Три перехода в «Формуле-1» за один день – что изменилось?

Три перехода в «Формуле-1» за один день – что изменилось?

Как многоходовая трансферная комбинация повлияет на гонки. 

Сезон-2016 завершился в начале декабря церемонией награждения ФИА. В тот день мы горевали по ушедшему из автоспорта Фелипе Массе, поражались решению Нико Росберга отправиться вслед за ним и представляли, какой экшн развернется на рынке пилотов – о месте в «Мерседесе» (лучшей команде последних лет) мечтали почти все спортсмены. 

В то же время владелец маленького «Манора», лишившегося десятого места в Кубке конструкторов и призовых денег, грустно смотрел на уезжающих в закат несостоявшихся инвесторов. Болид был готов к производству, но денег не было. Финансовые проблемы отразились и на пилотах – молодой протеже «Мерседеса» Паскаль Верляйн, выступавший за худшую команду пелотона в 2016 году и упустивший шанс перейти в коллектив рангом выше, оказался на грани вылета из «Формулы-1». 

Действующим победителям сезона, «серебряным стрелам» из Штутгарта, предстояло решить несколько задач: найти достойную замену Росбергу, пристроить в какую-нибудь конюшню Верляйна и по возможности не поставить в неловкое положение ни одну из команд, затронутых предстоящими трансферами. Именно поэтому все объявления были сделаны в один день – после новогодних праздников и перед презентациями новых болидов. 

Боттас – в «Мерседесе» 

Руководство немецкой команды не успело толком подготовиться к уходу чемпиона мира – решение было принято Росбергом поздно, и все топовые пилоты к этому моменту, разумеется, оказались связанными контрактами с другими конюшнями. Поэтому нового напарника для Льюиса Хэмилтона босс «серебряных стрел» Тото Вольфф выбирал между Верляйном и финном Валттери Боттасом (чьим менеджером как раз и являлся Вольфф). 

«Мерседес» известен осторожным подходом к решению трансферных вопросов: за свою короткую новейшую историю команда еще ни разу не делала ставок на неопытных и нестабильных гонщиков, и именно поэтому мало кто ожидал перемен в линии поведения руководства. Так оно и вышло: в Штутгарте приняли консервативное решение, пригласив стабильного гонщика «Уильямса».

Пока такой выбор кажется комфортным для «трехлучевых», но опасным для самого пилота. Надежный и покладистый (особенно, в команде, где ему предоставили шанс жизни) Боттас идеально подходит на роль второго номера, который всегда будет на высоких местах, но не станет нервировать Хэмилтона неожиданными маневрами. 

При этом для самого Валттери наступает тяжелый психологический момент: его успехи начнут сравнивать с достижениями напарника (трехкратного чемпиона мира), а мелкие неудачи раздувать до невообразимых размеров. В подобной ситуации несколько лет назад оказался соотечественник Боттаса, Хейкки Ковалайнен, который за два года совместных выступлений с Льюисом затерялся в тени более талантливого партнера. 

При этом Валттери, в отличие от Хейкки, может и не получить второго шанса в топ-команде: в следующем году на трансферный рынок выйдут очень сильные гонщики, которые наверняка свяжутся с руководством «Мерседеса» и предложат свои услуги. 

Удобным для финна станет расклад, при котором «Мерседес» потеряет беспрекословное лидерство. В такой стрессовой ситуации хладнокровный новобранец  (привыкший к борьбе в середине пелотона) способен выступать надежнее и аккуратнее по сравнению со слишком эмоциональным и амбициозным Хэмилтоном. Как раз таким шансом три года назад в «Ред Булл» воспользовался Даниэль Риккардо – он опередил звездного напарника Себастьяна Феттеля, который не был готов к новым условиям.

Масса – в «Уильямсе» 

Гроув согласился отпустить Боттаса, но только когда «Мерседес» предложил достаточную скидку на моторы, переход элитного конструктора Падди Лоу был полностью улажен, а Фелипе Масса согласился еще на год отложить расставание с «Формулой-1». 

Состав «Уильямса» на сезон-2017 выглядит неожиданно ненадежным для такой сильной команды. Ветеран Масса последние три сезона проигрывал Боттасу, а чего ждать от 18-летнего Стролла в «Формуле-1» – пока совершенно непонятно. Компенсацией за туманные перспективы колоритного пилотского состава, в котором разница в возрасте гонщиков составляет 17,5 лет, будет солидная финансовая поддержка от отца Стролла, привилегии от «Мерседеса» в поставке движков и Падди Лоу на капитанском мостике. Ради таких утешительных призов можно потерпеть один переходный год в экспериментальном составе. 

От самого Массы в «Уильямсе» ждут немногого: один год бережного отношения к машине, качественной обратной связи и хотя бы какой-то стабильности в результатах. 

Верляйн – в «Заубере» 

Паскаль оказался заложником ситуации. С одной стороны, за него говорили набранный зачетный балл за «Манор», пять попаданий во второй сегмент квалификации и высокая скорость. Но с другой стороны, по паддоку ходили слухи об излишнем высокомерии и самомнении немца. 

К тому же напарник Эстебан Окон не только не выглядел хуже, но и перед новым сезоном оказался в более выгодной ситуации – на его счету чемпионский титул в «Формуле-3». Почему это важно? Потому что новые болиды «Ф-1» по характеристикам будут напоминать именно эти машины. В то время как современная техника ДТМ, на которой выступал Верляйн, не отличается таким же уровнем прижимной силы. Наконец, по ходу дебютного сезона в «Формуле-1» вызвала вопросы и скорость адаптации Верляйна к технике. Потому «Форс-Индия» предпочла Окона, а «Мерседес» – Боттаса. Паскалю оставалось принять тот кокпит, который ему предложат. 

Им и стал «Заубер». Не самая сильная в последнее время команда, которая будет выступать в сезоне-2017 на двигателях «Феррари» прошлогодней спецификации. Насколько хорошим может быть их темп и почему они не взяли второго рента-драйвера в пару к Маркусу Эрикссону? С первым вопросом все понятно, но что с последним? 

Ответ может быть связан с «Манором». Если аутсайдер все-таки исчезнет со стартовой решетки, то у «Мерседеса» появится свободный слот в списке клиентов на поставки двигателей (по правилам производитель может предоставлять моторы только четырем конюшням в пелотоне, и сейчас последним клиентом как раз является «Манор»). При этом у «Заубера» в запасе есть целый сезон, после которого можно окончательно решить – стоит ли переходить на силовые установки «серебряных стрел». 

Также стоит учесть заявление Тото Вольффа, который уверен, что в 2017 году «Заубер» станет сильнее. Может быть, кроме возможности поставки лучших двигателей в пелотоне швейцарцы получат и какие-то другие технические преференции от немецкой команды? 

А что с «Манором»? 

Попав под внешнее управление, команда максимально затихла. Тем не менее, накануне появилась полупризрачная весть о том, что британцы, возможно, нашли очередного инвестора — но никакой конкретики нет, а дедлайн, установленный для поиска финансирования — 20 января — все ближе. 

Но даже если «Манор» выживет, то без Верляйна, ставшего лидером команды в 2016 году, ей придется непросто. Сомнительно, что из возможных рента-драйверов будет найден хоть кто-то действительно талантливый. Поэтому, вероятно, в новом сезоне «Манор» вновь финиширует на последнем месте и столкнется с теми же проблемами через год. Звучит как один из последних гвоздей, приколачивающих крышку гроба.

Фото: twitter.com/mercedesamgf1; Gettyimages.ru/Charles Coates; Global Look Press/imago sportfotodienst

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