Взятки, суды и угрозы. Как умирают теннисные турниры

IMG Shanghai Rolex Masters Ион Цириак Хауме Муньяр Mutua Madrid Open Monte-Carlo Rolex Masters Рафаэль Надаль German Open ATP Роджер Федерер

История смертельной битвы между турниром в Гамбурге и АТР.

На этой неделе в Гамбурге проходит грунтовый турнир категории АТР World Tour 500 (третьей по престижности после итогового турнира АТР и «Мастерсов»), на котором не играет ни один теннисист Топ-20 и всего два человека из Топ-30. Первым сеяным на нем стал 24-я ракетка мира Альберт Рамос-Винолас.

Начиная с 2009 года, в Гамбурге ни разу не выступало больше одного теннисиста Топ-10, и только однажды приехал теннисист Топ-5 (Роджер Федерер в 2013-м). Последние два сезона организаторам не удается привлечь ни одного игрока Топ-20.

Раньше эти соревнования были «Мастерсом» и регулярно собирали у себя элиту мужского тенниса – например, финал в 2007 и 2008 годах финал в Гамбурге разыгрывали Федерер и Надаль. Что пошло не так, и почему сейчас турнир, который существует с 1892 года, хромает на обе ноги?

Перестройка

В 2009-м АТР преобразовала систему организации тура. Во-первых, была скорректирована категоризация турниров. По-прежнему осталось пять категорий соревнований, но изменились названия и количество начисляемых очков. Самыми престижными остались турниры «Большого шлема», но на них увеличилось количество разыгрываемых очков. Чемпион стал получать не 1000, а 2000, финалист – не 600, а 1200, полуфиналист – не 450, а 720 и так далее.

Итоговый турнир из Tennis Masters Cup превратился в ATP World Tour Finals, и на нем все очки удвоились. Турниры третьей по престижности категории, ATP Masters Series, перевоплотились в ATP World Tour Masters 1000, и на них тоже стали разыгрывать больше очков. Четвертые по престижности International Series Gold стали ATP World Tour 500, а просто International Series – ATP World Tour 250. Число в конце названия категории указывает на то, сколько очков получает победитель.

Турниры последних двух категорий подверглись унификации. До 2009 года существовало два вида International Series Gold и четыре – International Series. Они отличались по объему призового фонда и количеству разыгрываемых очков. Теперь внутри категорий никаких вариаций не осталось.

Существует мнение, что новая система начисления очков сыграла на руку теннисной элите, и эту точку зрения можно понять. Даже по турнирам «Большого шлема» можно понять, что наибольшую выгоду извлекли те, кто доходят до финалов – их очки удвоились. У всех остальных они увеличились меньше, чем в два раза. На остальных турнирах все точно так же, причем у категорий АТР 500 и АТР 250 не удвоились даже очки победителя.

Корни новой системы

Совет директоров АТР проголосовал за проведение описанных реформ еще в 2007 году (тогда программа называлась Brave New World – как антиутопия Олдоса Хаксли, в заглавие которой вынесена строчка из Шекспира). Причиной стало исследование, которое показало, что АТР проигрывает другим видам спорта и формам развлечения конкуренцию за зрителя.

Анализ показал, что топ-игроки стали реже участвовать в самых престижных турнирах. В свою очередь, это подрывало их престиж, лишало телевизионщиков и зрителей самого ценного – решающих матчей между лучшими. АТР решила, что нужно укрепить крупнейшие турниры.

Отсюда и растет прогрессивная (или же регрессивная – кому как нравится) шкала увеличения рейтинговых очков. Задачей организации было не облегчение жизни второго эшелона, а создание четко очерченной элиты, которая будет конкурировать между собой на крупнейших площадках. Упрощение категоризации, в свою очередь, было проведено в интересах зрителей, чтобы названия были четкими и понятными.

Тут нужно немного сказать про историю «Мастерсов». Этот формат был создан в 1990 году и стал фундаментом, на котором строится АТР. Турниры «Большого шлема» проводятся под эгидой ITF, итоговый турнир проходит один раз в год, а «Мастерсы» – это девять самых престижных соревнований, которые призваны демонстрировать лучшее, что есть в мужском теннисе.

