Защищал цвета. Как стать топ-вратарем с ростом 168, но запомниться не этим

Защищал цвета. Как стать топ-вратарем с ростом 168, но запомниться не этим

История об очень ярком мексиканце.

180 – уже приговор, если даже в болтовне про Икера Касильяса и Игоря Акинфеева проскакивают слова про коротышек. Просто не дадут шанса. Да и давно таких нет. Когда же мы всерьез начинаем говорить о по-настоящему крутых вратарях 170 и ниже, то это сразу отбрасывает нас на столетие назад. И не только из-за уровня футбола.

Вспомните Уильяма «Толстяка» Фоулка, которого сейчас ставят лишь в издевательские подборки самых толстых игроков, а вот в английских газетах начала прошлого века его называли лучшим вратарем в истории. Секрет успеха во многом прост. Во-первых, с мощью, к которой лишь позже добавился совсем уж лишний вес, его нельзя было затолкать в ворота с мячом, что тогда было частью игры. Во-вторых, у него были фантастические 195 см роста при средних английских 166, что отлично видно по одноклубникам, которых он, кажется, мог брать одной рукой за головы и расшвыривать по полю. 

Вспомните Франтишека Планичку. «Пражский кот», игравший еще за Чехословакию и вошедший в историю тем, что не пропустил, доигрывая матч против Бразилии со сломанной рукой. Типичный голкипер довоенных чемпионатов мира, идущий в списке лучших вратарей столетия на 9-м месте. Сейчас бы не подпустили к воротам, но в тридцатые был в числе лучших со своими 172 см – люди просто-напросто были ниже. И это одна из причин того, что с таким ростом он среди Льва Яшина, Гордона Бэнкса, Петера Шмейхеля и остальных. Больше – никого.

Никого, кроме мексиканца Хорхе Кампоса, который смог тремя разными способами войти в историю, и все они удивительно мало пересекаются.

168 сантиметров

Если не вглядываться в предматчевую фотографию с игры Мексики против Южной Кореи, то кажется, что Кампос выше всех, но это обман – висит на партнерах, да еще и на мяче стоит. И вот его называют лучшим голкипером в истории, хоть эта история лишь одной страны – Мексикой практически вся его вратарская слава и ограничилась. 

Кампос закончил в 2004-м, но по-настоящему играл в девяностые, и тем, кто смотрит и будет смотреть футбол лишь XXI века, никогда не увидеть такого стиля, выработанного дошедшим до топ-уровня вратарем ниже Месси. Он не мог огранивать себя лишь правильным выбором позиции. Наоборот, его игра была перенасыщена чумовыми акробатическими прыжками, в которых он вытаскивал не только мертвые мячи, но и самые легкие удары. А как еще компенсировать недостаток роста, если не невероятной прыгучестью и реакцией?

При этом он еще и постоянно играл вне ворот, весь матч носясь, словно клоун по цирковой арене, за что тренер сборной Мексики более двадцати лет назад называл его стиль «игрой следующего века». И оказался прав. 

Статистику в 130 игр за сборную Мексики он набивал не только мусорными матчами. Он трижды призывался страной на чемпионаты мира играть против Христо Стоичкова, Роберто Баджо, Юргена Клинсманна, Денниса Бергкампа и всех-всех-всех остальных. В 1994-м весь мир увидел его слезы после серии пенальти с болгарами в 1/8, где он вытащил первый удар, но мексиканцы разбазарили преимущество, промазав аж три своих, и загубили громкий выход из группы смерти. Спустя четыре года во Франции он вылетел на этой же стадии после матча с немцами, пройдя без поражений групповой этап. В Южной Кореи и Японии в 36 лет уже сидел в запасе, но очень уж сильно из-за этого и недопройденных стадий плей-офф не расстраивался, ведь в другие годы сборная с ним дважды брала Золотой кубок КОНКАКАФ.

За все это он заслужил признание одним из лучших вратарей своего поколения, а если уж совсем официально, то занял 29-е место в голосовании за лучшего вратаря столетия по версии IFFHS, а в 1993-м получил от них же бронзовую перчатку, как третий вратарь мира. 

Круто для 168?

И в этом, наверное, самая неизвестная из причин признавать его, если не гениальным, то культовым точно. Но весь мир, смотря трансляции чемпионата мира, запомнил его совсем не по сэйвам.

