лучшие девушки будут иметь шанс закрепиться в команде. Например, если женские олимпийские сборные США или Канады выпустить против не самых топовых команд ВХЛ или против лучших команд МХЛ, то возможно, будет борьба, даже равная игра, но что касается КХЛ – без шансов. Думаю, в хоккее мужчины намного лучше, они быстрее думают, играют, более маневренные. Возможно, женский хоккей компенсирует это техникой владения клюшкой, комбинациями, у нас не все так быстро, но учитывая перечисленное выше, больше ничем особенным женский и мужской хоккей не отличаются. Разве что фактор силовой борьбы.

— Которая у вас запрещена, да?

— Да, любой силовой прием у нас идет как неправильная атака. То есть у нас дают две минуты за то, за что у мужчин бы не дали. У нас запрещены драки, но они бывают. У нас, у женщин, эмоции через край, иногда даже хуже, чем у мужчин.

— Ты сама участвовала в драках?

— Да, точно была драка в «Комете», еще была с мальчиками, когда играла с ними.

— Какие у тебя ощущения от драк?

— Вообще мне это не нравится, но когда надо, я могу. Ну если есть какая-то заварушка, я могу поучаствовать. Если на вратаря нападут, например. Сама стараюсь не провоцировать, не играть грязно, хотя моя статистика в этом сезоне и говорит об обратном. Но чисто случайно так получилось, в первый раз в жизни такое.

— Ну да, я смотрел статистику по прошлому сезону, такого не было (прим. Диана вторая в ЖХЛ по штрафным минутам в лиге в этом сезоне).

— Так вышло, что было 25 минут штрафа в одном матче… Вообще у нас женщины судьи не всегда адекватно судят, дают удаления. В этом моменте, когда мне дали 5+20, мы с напарницей ехали рядом, она ударяет игрока, а на лавку отправляют меня. Все видели это, кроме судьи, которая дала удаление мне. У меня эмоции через край, так как игра была важная с соперником, который в том году отобрал у нас бронзу («Бирюса»). В итоге я сказала судье…

— То есть номинально тебя удалили на две минуты, а остальное добавили за то, что ты сказала? Кстати, что ты сказала?

— Да, все верно. Я ей сказала «глаза открой», только в другом контексте. Потом пожалела, конечно, это было некрасиво, но эмоции сказались, не помню, как это сказала. Оскорбления не было. Вообще когда мне сломали ногу, не было за это никакого удаления хоккеистке, которая сделала это, даже двух минут не было. После этого одна судья из ЖХЛ отправила запрос судьям из КХЛ, чтобы они рассмотрели этот эпизод. Они сказали, что это 5+20 и до конца игры, плюс еще матч-штраф за такой удар коленом, учитывая, что я ушла с игры. Судьи в ЖХЛ же сказали, что это только 2 минуты, подножка. В итоге судья, которая работала на том матче, извинилась передо мной, сказала, что не увидела. Ну всякое бывает, хотя я не знаю, как там можно было не увидеть, был такой сильный удар, что нога сломалась потом.

— А тебе морально было бы легче, если бы той девушке дали удаление?

— У нас игра была через день, ей могли бы дать матч-штраф, так что…

— Кстати, а почему у вас только женщины судят?

— Не знаю почему… Ну если женская лига, то судят женщины. Вообще у нас раньше судили мужчины.

— То есть, как я понял, ты не считаешь, что только женщины должны судить женский хоккей?

— Нет, конечно. Мне кажется, что нельзя, чтобы женщины судили матчи мужчин, это да. А если нас будут судить мужчины, то они будут давать играть, потому что у нас сейчас даже если слегка переборщил, ничего страшного не сделал, то сразу две минуты. Так я могла за игру по 6 минут набрать.

— А за океаном тоже настолько все строго?

— Насколько я знаю, там даже как-то пытались разрешить силовую игру для женщин, вроде бы на чемпионате мира, но им не разрешили. Вообще у них там и драки пожестче, и силовые приемы.

— Наверное они это делают, чтобы было интереснее смотреть игры?

— Ну они еще покрупнее, не знаю, что они там кушают, мы вот больше них занимаемся в зале, но мы не такие. Занимаемся весь год в зале, но они все равно крупнее.

 

«Перед одним из матчей звали в комментаторскую будку на Матч ТВ, но ничего не получилось, так как они не смогли привезти нужное оборудование»

— Дай топ-3 своих любимых действующих хоккеистов и хоккеисток, не обязательно из КХЛ.