Стефан Эдберг после победы на «Мастерсе» в Индиан-Уэллсе в 1990 году

До того, как они появились, все турниры были более или менее равны. В привлечении игроков даже на самые престижные из них огромную роль играли не только призовые деньги и рейтинговые очки, но и подъемные, которые теннисистам платили организаторы. Концепция «Мастерсов» стала радикально новой. Участие в них было обязательным для всех, кто отбирается по рейтингу, соответственно, от подъемных их организаторы отказались. Но были повышены официальные призовые фонды, и, поскольку их всего девять, теннисисты имели возможность свободно зарабатывать в других местах. В принципе и игроки, и турниры остались довольны.

Начиная с 2009 года, требования к спортсменам стали жестче. Теннисисты обязаны играть не только «Мастерсы», но еще все «Большие шлемы», четыре турнира АТР 500 и два – АТР 250. В случае неисполнения обязательств предусматривается ряд санкций вплоть до отстранения от турниров. Для того, чтобы пропустить турнир, нужны причины, уважительность которых определяет комиссия АТР. Хотя, конечно, из правил есть исключения для ветеранов.

Судебные разборки

В рамках реформы календаря турнир в Гамбурге лишился статуса «Мастерса» и перешел в категорию 500. АТР указывало на целый комплекс причин: отсутствие инвестиций, слабую посещаемость, спад интереса к теннису в Германии и даже плохую погоду. 

Турнир в Гамбурге раньше проводился перед «Ролан Гаррос», но в итоге был перенесен на июль. Его место в календаре занял «Мастерс» в Мадриде, который в честь этого перешел с харда на грунт. А Мадрид, который раньше проводился осенью, в календаре заменил новый «Мастерс» – в Шанхае (где до 2009 года проводился итоговый турнир).

Естественно, хозяевам турнира в Гамбурге – федерациям тенниса Германии и Катара (которой принадлежит 25 процентов) – понижение статуса не понравилось. Они потеряли гарантированное участие топ-игроков, стали менее привлекательны для инвесторов и оказались в неудачной позиции в календаре. После «Уимблдона» топ-игроки уже готовятся к американскому харду и используют две-три недели грунтовых турниров для отдыха после напряженного лета, когда за три месяца проходят грунтовый и травяной сезоны, три «Мастерса» и два «Больших шлема».

Изначально предполагалось понизить и статус турнира в Монте-Карло, но это сделать не получилось. Утверждается, что на встрече игроков в Майами многие были очень недовольны таким решением, а кроме того, организаторы подали на АТР в суд. В итоге удалось достичь компромисса – турнир сохранил свой статус, но стал необязательным (он зачитывается как один из четырех необходимых АТР 500). Иск был отозван.

Пейзажи – одна из причин любви игроков к турниру в Монте-Карло

Организаторы турнира в Гамбурге тоже подали в суд. Федерации, проводящие соревнования, утверждали, что АТР создает условия для нечестной конкуренции и помогает «Мастерсам» монополизировать теннисный рынок. И то ли у Гамбурга не было поддержки игроков, то ли АТР не была готова уступать всем, дело в итоге дошло до рассмотрения.

Суд присяжных американского штата Делавэр постановил в пользу АТР (как и многие корпорации – например, 63% компаний Fortune 500 – АТР зарегистрирована в Делавэре, который славится мягким корпоративным законодательством). По мнению суда, федерациям не удалось доказать наличие конкуренции между турнирами и то, что АТР и все ее члены (то есть турниры) – не единый организм, в котором идет сотрудничество.

Федерации подали апелляцию, в которой в частности говорилось, что суд допустил ошибки, когда указывал присяжным, как надо рассматривать доказательства. Апелляция тоже была проиграна. Единственным плюсом стало то, что суд не заставил Гамбург компенсировать АТР издержки, которые составили 18 миллионов долларов.

Борьба АТР с турниром получилась довольно жесткой. Сейчас установился консенсус, что АТР в результате судебного процесса могла разориться, поскольку на кону стояло 77 миллионов долларов. Боб Брайан, тогда входивший в Совет игроков АТР, говорил: «Не думаю, что игроки осознают всю серьезность дела. Оно может нанести очень серьезный удар по АТР. Возможно, что АТР может разрушиться».

