Вольно, или добро пожаловать

Обернется ли бенефис Кудрина возвращением в правительство, чем разочаровало выступление Путина и почему последние 10 лет — «потерянное поколение» для России. Время подвести итоги ПМЭФ.

Пробки и вынесенные двери в туалет

Девять утра. На трассе перед «Экспофорумом» — гигантская пробка. Журналисты, изрядно волнуясь, достают свои гаджеты — дискуссии на полях Международного экономического форума уже начались.

«Серег, предупреди бригаду, что мы задерживаемся, тут какой-то ад!» — кричит по телефону мужчина с камерой, на которой изображен логотип НТВ.

Сотрудники полиции неспешно проверяют автомобили — осматривают багажники и днище машин с помощью специальных зеркал. Бейджи посетителей ПМЭФ верифицируют валидаторами.

Так начался первый день. По коридорам «Экспофорума» спешно передвигаются люди разного уровня значимости. Вот в сопровождении свиты журналистов буквально бежит бизнесмен Олег Дерипаска, в другом павильоне тщательно охраняется пресс-секретарем первый вице-премьер Игорь Шувалов. Они, в основном, отказываются общаться с журналистами.

Мероприятий на этом форуме было заметно больше, чем год назад: деловая программа увеличилась почти в два раза. И зачастую основные спикеры вроде того же Шувалова были вынуждены буквально бегом добираться из пункта А в пункт B. Иные — с одного интервью на другое. Информпартнеры соорудили большие стенды в павильоне, телеканалы транслировали главное экономическое событие России в прямом эфире.

К слову, о павильонах. В кулуарах шутили, что модным трендом стала зелень. Во всех смыслах этого слова. На стенде Ленобласти выдавали семена сосны, у «Уралкалия» был настоящий сад, в павильонах стояли искусственные ели, Петербург представил аналог газона. Поговаривали, что его вывезли с «Зенит-Арены» — специально для форума. Да, и еще зеленый «Сбербанк» со своими роботами.

На всей площадке «Экспофорума» стояли автоматы с водой и лимонадами, работали кафе и рестораны, особое внимание привлекал автомат с огромным запасом Skittles. Кормили тоже от души. Салат с осьминогами, телятина с картофелем, булгур с семгой, свежая клубника и черника, свежевыжатый сок, шарики фруктов… А в перерывах гостям наливали шампанское, премиум-водку, давали жареные креветки, тарталетки с икрой и бесчисленные сладости.

В общем, организаторы не поскупились на форум.

Но были все же и оплошности. Участники жаловались на неработающий интернет, в пресс-центре зачастую не было свободных мест (особенно во время выступления президента), а в первый день форума кто-то и вовсе вынес дверь в мужской туалет. Работники между собой обсуждали, что меры безопасности усилили настолько, что нельзя было пронести даже лекарства. «Моя коллега заболела, а не разрешают даже капли для носа взять», — жаловалась одна из женщин.

И, конечно же, главной темой стала погода. Все три дня в Петербурге дул жуткий ветер, а дождь однажды сменился снегом. Поэтому многие гости ПМЭФ курили на улице за минуту и буквально вбегали обратно.

Битва стратегий

На форуме одна дискуссия сменялась другой. Участники много говорили о цифровизации, высоких технологиях и стартапах. Председатель совета Центра стратегических разработок Алексей Кудрин назвал ПМЭФ «битвой стратегий». И действительно, обсуждение возможных сценариев экономического развития страны происходило на разных площадках форума. Фигура Кудрина же стала ключевой. Он выступал на нескольких пленарных заседаниях и даже как отдельный спикер. И, надо признать, к нему прислушивались.

Глава Сбербанка Герман Греф и вовсе заявил, что не видит альтернативы программе Кудрина: «Там есть целый ряд подходов, с которыми можно и нужно спорить. Но с точки зрения профессиональной, при всем уважении к авторам я не вижу никакой возможности прибегать к тем методам, которые предлагаются в программе Столыпинского клуба. Ее сложно назвать высокопрофессиональной. Или к программе, которая готовится группой авторов из академии наук».

Журналисты назвали форум не иначе как бенефисом Кудрина. Некоторые полагают, что он и вовсе должен в скором времени вернуться в правительство. Однако сам председатель совета ЦСР заявил «Росбалту», что делать этого не планирует.

О том, что ждать после мая 2018 года, и каким будет новый состав кабмина, говорили и на деловом завтраке «Сбербанка». Чиновники и экономисты рассуждали, какие нужны реформы и кто будет их проводить.