— Первый – Коннор Макдэвид. Он, конечно, уникум, я считаю, что это супер игрок. Мне нравится, как играет Коварж в «Металлурге». Еще, конечно, Дацюк, это не обсуждается. Наверное, он даже должен быть первым. Полностью согласна с его прозвищем, он действительно волшебник.

— А есть ли возможность у него лично попросить какие-то советы?

— Нет, нас никто не знакомит. Если бы был женский клуб от СКА, то, наверное, у нас были бы общие мероприятия. Но так как у нас все-таки другой клуб (хотя в то же время и почти один), просто смотрю за его игрой.

— Кстати, видел, что у тебя в инстаграме появлялся двукратный обладатель кубка Гагарина Алексей Бадюков, как с ним познакомились?

— Он сам написал, это было, когда они приезжали с Дмитрием Федоровым, с которым они на Матч ТВ работают комментаторами. Алексей сказал, что есть возможность перед игрой зайти в комментаторскую будку, пообсуждать игру. Но не вышло из-за накладки с перевозом оборудования. Получилось так, что они просто комментировали, после игры мы встретились, они задали пару вопросов про женский хоккей, ну и еще в инстаграме сделали пост о том, что да, есть женский хоккей, что есть «Динамо» Спб, «приходите на матчи». Еще Дмитрий Федоров комментировал наш матч по КХЛ ТВ.

— Про мужчин понятно, а на кого стоит обратить внимание из женщин?

— Американка Хилари Найт, она была MVP предпоследнего чемпионата мира. Еще есть канадка Паулин, она забросила две шайбы в финале олимпиады в Сочи, когда штаты выигрывали 2:1, в итоге она забила за минуту до конца матча и еще в овертайме, она суперски играет, конечно. Этих двух достаточно, даже третью называть не буду.

 

«У нас на тренировке в хоккее сложнее сделать 800 бросков, как это делал Кобе Брайант, но бросаю, пока не отвалятся руки»

— В ЖХЛ собираются ввести плей-офф, но я так понимаю, все равно будут три явных фаворита, которые будут играть в полуфинале, финале?

— Вообще да, ну может быть 4. Но сейчас вообще лига стала равнее, силы распределяются, девочки догоняют друг друга по уровню.

— Ну скорее всего «Торнадо» выиграет в следующем году?

— Посмотрим, все-таки мы тоже не просто так занимаемся хоккеем, у нас есть свои амбиции, цели. Нашему клубу 3-4 года, уже есть бронза этого сезона. Думаю, уже место меньше третьего не будет устраивать клуб. Да и с лидерами мы играем хорошо, обыгрывали по ходу сезона серебряного призера дважды, «Торнадо» по буллитам два раза уступили. 

— Я смотрел твою статистику за последние два сезона, виден прогресс. Чувствуешь ли ты, что в следующем сезоне статистика будет еще лучше? За счет чего вообще происходит прогресс?

— Думаю, да, по крайней мере это нужно сделать. Важным фактором является возраст, улучшается понимание игры, взрослый хоккей заставляет меняться. Большую роль играют предсезонные сборы, работа тренеров. Вообще у женщин же другой подход, не как у мужчин. Там можно обматерить, сказать «иди делай» и все нормально, у нас же слово скажешь – обидится, расплачется, такое бывает. Нужен психологический подход.

 — Какой ориентир ставишь по статистике?

— Вообще я за всем слежу, и за очками, голами, +/-. Причем у нас нет жесткого деления на тех, кто только пасы дает, кто забивает, а кто морды бьет. Вообще я бы хотела попасть в 5-7 лучших в лиге по статистике, так как год олимпийский, это повысит шансы попасть на олимпиаду.

— Как ты меняешь подготовку к сезону с возрастом?

— Больше дополнительно занимаюсь, как в зале, так и на льду, делая броски. Когда на предсезонных сборах 4 тренировки в день, все-таки заставляешь себя еще в 9-10 вечера пойти побросать.

— Так все девушки делают?

— Нет, не все. Да я и сама года 2 назад не делала так, как сейчас. Сейчас я серьезнее отношусь, конечно, от этого и зависит мой прогресс.

— Есть история про Кобе Брайанта и 800 заброшенных мячей, когда он не уходил из зала, пока этого не сделал, у тебя что-то подобное происходит?