Во время процесса федерации утверждали, что АТР получила 29 миллионов долларов от Шанхая за повышение категории. Но это не было доказано. Не удалось доказать и то, что члены Совета директоров АТР, голосовавшие за принятие новой системы, действовали в личных интересах, а не в интересах членов АТР. Например, указывалось, что Чарльз Пассарел владел 24% турнира в Индиан-Уэллсе, так что принятие нового плана давало ему личную финансовую выгоду. Но суд с этим не согласился. (Апелляция по иску федераций против АТР рассматривалась в начале ноября-2009, а в декабре Пассарел и другие владельцы продали турнир миллиардеру Ларри Эллисону).

Кроме того, адвокаты утверждали, что АТР угрожала компании IMG. Представители гиганта спортивного маркетинга должны были выступать свидетелями, но АТР якобы сказала, что если это случится, то IMG потеряет очень-очень много денег. И в итоге компания запретила им давать показания. Представители АТР утверждали, что все это неправда.

Корт турнира в Шанхае

Самое главное, что АТР удалось показать, – это то, что руководство действовало в рамках устава организации, и план предусматривает меры, которые повышают конкуренцию тенниса с другими видами спорта и формами развлечения. Это признали даже представители турнира в Гамбурге. В рамках программы Brand New World «Мастерсы» и турниры АТР 500 обещали вложить в развитие примерно 864 миллиона долларов, чтобы сделать теннисный продукт более привлекательным. Кроме того, АТР начала предпринимать централизованные маркетинговые усилия и увеличила бюджет на это почти в два раза, доведя его до девяти миллионов долларов.

Итоги

Борьба была проиграна, и турнир в Гамбурге стал третьим «потерянным «Мастерсом» – после Стокгольма (1990-1994) и Штутгарта (1995-2001). Оба этих турнира не потеряли свой статус – они сами от него отказались. Интересен пример Штутгарта – после того, как Борис Беккер закончил карьеру, владелец турнира Ион Цириак почувствовал то, на что в дальнейшем будет ссылаться АТР – в Германии интерес к теннису падает. В итоге он вложился в турнир в Мадриде, который теперь и занимает место Гамбурга в календаре.

Сезон в АТР строится вокруг турниров «Большого шлема», и в нем есть «мертвые» периоды. Гамбург теперь попал в один из них – один «Шлем» только что прошел, до другого еще довольно долго. Покрытие тоже не самое своевременное – мало кто из топ-игроков поедет играть на грунте в преддверии хардового сезона.

На пять грунтовых турниров, которые проходят после «Уимблдона», в этом году не заявилось ни одного игрока Топ-10 и только четыре человека из Топ-20. (И это все равно лучше, чем ситуация с травяным турниром в Ньюпорте, на котором в числе восьми сеяных было три игрока, не входящих в Топ-100, а самым рейтинговым соперником чемпиона Джона Изнера стал 142-й номер рейтинга).

В такой ситуации турниры очень сильно зависят от личных отношений с игроками. Например, Гамбург в этом году пытался повторить успех сезона-2015 и убедить Рафаэля Надаля взять wild card. Два года назад испанец выступил в Германии, но немецкая пресса писала о том, что он потребовал дать приглашение своего соотечественнику – 683-й ракетке 18-летнему Хауме Муньяру, с которым он еще и играл в паре. Ради Муньяра организаторы забрали wild card у 109-й ракетки мира немца Седрика-Марселя Штебе.

В судебных документах по апелляционному процессу говорилось об уверенности АТР в том, что после понижения категории турнир в Гамбурге все равно может быть успешен. Есть все основания говорить, что АТР была неправа. Общая победа мужского тенниса стала поражением одного из старейших турниров в календаре.

Фото: Gettyimages.ru/Joern Pollex/Bongarts, Stuart Franklin/Bongarts, Kevin Lee, Clive Brunskil; stefanstennis.free.fr; Global Look Press/imago sportfotodienst

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