Глава комитета ГД по бюджету Андрей Макаров процитировал слова Виктора Черномырдина: «Те, кто нас переживут, нам еще позавидуют». По его мнению, обществу навязывают выбор между шизофреническими идеями о том, что наши проблемы можно залить деньгами, и «набором банальностей». Макаров эмоционально пытался убедить участников, что единственно верная программа — та, что разработали единороссы.

Большинство участников встречи признали, что России нужны структурные реформы. И если ректор московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов считает, что можно обойтись без реформ, то Кудрин с этим категорически не согласен. Средний темп экономического роста в России за период с 2008-го по 2017 год составил 1% в год, этот период — «потерянное десятилетие», указал он. И одна из причин такой ситуации — непроведение реформ. По его мнению, нужно одновременно начать проводить реформу госуправления и судебную. Призывал он увеличить расходы на образование и здравоохранение и говорил о важности приватизации.

Министр финансов Антон Силуанов посетовал, что «буйных мало» —  стране нужны люди, которые сами бы генерировали реформы, не ожидая команды сверху. Греф в ответ напомнил, что буйные — еще и умные, а учитывая масштабы коррупционных скандалов, люди боятся принимать решения, которые могут привести к ошибкам. Впрочем, Силуанов в ответ заметил, что коррупция и инициатива — это разное.

Макаров же считает, что для чиновников сейчас главное — хорошие отношения с правоохранительными органами. «Министр экономического развития никогда в жизни не будет отвечать ни за состояние экономики, ни за то, что он сделал, ни за то, что не сделал. Если, конечно, однажды ночью он не пойдет в «Роснефть», — намекнул депутат на задержание министра Алексея Улюкаева.

Кстати, с небольшим перевесом в голосовании о необходимости смены состава правительства на этом завтраке победили сторонники полного обновления — 55,6%. При этом 40,6% сошлись на том, что нужно частичное обновление. И лишь несколько процентов участников устраивает все, как есть.

Трудности перевода

Советник президента РФ Антон Кобяков сообщил, что ПМЭФ является «обкаткой» вариантов социально-экономического развития страны. Вот собрались эксперты, обменялись мнениями, заложили основы для будущих программных документов. А потом все эти идеи передадут президенту, а он уже решит, что со всем этим полетом мысли делать.

Загвоздка как раз в том, что в России все завязано на одного человека — Владимира Путина. И без его санкции размышления экспертов даже уровня Кудрина и Грефа не имеют никакого значения. А сам президент никаких эпохальных заявлений в ходе пленарного заседания не сделал. И в очередной раз показал, как относится в представителям бизнеса и политической элите.

«Вольно!», — сказал он, когда зашел в заполненный подскочившими с мест «випами» Зал конгрессов. В наушниках у иностранцев эта фраза прозвучала как Welcome («Добро пожаловать!»).

Но речь Путина прозвучала блекло. Он в очередной раз сообщил, что Россия находится на подъеме, а к 2019—2020 годам мы можем достигнуть опережающих темпов развития. Правда, президент много говорил о внедрении цифровых технологий. Недаром вице-премьер Игорь Шувалов сообщил, что Путин «заболел» цифровой экономикой и готов обсуждать эти темы до глубокой ночи. Похоже, скоро термины «блокчейн», «криптовалюта» и «биткоин» станут для Кремля обыденностью.

Сказал Путин и о поддержке инвесторов. И особо наказал гигантам вроде «Ростеха» и «Росатома» подключать к своей работе молодых инноваторов и стартаперов. Но на этом собственно экономические разговоры закончились.

Модератор пленарного заседания, американская журналистка Мегин Келли спрашивала у президента только о политике. Путин отвечал в своем типичном стиле, с шуточками и оборотами «на грани».

Можно сказать, целый час ушел на то, чтобы российский лидер в очередной раз объяснил Западу, насколько они неправы.

И в том, что касается Сирии, и по поводу санкций, а уж про историю с хакерами и вмешательством в американские выборы и говорить нечего. «Вот пристала, понимаешь», — с досадой сказал национальный лидер на очередной уточняющий вопрос. Мегин Келли с непривычки думала, что может добиться от Путина какой-то новой информации, подловить на чем-то. Но не тут-то было. Ответы про Крым, Украину, Асада и Трампа — конек российского президента.

В результате одной из главных новостей экономического форума стало сообщение с заголовком «Путин в шутку предложил обвинить Трампа в плохой погоде». Зал, и правда, смеялся и хлопал. После чиновники будут с гордостью рассказывать о том, как ролики с пленарки разошлись по Youtube. России есть, чем гордиться. 

Илья Давлятчин, Антонида Пашинина, Софья Мохова    

Источник: rosbalt.ru

Оставить ответ