— Ну у нас сложнее столько бросить, нам надо пойти бросить 20 шайб, потом самой собрать, но вообще пока руки не отвалятся, бросаешь. Думаю, это все добавляется в твою копилочку, поэтому даже если после тренировок тяжело, идешь и бросаешь, работаешь с клюшкой.

 

«Я сделала тату в 15 лет тайком от родителей, но сейчас свожу ее – это было ошибкой»

— Остается ли время на учебу, личную жизнь?

— Да, я учусь в РГУФКе, поступила в прошлом году.

— На кого там учишься?

— На тренера на кафедре хоккея. После хоккея, возможно, пойду на второе высшее. Мне, например, психология интересна.

— В чем проявляется твой интерес? Ты читаешь какие-то книги?

— Ну иногда бывает, да. Я вообще люблю читать книги, когда есть свободная минутка, делаю это.

— Сколько книг в месяц читаешь?

— В среднем одну, иногда две.

— А насколько это распространено среди хоккеисток, я имею в виду чтение? Есть стереотип, что спортсмены мало читают.

— Это заблуждение, на самом деле, может быть раньше так и было. Сейчас больше внимания спорту уделяется, больше интервью, никому не хочется быть косноязычным, это влияет на твой статус. Нужно уметь говорить нормально. Спортсмены, являющиеся медийными лицами, должны работать над собой.

 — Что читала из последнего?

— «Попугая с площади Ареццо» и «Розу Марена» Стивена Кинга, Кинг мне очень нравится.

— Как отражается на твоем характере то, что ты играешь в хоккей? Отличаются ли хоккеистки от других девушек?

— Да, думаю, хоккеистки отличаются. Дело не в женственности даже, мы более стрессоустойчивы, не плачем по пустякам, не разговариваем о глупостях всяких. Может быть, более закаленные. Привыкли всего добиваться своими силами, что помогает в жизни. Наш спорт не женский, достаточно жесткий, это тоже влияет. 

— А если бы ты не играла, была бы другой?

— Честно говоря, не задумывалась об этом. Ну, наверное, да, была бы обычной девушкой, больше витала в облаках. Была бы менее требовательной к себе.

— А ты бы могла посоветовать маленьким девочкам идти в хоккей?

— Да, конечно, мне кажется, это может быть полезно. Это интересный командный вид спорта, ложный стереотип, что хоккеистки – это мужеподобные девушки с короткой стрижкой с дубинками. У нас много очень красивых девочек, которые могли бы стать моделями, если не хоккей. Родители видят, что хоккей не делает девушку мужеподобной, в итоге приводят своих дочерей, к тому же это олимпийский вид спорта, значит, есть к чему стремиться, олимпиада для любого – это огромный шаг вперед.

— К тому же олимпиада важна с финансовой и медийной точки зрения?

— Да, плюс опыт игры на олимпиаде будет плюсом для тех девушек, которые захотят стать тренерами.

— А тебе насколько интересен хоккей с тактической точки зрения? Хотела бы в будущем стать тренером?

— Возможно, да. Учитывая, что я такой спокойный человек, я бы смогла быть тренером. Мне было бы интересно воспитать звезду, можно и маленьких мальчиков учить. Может быть, пригодится и интерес к психологии.

— У тебя тату, когда ее сделала и что значит?

Я сделала в 15 лет, вообще это была ошибка, сейчас свожу. Я сделала в Казани, когда была у бабушки, сделала тайком от родителей. Сейчас у меня мировоззрение поменялось, считаю, что не нужно ничего набивать. А значит текст тату «через тернии к звездам», сейчас мне эти слова уже не нравятся. Думаю, больше татуировок у меня не будет, ну надписей точно нет.

— Ты не жалеешь, что выбрала такой путь, а не какой-то другой?

— Нет, конечно, мне все нравится, все устраивает. Пока есть возможность этим заниматься, это приносит доход – почему нет? Я задумываюсь и о том, чем буду заниматься после хоккея, может быть, он мне поможет что-то найти, открыть свой бизнес.

— Ты сказала, что после хоккея, может быть, еще получишь образование, каким оно будет?

— После хоккея пойду либо на психологический, либо на юридический факультет, если будет возможность. Вообще в будущем мне хотелось бы иметь бизнес, например, салон красоты. В том же Подольске, где я живу, по-настоящему хороших салонов нет.

 

Интервью брал Курбанов Тимур (никнейм в инстаграме, твиттере, вк: kurbaninho).

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