Форма

Чемпионат мира 1994-го стал для Кампоса главным показом в жизни, когда он представил свою очередную коллекцию, выходя на каждый матч в новой психоделической форме, дизайн которой разрабатывал лично. Она висела на нем мешком, будучи на несколько размеров больше, да еще и была максимально кислотна в цветах, но не для того, что выплеснуть все это в глаза нападающим, пугая и ожидая эпилептических припадков. Нет, он давал футболу стиль.

«Люблю яркие цвета. Привык к ним в Акапулько, где родился и рос, научился кататься на серфинге. Это, если хотите, акапулькская мода. И у меня появилась мысль перенести ее на футбол. Когда выхожу нападающим, то приходится играть в цветах команды, но зато когда я играю в воротах, то простор для фантазии не ограничен», – объяснял он про творческий замысел и источник вдохновения.

Сейчас эту историю мгновенно бы подхватили в попытках заработать лишнего, но тогда у Кампоса доходило до конфликтов с руководством сборной, а зарабатывали лишь имитаторы, копии футболок которых можно увидеть на тысячах детских фотографий мексиканцев. А ему приходилось исполнять контракты со спонсорами, заставлявшими появляться и в той скучной форме, которую делали они. 

Даже в легендарном матче Зла против Добра с Роналдо, Мальдини, Фигу, Клюйвертом, Дэвидсом, Кантона выпустили лишь в строго черном.

Без сэйвов. Без цветов. На этих кадрах до подката взявшегося из ниоткуда Мальдини, он ближе всего к раскрытию третьей части.

Нападающий

Батистута, Роналдо, Ширер и Кампос. Хорхе не просто так попал в эту компанию – он тоже при малейшем шансе брал себе девятку на спину, он тоже настоящий форвард. 

Вся его карьера связана с Мексикой, но он дважды проделывал классический для мексиканца путь в Америку, где успевал отыграть короткий сезон за «Лос-Анджелес Гэлакси» и «Чикаго Файр», а в перерывах между чемпионатами играл еще и дома. И в безумие MLS девяностых он неплохо вписывался.

Матч всех звезд 1997-го: Восток против Запада, интервью прямо во время матча, Карлос Вальдерама со своей прической, вратарь в кепке, голевой триллер и, конечно, Кампос. Забил симпатягу, отбегав час в поле, и вернулся на ворота.

 

Да, шоу-матч. В обычных же любил просто выбегать из ворот и помогать в атаке.

Но лучший гол все равно забил в чемпионате Мексики за «Атланте», когда в концовке тренер выпустил другого вратаря вместо полевого игрока и отправил Кампоса в нападение. Бисиклета!

Более того, в начале карьеры в 1989-м он не захотел сидеть в клубе под вратарем сборной и уговорил тренера выпустить играть его в нападение. Итог: 22 гола в 52 матчах во всех турнирах. Но уже в следующие сезоны Кампос добился места основного вратаря, и роль форварда стала второстепенной. Впрочем, это не помешало ему в сумме забить аж 38 мячей, не исполняя штрафные и почти не пробивая пенальти, в отличие от других вратарей-бомбардиров.

Спустя более десяти лет после последнего матча уже не узнают так часто, как в девяностые, но культ вокруг него жив. И ему нравится, как дети, никогда не видевшие его на поле, с интересом смотрят на старые видео нарезок игры с названиями типа «чокнутый мексиканский вратарь Хорхе Кампос», докручивая еще один просмотр к тем десяткам миллионов, что уже есть: «Им плевать, играл я хорошо или плохо, но это невероятное чувство! Приятно, когда они видят веселье, которое можно получить от футбола». И хоть он чуть жалеет, что не удалось отметиться голом за главную команду Мексики, но самое важное в футболе для него было в другом: «Я хотел бы, чтобы люди помнили меня за игру в национальной сборной. За то, как защищал цвета Мексики. Для меня это самый важный момент. Помню матчи на «Ацтека», когда весь стадион скандировал: «Мексика! Мексика!». Это невероятно!»

Фото: Gettyimages.ru/Michael Kunkel/Bongarts (1); REUTERS (3); Gettyimages.ru/Stephen Dunn (4), Mike Powell/Allsport (5), Stephen Dunn/Allsport (6), Marcus Brandt/Bongarts (7)

Источник: http://www.sports.ru/

Оставить ответ